Polozhenie_na_sorevnovanie_1

« ПОГОДЖЕНО »

України »

С.С

р.

 

 

 

 

 

 

Положення

.

:

та спорту;

.

:

вул. Космодромна 7

:

облдержадміністрації.

.

4. Учасники змагань:

До участі допускаються спортсмени зі спортивних клубів та секцій, федерацій змішаних одноборств, які мають відповідну підготовку, дозвіл лікаря та документ, який підтверджує особу та рік народження спортсмена.

.

:

15 квітня

команд

семінар.

вікових категоріях: до 6 років, 7-8, 9-10, 11-12, 13-14 років.

до 6 років, 7-8, 9-10, 11-12, 13-14 років).

00 — Перерва;

у вікових категоріях 15-16, 17-18, 19 і старші.

 

:

Чоловіки

юнаки

90 кг.

 

за додатковим узгодженням.

:

.

:

.

:

0 грн.

10. Заявки

року за телефонами:

Степанович;

Михайлович

ru

.

Оргкомітет

УВАГА!!!

років заборонені задушливі прийоми та удари у партері.

років дозволені всі технічні дії.

 

 

 

 

 

Polozhenie_o_festivale_inostannykh_yazykov_2017

ПОЛОЖЕНИЕ

о проведении городского фестиваля

иностранных языков «Мир без границ»,

посвященный году городов – побратимов в г. Улан-Удэ.

 

Общие положения:

26 апреля отмечается Всемирный день породненных городов. У них есть еще одно интересное название – города-побратимы. Это два города из разных государств, между которыми сложились долгосрочные дружественные связи. Связи устанавливаются для того, чтобы жители породненных городов могли общаться, обмениваться опытом, знакомиться с историей и культурным наследием друг друга. Улан-Удэ породнен с 20 городами, среди которых как российские, так и города дальнего зарубежья.

Настоящее положение о городском фестивале иностранных языков «Мир без границ» определяет порядок организации и проведения фестиваля, его организационное и методическое сопровождение, порядок определения победителей и призеров.

Основные цели и задачи:

Целями фестиваля являются:

— повышение мотивации изучения иностранных языков;

— укрепление традиций многоязычия в мире;

— приобретение знаний о городах-побратимах из разных государств, между которыми сложились долгосрочные дружественные связи;

— развитие социокультурной компетенции учащихся.

Задачи фестиваля:

— расширить, закрепить и систематизировать языковые знания и навыки;

— мотивировать учащихся к приобретению новых знаний по предмету «Иностранный язык», поиску и дальнейшему использованию информации;

— развивать креативное мышление учащихся,  навыки самостоятельной и творческой работы;

— стимулировать потребность в использовании иностранного языка в различных ситуациях;

— расширить общий и страноведческий кругозор учащихся.

III. Участники конкурса:

В фестивале принимают участие ученики 3-11 классов общеобразовательных школ г. Улан-Удэ, изучающие иностранные языки.

. Учредители конкурса:

Комитет по образованию Администрации г. Улан-Удэ;

МКУ «Центр мониторинга и развития образования» Комитета по образованию.

. Организационно-методическое обеспечение:

Для организационно-методического обеспечения проведения городского фестиваля создается оргкомитет.

Оргкомитет:

— осуществляет общее руководство подготовкой и проведения фестиваля;

— формирует списки участников;

— утверждает итоговые документы конкурса.

. Члены жюри:

Состав жюри формируется из числа работников Комитета по образованию, преподавателей БГУ, учителей иностранных языков высшей категории, методистов ЦМРО которые:

— определяют критерии оценивания конкурсов;

— осуществляют оценивание конкурсов;

— определяют победителей;

— анализируют и обобщают итоги фестиваля.

. Порядок организации и проведения фестиваля:

Учащиеся могут принять участие в различных конкурсах на английском, немецком, французском, китайском языках, проводимых в рамках фестиваля:

 

15 апреля 2017г, в 11.00, в МАОУ СОШ №4 «День французского и китайского языков»:

 

сценическое воплощениеобрядов, традиций, народных сказок и легенд.

театрализация на французском, китайском языках; сюжетные танцы, фольклорное песенное творчество, декламация стихов.

 

Критерии оценивания:

— сценарный замысел;

— интересное и оригинальное сопровождение;

— оригинальность, зрелищность.

— уровень владения иностранным языком;

 

Выступление: 5-7 минут

 

2.Страноведческая командная квест игра:

 

Соревнование проводится среди команд из 5 участников.

Требования: название команды, приветствие, девиз, единая форма или знаки отличия (будет дополнительно оцениваться).

 

Критерии оценивания:

-приветствие. Уровень владения иностранным языком участников конкурса (произношение, интонация, темп речи, отсутствие ошибок).

— страноведческие знания о стране, изучаемого языка;

— коммуникативная компетенция участников игры

-конкурс капитанов.

 

3. Конкурса видеороликов

на иностранном языке «Дружба городов — побратимов» Конкурс проходит в 2 этапа: заочный и очный.

.

12 апреля жюри отсматривает все ролики и выбирает 10 лучших на французском и китайском языках. 15 апреля школы, чьи ролики выбрали, представляют свои презентации и ролики в МАОУ СОШ №4, где и будет определен победитель. В командах на презентации должно быть не более 8 учеников.

 

Требования к видеороликам:

— Длительность не более 5 минут, объем не более 50 Мгб.

4

Видео, превышающие требуемый объем, приниматься не будут.

Критерии отбора видеороликов:

Глубина раскрытия темы

Оригинальность (новизна идеи)

Информативность

Качество видеосъемки

 

 

22 апреля 2017г., в 11.00. в МАОУ СОШ №57 «День немецкого языка»:

 

сценическое воплощениеобрядов, традиций, народных сказок и легенд.

театрализация на немецком языке; сюжетные танцы, фольклорное песенное творчество, декламация стихов.

 

Критерии оценивания:

— сценарный замысел;

— исполнительская культура;

— уровень владения иностранным языком;

— оригинальность, зрелищность.

 

Страноведческая квест игра:

Соревнование проводится среди команд из 5 участников.

Требования: название команды, приветствие, девиз, единая форма или знаки отличия (будет дополнительно оцениваться).

 

Критерии оценивания:

-приветствие. Уровень владения иностранным языком участников конкурса (произношение, интонация, темп речи, отсутствие ошибок);

-коллективная работа;

-конкурс капитанов;

-коммуникативная компетенция.

 

3. Конкурса видеороликов

на иностранном языке «Дружба городов — побратимов» Конкурс проходит в 2 этапа: заочный и очный.

.

17 апреля жюри отсматривает все ролики и выбирает 10 лучших на немецком языке. 22 апреля школы, чьи ролики выбрали, представляют свои презентации и ролики в МАОУ СОШ №57, где и будет определен победитель. В командах на презентации должно быть не более 8 учеников.

 

Требования к видеороликам:

— Длительность не более 5 минут, объем не более 50 Мгб.

4

Видео, превышающие требуемый объем, приниматься не будут.

Критерии отбора видеороликов:

глубина раскрытия темы

оригинальность (новизна идеи)

информативность

качество видеосъемки

 

 

29 апреля, в 11.00, в МАОУ СОШ №47 «День английского языка»

 

сценическое воплощениеобрядов, традиций, народных сказок и легенд.

; сюжетные танцы, фольклорное песенное творчество, декламация стихов.

 

Критерии оценивания:

— сценарный замысел;

— исполнительская культура;

— уровень владения иностранным языком;

— оригинальность, зрелищность

 

:

Соревнование проводится среди команд из 5 участников.

Требования: название команды, приветствие, единая форма или знаки отличия. (будет дополнительно оцениваться)

 

Критерии оценивания:

-приветствие. Уровень владения иностранным языком участников конкурса (произношение, интонация, темп речи, отсутствие ошибок).

— коллективная работа.

— конкурс капитанов.

— коммуникативная компетенция.

 

3. Конкурс видеороликов на иностранном языке «Дружба городов — побратимов» Конкурс проходит в 2 этапа: заочный и очный.

.

24 апреля жюри отсматривает все ролики и выбирает 10 лучших на английском языке. 29 апреля школы, чьи ролики выбрали, представляют свои презентации и ролики в МАОУ СОШ №47, где и будет определен победитель. В командах на презентации должно быть не более 8 учеников.

 

Требования к видеороликам:

— Длительность не более 5 минут, объем не более 50 Мгб.

4

Видео, превышающие требуемый объем, приниматься не будут.

Критерии отбора видеороликов:

глубина раскрытия темы

оригинальность (новизна идеи)

информативность

качество видеосъемки

 

 

. Подведение итогов фестиваля и награждение победителей и призеров

проходит в день проведения конкурсов.

— Победители и призеры награждаются дипломами по номинациям:

английский, немецкий, французский, китайский языки.

— Учащиеся, принявшие активное участие в работе фестиваля, получают сертификаты.

 

— Заявки принимаются до 10.04. 2017 г. на электронную почту:

ru

 

Форма заявки на участие в фестивале:

ОО

Электронный адрес, телефон

ФИО учеников, принимающих участие в конкурсе

Класс

Название конкурса

 

 

 

 

 

 

 

Polozhenie_chempionat_2017

 

 

Утверждаю:

начальника Управления по развитию физической культуры, спорта и туризма Администрации города Екатеринбурга

 

М.С.Липский

 

Утверждаю:

Директор МБОУ ДО СДЮСШОР горных видов спорта

 

С.Е.Синицын

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Положение

 

»

)

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Глава 1. Общие положения

 

.

в муниципальном образовании «город Екатеринбург».

Задачами проведения Соревнования являются:

1) пропаганда физической культуры и спорта среди жителей муниципального образования «город Екатеринбург»;

;

3) пропаганда здорового образа жизни;

Положение является официальным вызовом на Соревнование.

».

:00 ч.

+7  9221049375

аключения при на Соревнование.

 

 

 

 

Глава 2. Права и обязанности организаторов

 

(далее – Организатор).

.

Управление обязано:

1) обеспечить общее руководство организацией проведения Соревнования;

;

;

.

8. Организатор обязан:

с установленными правилами и нормами;

при проведении спортивных соревнований.

том числе:

обеспечить медицинский допуск к соревнованиям участников Соревнований;

обеспечить взаимодействие медицинских организаций, участвующих в оказании скорой, в том числе скорой специализированной, первичной медико-санитарной специализированной медицинской помощи.

Организатором назначается главный врач соревнований или ответственный медицинский работник соревнований. На главного врача соревнования возлагается ответственность за соблюдение норм Приказа Министерства здравоохранения РФ от 1 марта 2016 г. № 134н «О Порядке организации оказания медицинской помощи лицам, занимающимся физической культурой и спортом (в том числе при подготовке и проведении физкультурных мероприятий и спортивных мероприятий), включая порядок медицинского осмотра лиц, желающих пройти спортивную подготовку, заниматься физической культурой и спортом в организациях и (или) выполнить нормативы испытаний (тестов) Всероссийского физкультурно-спортивного комплекса «Готов к труду и обороне».

Организатор несет ответственность за проведение проверки предоставленных участниками медицинских заключений о допуске к участию в соревнованиях. Организатор несет ответственность за допуск участников к участию в Соревновании.

правил обеспечения безопасности при проведении официальных спортивных соревнований;

предусмотренные законодательством, кроме обязанностей, отнесенных к обязанностям Управления.

причиненный участникам Соревнования и третьим лицам.

итоги.

.

 

Обеспечение безопасности участников и зрителей Соревнования

 

спортивного сооружения и соответствия его всем установленным требованиям возлагается на Организатора.

оревнования обязаны:

ь запрещенных в спорте процедур;

;

;

;

соблюдать настоящее Положение и требования организаторов данного мероприятия.

.

 

Глава 4. Требования к участникам Соревнования и условия их допуска

 

без ограничения возраста.

 

Глава 5. Заявка на участие

 

ля 2017 года.

.

К заявке прилагаются следующие документы:

;

договора о страховании;

;

документ, удостоверяющий спортивную квалификацию спортсмена (разрядная книжка).

   

и награждение

 

.

.

 

7. Условия финансирования

 

, несет Организатор.

.

 

 

 

Polozhenie_Chempionat_Kazani

ГОРОДА КАЗАНЬ ПО ФРИРОУПУ

Ассоциации Студенческих Спортивных Клубов по Республике Татарстан.

1. Что такое Фрироуп:

™ и другая информация о нём представлена на сайте freerope.org.

2. Цели и задачи:

;

;

;

— укрепление дружеских связей между участниками соревнований.

3. Сроки и место проведения:

___________________________

Программа соревнований:

16 апреля 2017 года

30 – регистрация участников;

0 – торжественное открытие Чемпионата;

инструктаж участников по технике безопасности;

старт индивидуальной гонки по спортивному классу (1-я попытка);

– перерыв, заседание судейской коллегии;

00 – старт индивидуальной гонки по спортивному классу (2-я попытка);

30 – перерыв, заседание судейской коллегии;

0 – старт командной гонки;

30 – подведение итогов, торжественное закрытие Чемпионата и награждение победителей;

достигшие совершеннолетнего возраста;

Для всех участников соревнований обязательно наличие:

* командной (Приложение №2) или индивидуальной заявки (Приложение №3),

* спортивной формы (с длинными рукавами и штанами),

* перчаток для каждого участника (можно обычные х/б садовые),

* спортивной обуви без шипов,

5.1 Командная гонка:

девушки. У команды должно быть заполненная командная заявка на участие (Приложение №2).

5.2 Личная дистанция:

Для участия в личной дистанции необходимо заполнить Приложение №3, если данный участник не участвует в составе одной из команд, в командной гонке, в заявке на которую, он уже указал, что участвует в личной дистанции.

6. Определение победителей и награждение:

командной гонке.

-х попыток.

зачете награждаются отдельно.

7. Ответственность участников и представителей команд:

. Они несут полную ответственность за поведение участников своей команды.

Приложение №1

Фрироупу

ЛИЧНОЕ ПЕРВЕНСТВО

;

— Старт участников определяется жеребьевкой;

— На прохождение дистанции участникам предоставляются 2 попытки, зачет по лучшей попытке;

— Участник, коснувшийся земли или запрещенных поверхностей – снимается с дистанции с формулировкой «срыв»;

КОМАНДНАЯ ГОНКА

;

;

;

;

– разрешено.

 

Приложение №2

АЯВКА НА УЧАСТИЕ В СОРЕВНОВАНИЯХ

п

Ф.И.О

Год рождения

.

 

 

 

2.

 

 

 

3.

 

 

 

4.

 

 

 

 

,

Конт. телефон представителя команды: _______________________________.

 

 

 

Приложение №3

ЗАЯВКА НА УЧАСТИЕ В СОРЕВНОВАНИЯХ

 

п

Ф.И.О

 

 

 

 

______________________________________________________.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Podpisnoy_list

ПОДПИСНОЙ ЛИСТ

 

 

______

            (Ф.И.О., адрес делегата)

Делегатом на отчетно-выборную конференцию жителей территориального общественного самоуправления «Территориальная община «Кошелев-проект»

 

Фамилия, имя, отчество

Дата рождения

Адрес места жительства

Дата подписания

1.

 

 

 

 

2.

 

 

 

 

3.

 

 

 

 

4.

 

 

 

 

5.

 

 

 

 

6.

 

 

 

 

7.

 

 

 

 

8.

 

 

 

 

9.

 

 

 

 

10.

 

 

 

 

11.

 

 

 

 

12.

 

 

 

 

13.

 

 

 

 

14.

 

 

 

 

15.

 

 

 

 

16.

 

 

 

 

17.

 

 

 

 

18.

 

 

 

 

19.

 

 

 

 

20.

 

 

 

 

21.

 

 

 

 

22.

 

 

 

 

23.

 

 

 

 

24.

 

 

 

 

25.

 

 

 

 

26.

 

 

 

 

27.

 

 

 

 

28.

 

 

 

 

29.

 

 

 

 

30.

 

 

 

 

31.

 

 

 

 

32.

 

 

 

 

33.

 

 

 

 

34.

 

 

 

 

35.

 

 

 

 

36.

 

 

 

 

37.

 

 

 

 

38.

 

 

 

 

39.

 

 

 

 

40.

 

 

 

 

41.

 

 

 

 

42.

 

 

 

 

43.

 

 

 

 

44.

 

 

 

 

45.

 

 

 

 

46.

 

 

 

 

47.

 

 

 

 

48.

 

 

 

 

49.

 

 

 

 

50.

 

 

 

 

 

 

Подписной лист удостоверяю_______________________________________________

                  (фамилия, имя, отчество, дата

________________________________________________________________________

   рождения, место жительства собиравшего подписи)

________________________________________________________________________

            (подпись, дата)

Уполномоченный инициативной группы_____________________________________

                        (фамилия, имя, отчество,

________________________________________________________________________

   дата рождения, место жительства уполномоченного инициативной группы)

(Подпись и дата)

Pismo_klubam

«Федерация любительской хоккейной лиги Магнитогорска»

ru

. Челябинск

40703810585200000010

 

 

 

 

 

ФЛХЛ – против грязи на льду!

Уважаемые коллеги!

 

Убедительно просим Вас ознакомиться с данным информационным письмом, а также донести его содержание до хоккеистов Ваших команд. Только вместе, только объединив усилия, мы сможем исключить совершенно вопиющие и никак не связанные со спортом инциденты, никоим образом не украшающие, а только вредящие репутации нашей лиги и ее участников.

В последнее время в матчах ФЛХЛ участились случаи неспортивного поведения игроков. Так, в матче между «Альянсом» и «Steel предпринял попытку намеренного нанесения травмы игроку команды-соперника. Естественно, последовал симметричный и не менее грубый ответ. В итоге участники конфликта получили на двоих 11 матчей дисквалификации.

ФЛХЛ напоминает, что основные цели работы нашей лиги, – пропаганда здорового образа жизни, популяризация хоккея и максимальное вовлечение игроков и болельщиков в этот прекрасный вид спорта. Драки, намеренная грубость и хамство – совершенно не красят игроков ФЛХЛ, которые являются примером в глазах любителей хоккей, в том числе и детей, которые также посещают матчи.

Помимо этого, любая намеренная агрессия, проявленная на льду, жёстко карается КДК лиги в строгом соответствии с положениями Регламента ФЛХЛ. В том числе, с применением денежных штрафов.

рукопожатие и так далее). Хоккей – это прежде всего, уважение к сопернику, арбитрам, зрителям и той лиге, в которой выступает команда.

помещении.

опозорил не только свою команду, но и весь хоккей города Сибай. Он получил пожизненную бессрочную дисквалификацию, вместе с ним большие дисквалификации были выписаны еще ряду игроков команды «Горняк».

Таким образом, раз за разом недостойное поведение, эмоциональные выходки, отдельных хоккеистов для его команды заканчиваются потерей уважения к клубу со стороны других коллективов ФЛХЛ, бременем штрафов и проблемами с дальнейшим комплектованием состава. Дебоширам не место в лиге, и они останутся без хоккея, – это принципиальная позиция ФЛХЛ. И об этом должен помнить каждый хоккеист.

Обращаясь к каждому участнику нашей лиги, мы просим, в первую очередь, не давать эмоциями преобладать над разумом, сохранять лицо и не забывать о спортивных принципах «феир-плей». Мы – за честный хоккей, против – грубости и агрессии.

Надеемся на ваше понимание и адекватные выводы.

Руководство ФЛХЛ

 

 

+7 (950)7481010

[email protected]

pismo_20_12 (1)

Региональным кураторам (ИП)

В дополнение к письму от 14.12.2016 г.

по форме:

п

Ф.и.о. полностью (по паспорту)

Год выпуска

Специальность

Направление/ профиль

 

 

2015/16

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2016/17

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2. Достигнута окончательная договоренность с Казанским институтом финансов, экономики и информатики (КИФЭИ) о выпуске студентов, изъявивших желание получить диплом государственного образца.

Специальности: — менеджмент организации;

, анализ и аудит)

и практика (КИФЭИ).

Направления: — менеджмент;

, анализ и аудит).

и практика (КИФЭИ).

Оплата – 15000 руб.

пастой собственноручно, дата и специальность (направление) не заполняется.

com

Письменные документы направлять в ИСГЗ, кабинет 2.6.

(ИЭУП) и Московский финансово-промышленный университет «Синергия» по направлениям «Юриспруденция», «ГМУ», «Прикладная информатика», Лингвистика», «Психология». Уточненная информация будет сообщена дополнительно.

4. Исходя из существующих законодательных норм, после прохождения аккредитации, институт предоставит возможность всем выпускникам на основе переаттестации получить диплом государственного образца без дополнительной оплаты.

 

Управление непрерывного образования (т. 292 08 21)

 

Paskhalnye_kulichi_dlya_diety_Dyukan

Пасхальные куличи для диеты Дюкан

:

Когда кулич будет готов, отделить белки от желтков, взбить белки и залить ими сверху кулич, поставить кулич в духовку на нескольку минут, чтобы глазурь схватилась, в это время из оставшихся двух желтков, сухого молока и какао приготовить шоколадную смесь. Когда глазурь застынет, обмазать бока кулича приготовленной смесью и поставить на несколько часов в холодильник.

 

, смешанной с молоком, но можно сделать из сгущенного молока по ДД.

 

Для крема: взбейте белок в густую пену, добавив щепотку соли и сахарозаменитель. Украсьте пасху взбитым белком.

белок

поднимае

 

 

В порядке исключения в праздничные дни для украшения кулича можно использовать небольшое количество кондитерской присыпки (содержит сахар) или 2 измельченные большие желейные конфеты без сахара с разными вкусами

кулич

потребуется:

л СОМ,

на ваш вкус)))))))))))

 

 

и

 

Part 1 – Sunset

(wip)

 

Part 1 – Sunset

 

darkest corner of my soul

I was rooting in a silence

Slowly fading, losing control

 

I’ve been waiting for a sign to return

been falling apart

Yet we have nothing to learn

In all daydreams, horrors i’ve seen you

deepest of my sorrows

Where all roads were crossing at you

room behind a curtain of night

the truth

 

ve seen you stumbling backwards

And losing your faith

As if any glimpse of comfort

fiery eyes

your wandering soul

And your pointless run

And illusive goal

Who are you

What are you doing ?

Is it time to ask

s this road going ?

 

Part 2 – Midday

 

Thick smoke, white dust 

It this city streets

We were breathing rust

Hide yourself in a poisoned mask

Have you ever wondered why

Under these dying stars ?

 

This sweet disease

As your hardware

Has been just burnt to crisp

And since your rotting body 

Nowhere to be found 

Why don’t you join our army

Buried in unholy ground 

 

Electrocute your mind

A part of you just died inside 

And now it’s growing into your nightmare

 

In you perfect dream

Just to die and rise again

It’s a bloody game

Of hide and seek 

Between your reason 

And desire for fame

 

It’s an evolution, son, 

it’s a brand new day 

It’s a part of you, 

Oh, a madmen game 

And it’s spreading fast, oh, 

A freedom rush

shiny streets 

of our lust 

shiny streets 

We were breathing rust 

shiny streets 

Made of our dust 

 

Oh, what a sweet sensation 

Crawling straight 

Inside your paralyzed mind 

Corrupting and decaying us

Revealing your insides 

When you’re your own watchdog

Among the deadmen eyes

find 

For our deceased mankind

 

put some wires in my brain 

Add new level of digital pain

I want it new, i want it fast

An instant rush in spinal vein

 

You’ve just created your own

And made us praying to a ghost in a shell

A part of me was dead inside

And now it’s growing into your nightmare 

 

Madness is relatival 

As you can see it nowadays 

Fear is our devourment 

A sweet infection of our race 

Digital magnificence

It’s being pumped into your brain

 

It’s meaningless to me

We’ve made ourselves a new religion 

Worshipping our sins

build new home

And forged empires from our wraiths

Madness is relatival, 

But still remains in our faith

 

It’s spreading like a parasite

Right through your lovely skin 

We’re feeding on our own blood

deadly grin

Intoxication in our eyes 

Consuming our crimes

Deceiving the reality 

We trade ourselves for paradise

 

Part 3 – Afternoon

 

Even chemical reactions

They were left to decay

No truth and no lies 

 

At our slightest will

No evil, no disguise

one to hear your pray

What have we done, 

Creating army of undead

And trapping our lives

yet perfect hell

 

away

And we’ll destroy ourselves

Just to live one more day

Evasive and illusive

right here at your back

We are an army of ignorance

We are aliens

To ourselves

We fabricate our demons

We hide our horrors

In our dreams

e are rotting in paradise

We longed to live within

 

Faceless images of war 

Far from our mindless sorrow

Where is your gun,

Ballistic vest

Behind the bullet — proof despair

Your hide your mask,

Another face,

stare

 

Who are you ?

Where are you going ?

What do you want ?

Where is your starting point ?

Are you living in your grave ?

your brain ?

Are you ready for the end ?

 

t run

And you can’t stop

pressure drops

die

And your brain stops

 

You have eternity, yet have no destiny

shadow of dimension unknown 

deceased soul 

of your fallen throne

 

The abyss of your mind

Will pass you right through the void

Reflecting your desire and fear

Just let it fill

Your paralysed heart

And then darkness will be your seer

 

Part 4 – Midnight

 

gone mad in a screeching nightmare

As our flags were dead

We were picking our faces

a cleansing fire

ur doubts and regrets

 

With a leering smile,

treacherous eyes,

With so many criers

We were claiming our prize

 

jackets of lead

in blood

And still willing to take it

plan

 

finally see

That there will be no savior

And forgotten instead

 

Empty inside

With no mouth to scream

xalting our madness

We were building machines

 

Praise. Your. God.

Perfect. Human. Being.

Brave. New. World.

Made for you and me

Rise and shine

Child of a grave

Rise and shine

Born again

 

Declaring true freedom of our desires

drowning like worried fire…

 

 

5 – New dawn

 

taken from the pack

But there won’t be no lies,

…………………………………………

 

osnovy stroitelnogo dela

»

, 5В073000 «Производство строительных материалов, изделий и конструкций»

.

, СТР-14 (3 жед)

Шакешев Б.Т., Мажитов Е.Б.

 

Раздел. тема

 

Вопрос

Уровень сложности

(правильный)

B

C

D

1

Как называется наземное строение, имеющее внутреннее пространство, предназначенное для определенного вида человеческой деятельности и отдыха?

1

 

Здание

 

Помещение

 

Сооружение

 

Цех

 

1

трудовых процессов и отдых людей?

1

Основной задачей здания

Дополнительной задачей

Косвенной задачей

Прямой задачей

1

что не относится к зданиям?

1

Инженерными сооружениями

Сооружением

Объектами

Фермами

1

Какие здания предназначены для обеспечения бытовых потребностей и общественной деятельности людей?

1

Гражданские

Промышленные

Сельскохозяйственные

Административные

1

Какие здания предназначены для ведения производственной деятельности?

1

Промышленные

Общественные

Многоэтажные

Коммунальные

1

Какие здания предназначены для различных отраслей сельскохозяйственного производства?

1

Сельскохозяйственные

Административные

Малоэтажные

Жилые

1

ые?

1

Функциональному

Конструктивному

Комплексному

Самонесущему

1

По функциональному назначению конструкции зданий можно подразделить на сколько групп?

1

2

5

1

6

1

Назовите две основные группы конструкций зданий

1

Несущие и ограждающие

Самонесущие и несущие

Ограждающие и конструктивные

Разделяющие и не разделяющие

1

Какие конструкции служат для защиты помещений от атмосферных воздействий, способствующих сохранению температурно-влажностных и акустических режимов?

1

Ограждающие

Не ограждающие

Конструктивные

Несущие

1

ниже уровня земли?

1

Фундаментом

Основанием

Ригелем

Балкой

2

Как называется плоскость, которой фундамент опирается на грунт?

1

Подошвой фундамента

Сваей

Приемкой

Слоем грунта

2

Что называется расположением, отмеренным по вертикали от поверхности земли до подошвы фундамента?

1

Глубина заложения фундамента

Подземным слоем грунта

Массивом основания

Высота заложения грунта

2

Как называют основной массив фундамента?

1

елом

Подошвой

Основанием

Слоем

2

Как называют умеренную часть фундамента?

1

Подушкой фундамента

Основанием фундамента

Слоем грунта

Изоляционной подушкой

2

Чем являются элементы ограждающие помещение?

2

Стенками

Подвалами

Этажами

Чердаками

2

внешнего пространства?

2

Наружная

Внутренняя

Межкомнатная

Коридорная

2

Как называется стена, ограждающая помещения от других помещений?

2

Внутренняя

Внешняя

Чердачная

Подвальная

2

Какие стены являются опирающимися на фундаменты и воспринимающие кроме собственного веса опирающихся на них других конструкций?

2

Несущие

Самонесущие

Внутренние

Наружные

2

Стены, опирающиеся на фундаменты, но несущие нагрузку только от собственного веса на всю высоту стены называют?

2

Самонесущими

Воспринимающими нагрузку

Несущими нагрузку

Самостоятельные

2

элемент здания, предназначенный для передачи нагрузки от перекрытий на фундаменты, называется?

2

Колонной

Сваей

Оболочкой грунта

Фундаментом

2

Конструкции, разделяющие внутреннее пространства здания на этажи?

2

Перекрытиями

Ограждениями

Стенами

Перегородками

2

Конструкция, защищающая здание сверху от атмосферных осадков, солнечных лучей и ветра называют?

2

Крышей

Кровлей

Чердаком

Дверью

2

Что образует крыша вместе с чердачным перекрытием?

2

Покрытие здания

Крышу

Подвал

Цокольный этаж

2

называют?

2

Чердаком

Этажом

Дымоходом

Аварийным выходом

Аварийной лестницей

3

Конструкцию, объединяющую функции чердачного перекрытия и крыши называют?

2

Бесчердачным покрытием

Крышей

Подвалом

Приемкой

3

Что служит для сообщения между этажами?

2

Лестницы

Лифт

Решетки металлические

Канатные веревки

3

Что служат для сообщения между смежными помещениями и наружным пространством?

2

Двери

Фонари

Окна

Входные двери

3

Что предназначены для естественного освещения и проветривания (вентиляции) помещений?

2

Окна

Балкон

Лоджия

Приемки

3

покрытии для освещения и проветривания помещений, называются?

2

Фонарями

Прожекторами

Лампами

Окнами

1

) называют?

2

Шагом колонн

Пролетом

Максимальным расстоянием между осями

Интервалом колонн

1

Большее перпендикулярное к шагу (обычно в поперечном направлении) называют?

2

Пролетом

Расстоянием

Шагом

Размером

1

Что применяют в тех зданиях, где необходимы сравнительно небольшие одинаковые по площади помещения

2

Ячейковую схему

Последовательную схему

Перпендикулярную схему

Параллельную схему

1

состоящих из одного помещения на этаже применяют какую схему?

2

Зальную

Горизонтальную

Вертикальную

ную

1

Что определяется совокупностью требований долговечности?

2

Капитальность здания

Долговечность здания

Гарантийный срок службы

устойчивость зданий

1

Что является объемно- планировочным решением?

2

Пролет, шаг, высота этажа

Высота этажа

Пролет

Шаг

2

Расположением помещений с двух сторон коридора называется, какая схема?

2

Коридорная планировочная схема

Анфиладная планировочная схема

Центрическая планировочная схема

Секционная планировочная схема

2

Как называется схема, предусматривающая непосредственную связь смежных помещений расположенных последовательно одно за другим?

2

Анфиладная планировочная схема

Зальная схема

Комбинированная схема

Ячейковая схема

2

меньшей площади?

2

Центрическая планировочная схема

Ячейковая схема

Планировочная схема

Коридорная схема

1

Как называется схема, включающая ряд повторяющихся и изолированных друг от друга частей, секций?

2

Секционная планировочная схема

Смешанная схема

Одноячейковая схема

Многоярусная схема

1

Какая схема основана на сочетании ячейковой и зальной схемы?

2

Комбинированная схема

Зальная

Ярусная

Двухуровневая схема

2

процессе?

2

5

2

3

8

2

Сколько групп выделяют в здания взаимно связанных частей и элементов, дополняющих друг друга?

2

3

2

4

5

2

Воздействия при котором обеспечивается нормальная эксплуатация здании и сооружении называют?

3

Нормативной нагрузкой

Расчетной нагрузкой

Воспринимающей нагрузку

Полезная нагрузка

2

На какие две группы делятся гражданские здания?

3

Жилые и общественные

Административное и гражданское

Общественные и индивидуальные

Жилые и административные

2

Как называют расстояние между координационными осями стен или отдельных колонн?

3

Пролетом здания в плане

Общей площадью здания

Общая площадь гражданского здания

Координационные оси

3

координационными осями скальных несущих элементов в направлении перпендикулярном пролетом?

3

плане

здания

Высотой этажа

площадь

3

пола вышерасположенного этажа здания расположенного, в верхних этажах и одноэтажных зданиях до верхней отметки чердачного перекрытия?

3

Высота этажа

Площадь антресолей

Площадь переходов

Площадь балконов

3

Многоярусная пространственная система, состоящая из колонн и между этажных перекрытий, называется какой тип здания

3

каркасным

базовым

основной

дополнительный

3

Массив грунта расположенного под фундаментом и воспринимающего ее на основание называют?

3

основанием

Подошвой грунта

Слоем грунта

Ярусом грунта

2

воспринимающий нагрузку от надземных его частей и передающей ее на основание называют?

3

фундаментом

грунтом

Каркасом фундамента

Основанием фундамента

5

Нижняя плоскость здания соприкасающейся с основанием называют?

3

Подошвой фундамента

основанием

Глубиной заложение фундамента

эркером

2

Глубина заложенного под внутренние стены и колонн должна быть не менее

3

0,5м

0,1м

0,25м

0,65м

5

окнами ниже уровня земли?

3

приямки

окна

ригели

проемы

6

Вертикальные, конструктивные элементы здания, отделяющие от внешней среды называют?

3

стенами

проемами

перекрытиями

простенками

5

Какой стандартный размер имеет кирпич?

3

120х65х250

110х50х200

200х60х190

180х40х190

6

Нижняя часть, стены, расположенная непосредственно под фундаментом

3

Цоколь

эркер

кирпич

фундамент

6

Как называется открытое с одной стороны помещение на фасаде здания?

3

лоджия

Балкон

мансарда

терраса

5

окон?

3

проемы

перекрытия

Фасад здания

приемки

 

между проемами?

3

простенок

ригели

фронтоном

основанием

5

Остекленный выступ в наружной стене здания называется?

3

Эркером

Ригелем

Стеной

Перекрытием

7

Треугольная стена, закрывающая пространство чердака при двускатной крыше называют?

3

Фронтоном

Приямки

Лоджией

Покрытием

7

Горизонтальная несущий элемент прямоугольного или таврового сечения называют?

3

Ригелем

Анкером

Капером

Наголовником

7

Как называется горизонтальный элемент здания разделяющий внутреннее пространство на этажи и воспринимающие нагрузки?

3

Перекрытием

Стальной обоймой

Армированной стеной

Перемычкой

7

Какой размер толщины имеет безбалочные перекрытия?

3

100 мм

7

Как называются углубление между балками?

3

Кессонами

Приямками

Вальмами

Ребрами

7

Какой стандартный размер имеет щитовой паркет?

3

400*400

300*350

300*300

450*400

7

Какой размер толщины имеют полы из керамических решеток?

3

10-13мм

7

Вертикальные ограждения, разделяющие смежные помещения, называются?

3

Перегородками

Цоколем

Покрытием

Перекрытием

8

?

3

Наружные и внутренние

Внутреннее

Наружные

Промежуточные

8

Доля жилых зданий площадь окон должна соответствовать?

3

1/8 … 1/5 площади пола помещения

1\6 … 1\5 площади пола помещения

1\3 …1\4 площади пола помещения

1\5 … 1\8 площади пола помещения

8

Стандартные расстояние между стеклами окон равна?

3

35мм

8

Окна, заполняющие большие поверхности, а также светопрозрачные стены называют?

3

Витражами

Вальмами

Ребрами

Скатами

8

Подвижное ограждение в проеме стены или перегородки называют?

3

Дверями

Решетками

Рамами

Лифтом

8

Стандартный размер высоты дверей равен?

3

8

вертикальной связи помещений находящихся на разных уровнях?

3

Лестницами

Лифтами

Эскалаторами

Тамбур

8

Лестницы по назначению различаются?

3

Сановные, вспомогательные, входные

Входные, вспомогательный

Вспомогательные, основные

Основные, сановные

8

Как называются движущаяся лестница?

3

Эскалаторами

Лифтом

Спуском

Скатом

8

Конструктивный элемент, ограждающий здание сверху, называется?

3

Крышей

Кровлей

Покрытием

Щипцом

8

ограждающая часть крыши называется?

3

Кровлей

Перемычкой

Отмосткой

Цоколем

8

Наклонная плоскость крыши называется?

3

Скатами

Карнизами

Пояском

Сандриком

8

земли?

3

Щипец

Плитой перекрытием

Продольным покрытием

По пересеченным несущим покрытием

8

Как называют верхнюю часть ската?

3

спуск

Ребро

Фахверк

Панель

8

Треугольная форма ската называется?

3

Вальма

Крыша

Чердак

Кладка

8

Расстояние по фронту наружных стен зданий между осями поперечных прогонов или ригелей называют?

3

Планировочный шаг

Поперечный шаг

Вертикальный шаг

Горизонтальный шаг

9

Какие нормы регламентирует некоторые условия и правила проектирования и строительства объектов, наиболее характерные для данного региона?

3

Территориальные строительные нормы

Строительные нормы

Территориальные нормы

Государственные нормы

9

основе чего?

3

Единой модульной системы

Общей модульной системы

Компьютерной модульной системы

Традиционной модульной системы

9

Какие бывают виды рабочих операций?

3

Механизированные, немеханизированные

Комплексные, не комплексные

Основные, неосновные

Специализированные, неспециализированные

9

Расстояние, отмеренное по вертикали от поверхности земли до подошвы фундамента называют?

4

Глубиной заложения фундамента

Подошвой фундамента

Толщиной грунта

Глубиной залегания фундамента

9

Плотность, которой фундамент опирается на грунт называется?

4

Подошвой фундамента

Основание фундамента

Толщиной оснований

Глубиной грунта

9

Часть уровня, расположенная ниже уровня земли называется?

4

фундамент

основание

стена

перекрытие

9

Какие конструкции служат для защиты помещении от атмосферных воздействии?

4

Ограждающие конструкции

Дополнительные конструкции

Армированные конструкции

Гладкие конструкции

 

Какие здания предназначены для ведения разнообразной производственной деятельности?

4

промышленные

административные

Жилые помещения

Хозяйственные

9

Пересечение скатов образующий выступающий угол называют?

3

Ребром

Утепляющим пролетом

парапетом

перемычкой

9

Какие промышленные здания предназначены для обслуживания водопроводов и канализации?

4

сантехнические

технические

промышленные

административные

9

Какая степень долговечности присуща строениями способным простоять 100лет?

4

первая

третья

вторая

четвертая

9

Назовите количество классов огнестойкости?

4

4

1

3

2

10

Здание с повышенными требованиями по капитальности относятся к какому классу?

4

1

3

5

6

10

Железобетонный каркас по сравнению позволяет экономит до …

4

50-60% стали

20-30% стали

55-60% стали

58-63%стали

10

Железобетонные фундаменты промышленных зданий выполняют стаканного типа в двух разновидностях

3

Монолитные и сборные

Сборные и целые

Частичные и целые

Параллельные и перпендикулярные

10

Вертикальные и несущие элементы железобетонного каркаса это?

4

колонны

сваи

анкеры

стойки

10

Как по другому называется каркас стен?

4

фахверк

стойка

фундамент

кессон

10

Из чего состоит фахверк?

4

Из стоек и ригелей

Из ригелей

Из колонн

Из свай

10

Какие балки предназначены для опирания кирпичных и мелкоблочных стен перепада высот пролетов?

4

Обвязочные железобетонные балки

Железобетонные балки

Бетонные балки

Деревянные балки

10

Какие балки применяются в однопролетных зданиях?

4

Односкатные

многоскатные

Единичные балки

Мелкоразмерные балки

10

Какие балки предназначены для зданий со скатной кровлей?

4

двускатные

трехскатные

односкатные

скатные

10

Какие балки имеют прямоугольное сечение и отверстиями для пропуска труб, электрокабелей?

4

решеточные

сплошные

конструктивные

пересекающиеся

10

применяются балки

4

Параллельными поясами

Вертикальными поясами

Горизонтальными поясами

Диагональными поясами

10

(масляных красок, битумных лаков)повышается

4

ами

ом

здания

грунта

10

Оголовок, стержень (ствол) башмак(база) является составными частями чего ?

4

колонны

фундамента

Каркаса здания

Основания грунта

10

Чем соединяются металлические колонны с фундаментом?

4

Анкерными болтами

Болтами прочности

Брусковыми перемычками

перемычками

10

Как называют каркас у которого сжаты и изгибаемые элементы выполнены из различного материала?

4

Смешанный каркас

Самонесущий каркас

Несущий каркас

Ненесущий каркас

10

элементами покрытия из …?

4

металла

пластика

пластмассы

каучука

10

Какие стены передают свой вес на колонны каркаса?

4

Несущие (навесные)

несущие

ограждающие

неограждающие

Дополнительные

11

Несущий настил, пароизоляция и теплоизоляция могут входить в … части покрытия

4

Ограждающие

Загороженные

Угловые

11

и ограждающие функции, называется?

4

Пространственные

Плоскостные

Вертикальная

11

Если устраивают желоба и водосточные трубы, то наружный водоотвод воды с кровли называют?

4

Организованным

Неорганизованным

Комплексным

11

Если вода с кровли стекает на землю, то наружный водоотвод воды называют?

4

Неорганизованным

Карнизы

Желобным

11

Как называют надстройки над проймами в покрытиях?

4

Фонарь

Приемки

Бра

11

Фонари с остекленными не открывающимися переплетами для естественного освещения называют?

4

Световые

Ночные

Светоаэрационные

11

Фонари для вентиляции цветов с избытками тепла, выделением пыли, дыма, газа

4

Аэрационные

(без переплетов)

Переплетные

аэрационные

11

Ветровые панели (на концах открываемой ленты переплетов) защищают помещение от чего?

4

Косого дождя

Снега

Ливня

11

Металлические канаты и тросы, расположенные в одной или двух поверхностях, являющиеся основным несущим элементом висячих покрытий называют?

4

Вантами

Желобами

Стояками

Водосточными трубами

11

Чем обеспечивается устойчивость стропильных балок и ферм?

4

Горизонтально-крестовыми связями

Горизонтальными связями

Вертикальными связями

11

изготавливаемые из полимеров это?

4

синтетических материалов

полимерных материалов

пластмассовых материалов

11

Какие полы различают на брусчатые, из клинкера, торцовые, плиточным металлическим

4

Полы из штучных материалов

Полы из штучного паркета

Паркетные полы

11

Какие полы подразделяют на бетонные, мозаичные, цементные, асфальтобетонные, ксилолитовые?

4

Полы со сплошным покрытием

Щитовые

Паркетные полы

11

Какие полы состоят из каустического магнезита, раствора хлористого магния, древесных опилок, песка и пигмента?

4

Ксилолитовые

Пластичные

Наливные

11

По противопожарным соображениям длина фонарей ограничена до …

4

84 см

80 см

75 см

11

Какими свойствами обладают железобетонные конструкции покрытия?

4

Огнестойкость, долговечность

цаемость и влагоустойчивость

Растрескиваемость и экономичность

11

Назовите основные виды строительно-монтажных работ

4

Основные, вспомогательные, транспортные

Дополнительные, вспомогательные, транспортные

Неполные, комплексные, автоматизированные

11

Группа из нескольких рабочих одной специальности, но разной квалификации называется?

4

Звеном

Бригадой

Компанией

11

Расчленение процессов и разделение труда между отдельными рабочими исполнителями называется?

4

Важнейшим принципом звеньевой организации труда строительных работ

Основной принцип звеньевой организации

Дополнительный принцип звеньевой организации

12

объединяющие рабочих различных профессий, необходимых для выполнения определенного комплекса работ?

4

Комплексные

Единичные

Основные

Механизация при которой все работы выполняются автоматически под контролем рабочего, называется?

4

Автоматизация

Механизация

Коллективизация

12

Часть объекта, на которой установленное время бригадой или несколькими бригадами выполняется определенный вид работ, называется?

4

Захватка

Организация

Фронт

12

организации работник, каких?

4

работ

Монтажных работ

Нулевого цикла работ

12

В какие из перечисленных работ входит разработка котлованов и траншей?

4

Работы нулевого цикла

Работы подготовительного цикла

Работы вспомогательного цикла

 

Виды механизации бывают?

4

Неполная, комплексная автоматизация

Комплексная автоматизация

Неполная автоматизация

12

Совокупность технически связанных между собой работ, которые можно выполнять по одной захватке одновременно, называют?

4

Циклом работ

Ритмом работ

Продолжительностью работ

12

Продолжительность выполнения одного цикла на одной захватке, называют?

4

Ритмом потока

Завершением работ

Допуском к работе

143

12

может быть поднята краном при условии сохранения устойчивости и прочности его конструкции,?

4

стью

остью

прочностью

12

Часть сооружения по высоте, которую возводить с одного рабочего места, называется?

3

Ярус

Этаж

Уровень

12

Виды бригад бывают?

4

Специализированные, комплексные

Комплексные, типовые

Планировочные, индивидуальные

Типовые, ведомственные

12

Какая бригада состоит из рабочих одной профессии, выполняющие один вид работ?

3

Специализированная

Эксплуатационная

Исполнительная

Первичная

13

Устройство фундаментов, кладка стен, монтаж сборных конструкции относятся?

3

К основным строительным работам

К дополнительным строительным работам

К вспомогательным строительным работам

К параллельным строительным работам

13

Конструкции и детали, имеющие наиболее рациональное решение и предназначенные для многократного применения, называют?

3

Типовые

Гостовские

Сертификатные

Контрольные

13

Приведение многообразных видов типовых конструкций и деталей к небольшому числу определенных типов, называется?

3

Унификация

Инвентаризация

Индустриализация

Систематизация

13

Разница в отметках чистых полов двух смежных этажей это?

3

Высота этажа

Ширина этажа

Глубина этажа

Длина этажа

13

Как называется проект, предназначенный для многократного использование?

3

Типовой

Индивидуальный

Стандартный

По Госту

13

Основные официальные документы, используемые при проектировании и строительстве, называются?

3

Строительные нормы

Госты

Руководствующие документы

Рабочие программы

13

Проектировщики, строители эксплуатационники отдельных министерств и ведомств руководствуются чем?

3

Ведомственными нормами

Эксплуатационными нормами

Территориальные нормы

Строительные нормы

13

Основными документами для проектирования здания из унифицированных конструкций и деталей для их изготовления на заводах являются?

3

Каталоги

Журналы

Газеты

Статьи

13

элементы?

3

и стандартами, ГОСТ

Приказами

Проектами

Гостехнадзором

13

Какая часть производственных фондов непосредственно участвует в производстве продукции производственного назначения, сохраняет свою натуральную первоначальную форму?

3

Активная

Пассивная

Основная

Дополнительная

13

Какая часть производственных фондов непосредственно не участвует в положении продукции, но создает для этого условия?

3

Пассивная

Активная

Основная

Косвенная

13

средства и предметы труда, которые участвуют в производственном процессе, производства и составляют единую экономическую категорию?

3

Производственная

Основная

Вещественная

Предметная

13

Участвуют лишь в одном производственным цикле и их расходуют целиком на образование готового продукта, при этом их стоимость полностью переносится на стоимость производимой строительной продукции

3

Вещественная оборотная

Производственная

Активная

Оборотное

14

зданий и сооружений определяют?

3

Первоначальную стоимость

Начальную стоимость

Первую стоимость

Исходящую стоимость

14

Стоимость, устанавливаемая условиями контракта или соглашения по договоренности между подрядчиком и заказчиком, называется?

2

Договорная цена

Первоначальная стоимость

Остаточная стоимость

Восстановленная стоимость

13

Стоимость основных фондов, выраженная в ценах года их предполагаемого воспроизводства или переоценки, называется?

2

Восстановительная стоимость

Инвентаризационная стоимость

Договорная цена

Предметная цена

12

Стоимость оцениваемого объекта с учетом амортизационных отчислений, называется?

2

Остаточная стоимость

Восстановительная стоимость

Первоначальная стоимость

Основная стоимость

14

Остаточная стоимость оцениваемого объекта текущих ценах с учетом стоимостного выражения его физического износа и динамики роста цен на строительную продукцию, работы и услуги

2

Инвентаризационная стоимость

Остаточная стоимость

Восстановительная стоимость

Дополнительная стоимость

14

Определяют по фактическим затратам инвестора на возведения зданий и сооружений

2

Первоначальная стоимость

Инвентаризационная стоимость

Договорная цена

Остаточная стоимость

13

налогообложения и расположенных на территории представительного органа местного самоуправления, устанавливающего ставки по данному налогу

2

Суммарная инвентаризационная стоимость

Суммарная первоначальная стоимость

Суммарная договорная цена

оптовая

12

использование

2

Инвестор

Лицензия

Заказчик-застройщик

Подрядчик

13

Юридическое лицо зарегистрированным в установленном порядке и осуществляющим свою деятельность на основание договора с инвестором является

2

Заказчик-застройщик

Инвестор

Лицензия

Документ

13

Подтверждение соответствия проводят только в случаях, установленных соответствующим техническим регламентом и исключительно на требование технического регламента

2

Обязательное

Добровольное

Необязательное

Несоответствующие должности

12

которых могут привести к тяжелым экономическим, социальным и экологическим последствиям?

2

Повышенный уровень

Пониженный уровень

Нормальный уровень

Средний уровень

14

Ответственности следует принимать для зданий и сооружений массового строительства по данному виду

2

Нормальный уровень

Повышенный уровень

Пониженный уровень

Соответствующий требованиям уровень

14

Ответственности следует принимать для сооружении сезонного или вспомогательного назначения по данному виду

2

Пониженный уровень

Нормальный уровень

Повышенный уровень

Высший уровень

 

природы это?

7

Физический износ

Моральный износ первой формы

Моральный износ

Моральный износ второй формы

14

Обесценивание из завода в эксплуатации современных и эффективных основных фондов того же назначения и зависит в основном от научно-технического прогресса промышленности и строительстве это?

7

Моральный износ

Физический износ

Моральный износ второй формы

Материальный износ

14

Снижение стоимости здания в процессе эксплуатации по сравнению с его стоимости период строительства это?

7

Моральный износ первой формы

Моральный износ

Физический износ

Средний износ

14

объемно-планировочным, санитарно-гигиеническим, конструктивным и другим требованиям это?

7

Моральный износ второй формы

ей формы

Моральный износ первой формы

Моральный износ

12

Что включает технический надзор за объектами основных фондов в целях современного выявления необходимости принятиям мер, обеспечивающих сохранность эксплуатируемых основных фондов?

12

Наблюдение

Капитальный ремонт

Текущий ремонт

Легкий ремонт

14

оборудования от преждевременного износа путем проведения профилактических мероприятий и устранения мелких повреждений и неисправностей?

12

Текущий ремонт

Наблюдения

Капитальный ремонт

Эксплуатационный контроль

13

Что включает устранение неисправностей всех изношенных элементов, восстановление или замена их на более долговечные и экономичные, улучшающие эксплуатационные показатели ремонтируемых зданий?

12

Капитальный ремонт

Текущий ремонт

Наблюдения

Частичный ремонт

14

Основные требования, предъявляемые к зданиям?

2

здания, долговечность, жесткость, эстетика, экономичность

функциональная целесообразность, прочность здания

здания, долговечность, жесткость

долговечность, жесткость, эстетика, экономичность

4

Как подразделяют окна по числу рядов остекления?

 

2

Одинарные, двойные, тройные

Двойные, тройные

Одинарные, тройные,

Одинарные, двойные

4

Как подразделяют окна по назначению?

 

2

Наружные и внутренние

Внешние, закрытые

Открытые, закрытые

Большие, малые

4

Как подразделяют окна по числу створок?

 

2

одностворчатые, двустворчатые и трехстворчатые

Одинарные, двойные, тройные

Внешние, закрытые

Открытые, закрытые

4

Как подразделяют окна по способу открывания створок?

2

горизонтальную подвеску

Одностворчатые, двустворчатые и трехстворчатые

Одинарные, двойные, тройные

Наружные и внутренние

4

Как подразделяют окна по устройству вентиляций?

 

2

Через форточки; через вентиляционные коробы, имеющие снаружи жалюзийную решетку, а внутри – глухую дверцу; через узкие вертикальные створки

Через форточки; через вентиляционные коробы

Через узкие вертикальные створки, через форточки

Через форточки; через вентиляционные коробы и трубы

4

Как подразделяют окна по виду светопрозрачного материала?

 

2

; профилированного стекла; стеклоблоков

из обычного стекла толщиной 2…6мм; стеклоблоков

; стеклоблоков

из обычного стекла толщиной 5…12мм; специального стекла

4

Как подразделяют окна по материалу конструкций оконных рам?

 

2

на деревянные, металлические, железобетонные и пластмассовые

одностворчатые, двустворчатые и трехстворчатые

Одинарные, двойные, тройные

Внешние, закрытые

4

Какие переплеты в основном применяют в производственных зданиях для заполнения проемов?

2

Деревянные

Железные

Металлические

Пластиковые

5

Для чего применяют декоративный бумажно-слоистый пластик?

2

Внутренней отделки магазинов, конторских и др помещений

Полов

Стен

Потолков

5

Что облицовывают полистирольными плитками?

2

магазинах, складах, санузлах

помещений

Полы

Только стены

 

Какими плитками защищают строительные конструкции от воздействий кислот, щелочей, масел

2

Стеклянные эмалированные плитки

Керамические глазированные плитки

Полистирольные плитки

Саманные

2

Как подразделяют бумажные обои

8

Негрунтованные, грунтовые

Искусственные, естественные

Съемные, разъемные

Длинные, короткие

2

Что называется штукатуркой?

4

Отделочный слой на поверхности различных конструкций зданий из затвердевшей смеси

Раствор цемента

Слой раствора на поверхности пола

Ограждающие покрытия

2

Необходимая численность бригады определяют по формуле:

 

10

5

, уложенная вдоль периметра наружных стен называется?

2

Отмостка

Фундамент

Котлован

Основание

3

Как называют проект, предназначенный только для возведения одного определенного здания?

2

Индивидуальный

Массовый

Единичный

Совмещенный

3

Исходный документ для проектирования любого здания?

2

Задание на проектирование

Проект

Технический проект

Индивидуальный проект

6

Физическими и юридическими лицами являются?

2

Подрядчик

Проектировщик

Пользователь

Заказчик

6

Документ, подтверждающий право юридического или физического лица на определенный вид деятельности?

2

Лицензия

Договор

Аренда

Заказ

6

Субъект инвестиционной деятельности, обеспечивающее на принадлежащем ему земельном участке строительство, реконструкцию, капитальный ремонт

2

Застройщик

Заказчик

проектировщик

Пользователь

6

По какой формуле определяется норма выработки

10

6

рабочих в единицу времени (за смену или за час работы) называется?

10

Нормой выработки

Нормой времени

Нормой разработки

Производительностью

6

Участок строительного объекта, отводимый бригаде (звену) для выполнения какого-либо строительного процесса называется?

10

Фронтом работы

Нормой выработки

Нормой времени

Нормой разработки

2

Как подразделяют транспорт

13

вертикальный и горизонтальный, а также на внешний и внутрипостроечный.

вертикальный и горизонтальный

внешний и внутрипостроечный.

Вертикальный, внешний

2

Как различают тракторы

13

общего назначения, мелиоративные, карьерные, малогабаритные и специальные

мелиоративные, карьерные, малогабаритные и специальные

общего назначения, карьерные, малогабаритные и специальные

общего назначения, мелиоративные, карьерные и специальные

 

способ сноса строений?

13

вида конструкций, степени их изношенности (ветхости строений), возможностей строительной организации

конструкций, степени их изношенности (ветхости строений),

вида конструкций, возможностей строительной организации

конструкций, степени их изношенности (ветхости строений), возможностей строительной организации

3

?

3

иглофильтров

насосов

фильтров

уровнеметром

3

Основные способы укрепления грунтов

3

силикатизация, битуминизация, цементация, глинизация, смолизация, обжиг и замораживание

силикатизация, битуминизация, цементация

цементация, глинизация, смолизация, обжиг и замораживание

силикатизация, битуминизация, цементация, смолизация, обжиг и замораживание

3

знаете?

2

2

3

4

5

3

Назвать способы силикатизации

2

одно- и двухрастворный

трех- и двухрастворный

одно- и четырехрастворный

одно- и трехрастворный

кими, физическими и химическими

 

 

Механический способ улучшения грунтовых оснований сводится к …

3

замене слабых грунтов более прочными или их уплотнению

осушению

обводнению грунтов

созданию новых, более прочных связей между границами грунта химическими реактивами

 

Физический способ улучшения грунтовых оснований сводятся к …

3

осушению, а в некоторых условиях к — обводнению

созданию новых, более прочных связей между границами грунта химическими реактивами

обработке экскаватором

замене слабых грунтов более прочными или их уплотнению

 

осуществляется…

15

грунта химическими реактивами, цементацией, термическим и электрохимическим закреплением

осушению, а в некоторых условиях к — обводнению

замене слабых грунтов более прочными или их уплотнению

обработке экскаватором

 

Какими методами достигается уплотнение грунтов

15

укаткой, трамбованием, вибрированием, устройством песчаных и грунтовых свай

обвалованием, трамбованием

гидроизоляцией

термообработкой

 

Свойство влажных грунтов переходить в твердое состояние при замерзании может быть с успехом использовано для…

15

защиты котлованов от грунтовых вод

защиты траншей

защиты трубопроводов от коррозии

защиты котлованов от дождевых вод

 

Как изменяется влажность грунтов в процессе строительства

14

увеличивается

уменьшается

стабилизируется

не изменятся

 

из основных показателей физического состояния грунтов

14

еский состав

состав

влажность

пористость

 

На что влияет прочность грунта

3

на выбор механизмов для разработки и транспортирования его

на выбор механизмов для переработки

на выбор конструкций

на выбор способа транспортировки

 

Способность грунта увеличиваться в объеме при разработке – это…

4

Деформируемость

Устойчивость

Прочность

Подземная выработка грунта

242

 

Отношение объема разрыхленного грунта к его объему грунта в естественном состоянии – это…

4

коэффициент первоначального разрыхления

вторичное разрыхление

первоначальное сцеплением

степень насыщения

 

— ?

4

модуль общей деформации испытываемой толщи

коэффициент бокового расширения грунта

ширина штампа

осадка штампа

 

… заключается в обжиге лессовидных и пористых суглинистых грунтов раскаленными газами через пробуренные в грунте скважины диаметром 10…20см

9

термическое укрепление грунтов

битумизация

силикатизация

цементация

 

Каким способом закрепляют влажные глинистые грунты

9

электрическим

термическое укрепление грунтов

битумизация

силикатизация

 

глинистых грунтов применяют …

9

ское закрепление грунтов

укрепление грунтов

битумизация

ия

 

При планировке площадок могут быть использованы два основных способа работ …

9

траншейный и послойный

боковой

прямой

битумизация

 

Какой способ применим при небольших глубинах срезки и сложном очертании площадки работ

9

послойный способ

траншейный способ

бульдозеры

экскаваторы

 

Если дальность перемещения грунта превышает 40м, применяют разработку …

9

с промежуточными валами

послойный способ

траншейный способ

прямоугольную и гребенчатые схемы

 

При резании грунта применяют …

9

схемы

послойный способ

траншейный способ

прямой способ

 

При какой схеме разработки подразумевает движение бульдозера перпендикулярно или под углом к траншее

9

боковой

послойный способ

траншейный способ

прямоугольную и гребенчатые схемы

 

При какой схеме разработки бульдозер, двигаясь параллельно траншее, производит постоянно набор грунта и сдвигает его в сторону

10

прямой

боковой

послойный способ

траншейный способ

 

разработку грунта

10

скреперы

бульдозеры

экскаваторы

комбайны

неровностей

овраг

 

osho-o-detjah

Ошо — О детях

   

Перевод с англ.

   О. Вишмидт

   

 

Разумные, чувствительные, творческие люди по-прежнему стремятся ощутить тот рай, который они когда-то знали и о котором у них, к сожалению, остались лишь слабые воспоминания. Они снова начинают искать его.

   

.

   

Качества ребенка

 

Детский опыт сопровождает мудрых людей всю жизнь. Они жаждут его снова — той же невинности, того же изумления, той же красоты. Сейчас он подобен далекому эху, сладкому сну.

Однако все религии рождаются из неувядающего детского стремления к чуду, правде, красоте, жизни, танцующей повсюду. В пении птиц, в красках радуги, аромате цветов, где-то глубоко внутри себя ребенок вспоминает о потерянном рае.

Не случайно во всех религиях мира есть притча о том, как когда-то человек жил в раю и по какой-то причине был вынужден покинуть его. Это разные истории, разные притчи, но они подчеркивают простую истину: эти истории поэтическим способом рассказывают о том, что человек был рожден в раю, а затем потерял его. Отсталые, глуповатые люди совсем забыли об этом.

Но разумные, чувствительные, творческие люди по-прежнему стремятся ощутить тот рай, который они когда-то знали и о котором у них, к сожалению, остались лишь слабые воспоминания. Они снова начинают искать его.

Поиск рая — это новый поиск детства. Конечно, ваше тело уже никогда не будет детским, однако ваше сознание может быть таким же чистым, как сознание ребенка. В этом весь секрет мистического восхождения: стать опять как ребенок, невинным, незасоренным знанием, ничего не знающим, сознающим все, что происходит вокруг, с огромной любознательностью и чувством таинственного, которое невозможно утратить.

 

Непоседливость

Никто не позволяет ребенку танцевать, петь, кричать и прыгать. По банальным причинам: что-то может разбиться, намокнет одежда, если он выбежит под дождь, — из-за подобных пустяков уничтожается великое качество души — непоседливость. Послушного ребенка все хвалят — родители, учителя, — а непоседливого все ругают. Его непоседливость может быть абсолютно безвредной, но его ругают из-за потенциальной угрозы непослушания. Если беспрепятственно позволять ребенку так резвиться, то он вырастет в бунтаря. Его будет трудно приструнить, нелегко заставить стрелять в других и уничтожить его самого.

проявиться в полную силу. Вот вы и начинаете медленно выращивать в себе мертвого ребенка. Этот мертвец убивает в вас чувство юмора — вы не можете от души посмеяться, вы не можете поиграть, вы не можете радоваться мелочам жизни. Вы становитесь таким серьезным, что ваша жизнь, вместо того чтобы расшириться, начинает сужаться.

Каждый миг жизни должен быть наполнен драгоценным творчеством. Не важно, что вы творите — пусть даже это будет дворец из песка на морском берегу, — но, что бы вы ни делали, все должно базироваться на вашей непоседливости и радости.

 

Разумность

Разум не является чем-то приобретенным, это врожденное качество, оно является неотъемлемой частью самой жизни. Не только дети разумны, животные по-своему разумны, деревья по-своему разумны. Конечно, у них другой разум, потому что у них другие потребности, однако все, что живет, — разумно, и сейчас это установленный факт. Жизнь не может быть оторвана от разума, быть живым и быть разумным — синонимы.

.

Эго существует только у человеческих созданий, и оно начинает расти параллельно развитию ребенка. Родители, школы, колледжи, университеты — все они старательно укрепляют эго по той простой причине, что человек веками вел борьбу за существование, и сильно укоренилась идея, глубокая подсознательная установка о том, что только сильное эго сможет выиграть в борьбе за жизнь. Жизнь просто превратилась в борьбу за существование. Ученые сделали ее еще более убедительной своей теорией о том, что выживают сильнейшие. Мы всячески помогаем ребенку укреплять его эго, и именно отсюда исходит проблема.

По мере укрепления, эго начинает обволакивать разум толстым слоем мрака. Разум — свет, эго — тьма. Разум деликатен, эго — грубо. Разум подобен цветку розы, эго — скале. Если хочешь выжить, как говорят так называемые знатоки, то ты должен быть твердым, как скала, лишенным чувствительности. Ты должен стать крепостью, настоящей цитаделью, чтобы отбивать все атаки снаружи. Тебе нужно стать непробиваемым.

Но тогда вы становитесь закрытыми. И тогда ваш разум начинает умирать, ведь для того, чтобы расти, увеличиваться и скользить, ему нужно открытое небо, ветер, воздух, солнце. Чтобы оставаться живым, ему нужно постоянно двигаться; остановившись, он медленно превращается в мертвую субстанцию.

Мы не разрешаем детям быть разумными. Прежде всего потому, что в таком случае они стали бы чувствительными, деликатными, открытыми. Разумные люди увидели бы всю ложь общества, государства, церкви, образовательной системы. Они начали бы бунтовать. Они бы стали личностями, их было бы трудно запугать. Их можно уничтожить, но нельзя поработить. Их можно растерзать, но нельзя заставить идти на компромисс.

С одной стороны, разум очень нежен, как цветок розы, с другой — у него есть своя сила. Однако эта сила тонкая, не грубая. Эта сила — сила бунта, бескомпромиссного отношения. Душа не продается.

Понаблюдайте за малыми детьми, и тогда вы не будете спрашивать меня — вы сами увидите их разумность. Да, они многого не знают. Если хотите, чтобы они были знающими, они не будут разумными. Если задать им вопрос информационного характера, они будут выглядеть глупыми. Но задайте им вопрос не на знания, требующий немедленного ответа, и вы увидите, что они намного разумнее вас. Разумеется, ваше эго не может позволить вам этого, но если это случится, то вы окажете им неоценимую услугу. Это поможет вам, это поможет вашим детям, потому что, видя их разумность, вы сможете у них многому поучиться.

Если общество попытается все же уничтожить ваш разум, оно не сможет сделать это полностью, оно лишь покроет его многослойной информацией.

И в этом вся функция медитации: забраться поглубже в себя. Это метод погружения в себя до тех пор, пока вы не встретитесь с живой водой разума, пока вы не обнаружите источники своего собственного разума. Только когда вы вновь обнаружите в себе ребенка, только тогда вы поймете, почему я опять и опять подчеркиваю, что дети действительно разумны.

   

Мать готовит маленького Педро к вечеринке. Закончив расчесывать ему волосы, она поправила воротник и сказала:

— Ну, иди, сынок Повеселись там… и веди себя хорошо!

— Да ну, мам, — ответил Педро. — Ты сейчас решай, что мне делать!

   

Вы поняли смысл? Мать говорит:

— Повеселись там… и веди себя хорошо!

А ребенок гениально отвечает:

— Ты сейчас решай, что мне делать! Если я буду веселиться, то не смогу хорошо себя вести.

Мальчик очень хорошо видит противоречие, а его мать — нет.

   

Прохожий спрашивает мальчика:

— Сынок, можешь сказать, сколько времени?

— Конечно, только зачем оно вам? Оно ведь постоянно меняется!

   

   

Маленький Пьерино возвращается из школы в приподнятом настроении.

— Малыш, ты выглядишь просто счастливым. Тебе нравится школа?

— Не говори глупостей, мама. Просто не стоит путать поход в школу и возвращение домой!

   

Медленно идя в школу, мальчик молится:

— Господи, умоляю, помоги мне в школу добраться без опоздания, умоляю тебя, помоги прийти в школу вовремя.

Поскользнувшись на кожуре банана, он летит по асфальту несколько метров. Встав и отряхнувшись, сердито смотрит в небо:

— Хорошо, хорошо, не толкайся!

   

— Завести бой-френда!

   

Маленький мальчик проходит тест у психолога:

— Кем ты хочешь стать, когда вырастешь?

— Художником, врачом или мойщиком окон.

— Но… это же глупо, — удивился психолог.

— Почему? Вовсе нет — я хочу видеть голых женщин.

   

В гостиной после обеда отец делится воспоминаниями с сыновьями:

— Мой прапрадед принимал участие в войне Роз, мой дядя воевал против кайзера, мой дедушка воевал в Испании против республиканцев, а отец во Второй мировой войне сражался с немцами.

— Черт, — ответил самый младший. — Что происходит с этой семьей? Они ни с кем не могут найти общего языка!

Невинность

Маленькие дети невинны, но они не приобретали невинность, она естественна. Они невежественны, но их невежество лучше, чем так называемое знание, потому что знающий человек просто прикрывает свое невежество словами, теориями, идеологиями, философиями, догмами, кредо. Он пытается спрятать свое невежество, но царапни его чуть-чуть, и вы не обнаружите внутри ничего, кроме мрака, ничего, кроме невежества.

Ребенок находится в намного лучшем положении, чем знающий человек, потому что он может видеть жизнь. Несмотря на то, что он невежествен, он — спонтанный, несмотря на то, что он невежествен, у него есть ценнейшие качества.

   

Малыша одолела икота, и он заплакал:

— Мама, я кашляю назад!

   

Маленького мальчика принесла на обследование к психиатру мать, у которой не закрывался рот. Психиатр обследовал его и удивился, что малыш плохо реагировал на вопросы.

— Тебе не трудно слышать?

— Мне трудно слушать.

   

   

Учитель младших классов вызвал детей к доске решать арифметические задачи.

— Мела нет, — сказал один мальчик.

— Так нельзя говорить, — ответил учитель. — Говорить нужно так: у меня нет мела, у тебя нет мела, у нас нет мела, у них нет мела. Сейчас тебе понятно?

— Нет, а что произошло со всем этим мелом?

   

Часы как раз пробили 3 часа утра, когда дочь министра, подросток, вернулась с танцев. Министр с женой ожидали ее, и, когда она появилась перед входной дверью, министр сказал ей презрительно:

— Доброе утро, дитя дьявола.

— Доброе утро, папа, — ласково ответила она, как и подобает ребенку.

   

Учительница учит вычитанию.

— А ну-ка, Хью, если твой отец зарабатывает 180 долларов в неделю, и ему нужно отнять шесть долларов за страхование, десять долларов восемьдесят центов на социальные программы, двадцать четыре доллара на налоги, и матери он отдаст половину, то что у нее будет?

— Сердечный приступ!

   

Закончился ужин. Отец с девятилетним ребенком смотрели телевизор в гостиной. Мать с дочерью мыли на кухне посулу после ужина. Вдруг отец с сыном услышали громкий звон посуды на кухне. Замерев, они некоторое время молча прислушивались.

— Это мама разбила тарелку.

— Откуда ты знаешь?

— Потому что она ничего не говорит.

   

Из кухни раздался звук разбитого стакана или чашки. — Вилли, — закричала мать из гостиной. — Господи, что ты там делаешь на кухне?

— Ничего, уже все сделано.

   

Торговца из Новой Англии перевели в Калифорнию. Этот переезд уже неделю обсуждался в доме. За день до отъезда его пятилетняя дочь стала молиться Богу:

— А сейчас, Господи, я вынуждена попрощаться навсегда, потому что завтра мы уезжаем в Калифорнию.

   

Как вам удается сохранить детскую ясность видения и не поддаться угрозам взрослых? Откуда у вас эта смелость?

   

Невинность — это и смелость, и ясность видения. Невинному нечего бояться. То же касается и ясности видения, ибо нет ничего более ясного, более чистого, чем невинность. Вопрос заключается в том, чтобы защитить свою невинность. Ее нельзя достигнуть. Ей нельзя обучиться. Она — не проявление таланта, как в рисовании, музыке, поэзии, скульптуре. Она скорее похожа на дыхание, с которым вы рождаетесь.

Невинность присуща природе каждого. Все рождаются невинными. Как можно родиться иначе, чем невинным? Вы появились на свет как чистая доска, на которой ничего не написано. У вас нет прошлого, только будущее. Вот что означает невинность. Вначале попытайтесь понять все качества невинности.

Первое: есть только будущее. Вы приходите в мир невинным наблюдателем. Это касается каждого, у всех один уровень сознания.

Вы спрашиваете как уберечь свою невинность, ясность видения от коррозии; откуда взять смелость; как избежать унижений взрослого мира?

Я ничего не делал, очень просто, с самого начала… поэтому для меня этот вопрос ничего не значит. Это просто произошло, и поэтому я не могу сказать, что заслужил это.

Это происходит с каждым, но вы начинаете интересоваться другими вещами. Вы начинаете торговаться с миром взрослых. Они вам могут многое дать, а вы им лишь одно — вашу целостность, самоуважение. У вас всего немного, есть только одно: назовите это невинностью, разумностью, подлинностью. У вас есть только это.

Ребенок искренне заинтересован во всем, что он видит вокруг. Ему постоянно хочется то этого, то того, а это — часть природы человека. Посмотрите на ребенка, даже на новорожденного — и вы увидите, что он тянется ко всему, его руки хотят все пощупать, он начал путешествие.

. Для него это само собой разумеется.

Вы спрашиваете, как я сохранил свою невинность, свою ясность видения. А я ничего не делал, просто с самого начала… я был одиноким ребенком, которого воспитывали родители матери, рядом не было ни отца, ни матери. Бабушка и дедушка были одиноки и хотели повозиться с внуком на старости. Родители были согласны: я был в семье старшим, первенцем, и они отправили меня.

В детстве у меня не было никакой связи с семьей отца. Я помню пожилого дедушку и его старого помощника, прекрасного человека, и еще бабушку. Вот эти трое… Разница в возрасте была такая большая, что я чувствовал себя одиноким. Они не могли составить мне компанию. Они старались изо всех сил подружиться со мной, но это было невозможно.

Я оставался наедине с собой. Я не мог разговаривать с ними. У меня никого не было, потому что в той деревне мы были самыми богатыми, а деревня была такая маленькая, не более двухсот жителей, и такая бедная, что мне запрещали дружить с деревенскими ребятами. Они были грязными, почти нищими. Невозможно было с кем-нибудь подружиться. Это оставило большой отпечаток. Во всей моей жизни я никогда не был кому-то другом. У меня никогда не было друзей. Да, знакомые были.

Одиночество в раннем детстве привело к тому, что я стал получать удовольствие от него. Это не было проклятием для меня, наоборот, это стало счастьем. Мне нравилось быть одному, я чувствовал самодостаточность, я был независим.

Я никогда не интересовался играми по той простой причине, что с детства мне не с кем и не во что было играть. До сих пор вижу себя в детстве просто сидящим.

Наш дом стоял в красивом месте, прямо перед озером. На многие мили тянулось это озеро, такое молчаливое, такое прекрасное. Лишь иногда тишину тревожили любовные крики парящих белых журавлей: это было идеальное место для медитаций. А когда крик нарушал тишину — любовный крик птицы, — то мне казалось, что после него тишина еще больше усиливалась.

В озере было много лотосов, и я часами сидел в полном удовлетворении, как будто окружающий мир меня совершенно не касался: лотосы, белые журавли, тишина…

Мои прародители хорошо знали, что я любил одиночество. Они видели, что у меня не было никакого желания пойти в деревню, чтобы встретиться или поговорить с кем-то. Я даже не хотел разговаривать: на их вопросы я отвечал односложно — да или нет. Итак, они хорошо поняли, что я люблю тишину и очень старались не мешать мне.

Эти три пожилых человека постоянно обменивались между собой сигналами: не мешай ему, ему так нравится. В конце концов они полюбили мою тишину.

Необходимо, чтобы каждая семья училась у детей. Вы очень спешите обучать их. Никто у них не учится, но им есть чему вас поучить. Вам же их учить нечему. Из-за того что вы старше и сильнее, вы начинаете их подгонять под себя, не задумываясь о том, кто вы есть на самом деле, чего вы достигли, каков ваш статус в мире духа. Вы бедны — и вы хотите того же для ваших детей?

Никто не утруждает себя размышлением, иначе учились бы у детей. Дети несут в себе очень многое из другого мира, ведь они только что появились. Они по-прежнему несут тишину матки, тишину самого существования.

Совершенно случайно меня не тревожили целых семь лет, никто не приставал ко мне, не готовил меня к миру бизнеса, политики, дипломатии. Мои близкие были заинтересованы сохранить во мне мою собственную природу, особенно бабушка. Она является причиной того — а какие-то мелочи влияют на все жизненные установки, — что я всегда с уважением относился к женщинам.

Бабушка не допускала и мысли об этом, хотя в деревне был человек, который мог дать мне основы арифметики, языка, географии. У него было четырехлетнее образование, самое низкое в так называемом индийском начальном образовании. В деревне он был самым образованным.

Невинность — это то же самое, что и необузданность. Ясное видение — это то же самое, что и необузданность. Каким-то образом я вырвался из тисков цивилизации.

Жизнь состоит из семилетних циклов. К седьмому году жизни ребенок уже достаточно окрепнет, с ним уже ничего не поделаешь. Он уже сам знает, что ему делать и куда идти. Он может уже и возразить. Он уже в состоянии отличить ложь от правды. В семилетнем возрасте его ясное видение приобретает максимальную силу. Если не мешать ему эти семь лет, то в этом возрасте он имеет такое четкое представление о жизни, что проживет ее без тени раскаяния.

Я жил без раскаяния. Я пробовал вспомнить — не делал ли я когда-нибудь что-либо постыдное. Я не имею в виду мнения людей, которые думают, что я делал только хорошее. Не об этом речь: я никогда бы сам не смог назвать свои поступки плохими. Весь мир может назвать что-то недостойным, а у меня есть все основания считать это правильным, так и надо было поступать.

 

Беременность, рождение ребенка, младенчество

Если у просветленных нет детей, а неврастеники не годятся в родители, то когда же можно заводить детей?

   

У просветленных людей нет детей, у неврастеников их не должно быть. Между ними и располагается умственное здоровье: вы и не неврастеник, и не просветленный, а просто умственно здоровый человек. Именно посередине — вот верное время для отцовства или материнства.

Проблема в том, что неврастеники, как правило, многодетны. В своем неврозе они стремятся создать вокруг себя атмосферу постоянной занятости. Делать этого нельзя, ибо так они пытаются скрыть истинное положение вещей, а нужно смело встречать невроз и преодолевать его.

Просветленному не нужно иметь детей. Он сам себя породил. Сейчас у него нет необходимости давать жизнь еще кому-нибудь. Он сам себе и мать, и отец. Он сам себе матка, и сам заново родился.

Однако между этими двумя состояниями, когда невроза нет, медитируя, вы становитесь немного осознающими. Ваша жизнь — это не сплошной мрак. Свет не такой яркий, как когда рождается Будда, но появляется слабый огонек свечи. В это время и надо заводить детей, так как в этом случае вы сможете передать детям частицу своего осознания. В противном случае чем вы их наградите? Своим неврозом.

 

Я слышал:

   

Отец привел своих восемнадцать детей на ежегодную выставку. Среди прочего там экспонировался бык стоимостью восемь тысяч фунтов. Для того чтобы посмотреть его, нужно было купить пятипенсовый входной билет. Отец думал, что билет слишком дорог, но дети очень хотели увидеть животное, и они подошли к вольеру.

— Это все ваши дети? — спросил служащий.

— Да, все, а что?

— Подождите минутку, я лучше приведу быка посмотреть на вас!

Восемнадцать детей — даже быку будет завидно.

   

Вы бессознательно воспроизводите свои копии. Подумайте, в том ли вы положении, что можете осчастливить мир рождением ребенка? Вы благодать — или проклятье для мира? А теперь подумайте, готовы ли вы стать матерью или отцом ребенку? Готовы ли вы к безусловной любви? Дети вам не принадлежат, они лишь появляются благодаря вам. Вы можете отдать свою любовь им, но вы не должны навязывать им свои идеи. Нельзя передавать им свои неврастенические подходы. Разрешите ли вы им самостоятельно цвести? Позволите ли вы им быть самими собой? Если вы готовы — тогда можно их завести. В противном случае нужно подождать, пока станете готовы.

Благодаря человеку в мире появилась сознающая эволюция. Не уподобляйтесь животным, бессознательно воспроизводящим потомство. Будьте во всеоружии перед тем, как становиться родителями. Станьте более медитативными, более степенными и доброжелательными. Избавьтесь от всех невротических недугов. Ждите, пока не станете совершенно чистыми, вот тогда только и заводите детей. Тогда отдайте жизнь ребенку, отдайте любовь ребенку. Вы будете помогать создавать лучший мир.

   

Я беременна. Решилась на аборт и думаю, что это правильное решение. Однако когда я думаю об этом, мне становится грустно.

   

Эта грусть пройдет. Если вы захотите стать матерью, то вы добровольно идете на большие трудности, потому что с появлением ребенка появляются непростые проблемы. Мать не имеет возможности для духовного роста, она не может работать, ей нужно заботиться о детях. И появляются сложности.

Если работа по саморазвитию заканчивается, тогда другое дело. Ребенок должен стать олицетворением свободы, последней роскошью. Тогда вы сможете наслаждаться материнством, иначе появятся трудности. Вам решать. Никто вас не принуждает, и вы должны принять решение: если хотите стать матерью — станьте ею. Но и последствия будут зависеть от вас.

Люди не осознают, что происходит, когда на свет появляется ребенок. В противном случае они бы чувствовали сожаление по этому поводу, а не по поводу аборта. Подумайте о следующем: что вы передадите ребенку? Что у вас есть, чтобы передать это ребенку? Вы передадите ему все ваши тревоги, и его жизнь будет похожа на вашу. Он будет посещать психоаналитика, психиатра, и его жизнь будет полна проблем, как у каждого. Есть ли у вас право производить на свет новую душу, если вы не в состоянии обеспечить ребенку цельную и здоровую жизнь? Это преступление! Люди думают противоположное: аборт — это преступление. Но ребенок найдет другую мать, потому что никто не умирает. Многие женщины были бы счастливы иметь ребенка; просто вас это не будет касаться.

Я не против материнства, я прошу осознать, что материнство — это великое искусство, это большое достижение. Сначала обретите в себе это качество, это творчество, эту радость, этот праздник, а уж затем приглашайте ребенка. Тогда у вас будет возможность передать ребенку свой праздник, свою песню, свой танец — вы не будете создавать какое-то патологическое существо. Мир уже и так перенаселен ими. Пусть страдает другая планета! Почему именно Земля? Мир голодает, люди умирают от голода, экологическое равновесие нарушено, и жизнь будет становиться все более ужасной, просто адской, — сейчас не время.

Лишь немногие решатся на материнство или отцовство, осознав все сложности этого. Мир станет лучше, если меньше людей решат стать родителями. Мир не будет таким перенаселенным, таким нервным, таким патологическим, таким сумасшедшим.

   

У нас пока нет детей, но нам хочется иметь ребенка. Мне уже тридцать два, и я думаю, что готова к этому, но хотела бы получить от вас совет.

   

Хочу сказать об одном. Когда бы вы ни занимались сексом, делайте это после медитации. Пусть медитация станет привычкой, и лишь когда энергия станет очень медитативной, только тогда приступайте к сексу. Находясь в глубоком медитативном состоянии, когда струится энергия, вы зачинаете душу большой силы. Какая именно душа войдет в вас, зависит от того, в каком состоянии вы находитесь.

Обычно люди занимаются этим в моменты сексуального возбуждения. Сексуальность — это нижний уровень. Иногда люди занимаются этим, когда они сердятся и дерутся. Это тоже очень низкий уровень. Вы открываете двери мелкой душе. Иногда люди занимаются сексом рутинно, по механической привычке, два раза в неделю — или у кого как.

Они делают это механически или для физической разрядки, но это очень механические действия. Когда нет сердца, вы впускаете души низкого уровня. Любовь должна быть похожа на молитву. Любовь священна. Это самое святое у человека. Итак, вначале нужно научиться погружаться в любовь. Молитесь, медитируйте, и, когда вы наполнитесь энергией другого качества, не имеющей ничего общего с ни с физическим, ни с сексуальным, тогда лишь вы откроетесь высокой душе. Следовательно, многое зависит от матери. Если вы не осознаете этого, то вы дадите жизнь самой посредственной душе. Люди почти не задумываются над тем, что они делают. Когда вы планируете купить машину, то вы все тщательно взвешиваете. Когда вы собираетесь купить мебель в свою квартиру, то у вас будет тысяча предложений, и вы будете выбирать то, что вам лучше подходит. А что касается детей, то вы никогда не задумываетесь, какого ребенка вы хотите, какую душу вы приглашаете.

А ведь существуют миллионы вариантов… от Иуды до Иисуса, от самой мрачной души до самой святейшей. Вам выбирать из этих миллионов. Ваше отношение притягивает определенную душу.

   

Я беременна. Есть ли медитация или что-нибудь, что помогло бы ребенку и нам?

   

Оставайся самой счастливой и любящей. Избегай негативизма — это уничтожает разум ребенка. Формирующийся ребенок следует не только за твоим телом, он следует и за твоими мыслями, он в точности их копирует. Если тебя переполняют отрицательные эмоции, то негативизм начинает въедаться в ребенка с самого начала. Очень много времени и труда понадобится, чтобы побороть это. Если бы матери были более внимательны, то не было бы послеродового крика. Если бы матери были более внимательны, то психоанализ исчез бы как профессия.

Из-за матерей психоанализ процветает. Мать играет важнейшую роль, потому что ребенок девять месяцев живет в материнском климате; он впитывает все ее мысли.

Не будьте негативны. Идите на уступки даже тогда, когда это покажется трудным. Эту великую жертву нужно принести во имя ребенка. Это нужно сделать, если вы хотите непосредственного, целостного, счастливого ребенка, личность. Материнство обязывает к этому. Итак, не будьте негативистками, полностью откажитесь от негативизма. Избегайте гнева, зависти, жадности, сварливости, агрессивности — откажитесь от всего этого. У вас просто нет другого выхода — вы создаете новое существо! Работа настолько важна, что не терпит глупости.

Радуйтесь больше, молитесь, танцуйте, пойте, слушайте хорошую музыку, а не популярную. Слушайте музыку классическую, она успокаивает и проникает глубоко в подсознательное, а ребенок ее сможет услышать только оттуда.

Побольше сиди спокойно, наслаждайся природой. Будь с деревьями, птицами, животными, потому что они по-настоящему невинны. Они по-прежнему часть райского сада Эдемского, оттуда вышвырнули только Адама с Евой. Будь побольше на природе, отдыхай, дай ребенку развиваться в расслабленном теле, иначе с самого начала он начнет превращаться в неврастеника.

Помогай ей во время беременности, чтобы ее ничто не тревожило. Не провоцируй ее на негативизм. Предоставляй ей больше времени, чтобы она могла посидеть в тишине, побыть с деревьями, послушать птиц, музыку. Предотвращай любую ситуацию, которая могла бы вызвать у нее отрицательные эмоции. Проявляй больше любви, радуйтесь в тишине друг другу, потому что вы оба участвуете в появлении Божественного. Каждый ребенок божествен, и когда что-то великое собирается произойти, когда к вам в дом приходит большой гость, то ссориться нельзя. Этот гость будет самым дорогим из всех, кто когда-либо придет в ваш дом, поэтому на эти девять месяцев будьте заботливыми, осторожными, внимательными.

Больше любви и меньше секса. Если любовь ведет к сексу, то это хорошо, но пусть так происходит не ради самого секса. С самого начала это дает ребенку глубоко укоренившуюся сексуальность. В контексте любви секс превосходен как часть любви. Вы занимаетесь сексом, основанном на любви. Это не сексуальность, это — единение.

Вы сделаете ребенку большой подарок, если воздержитесь от секса ради секса. Тогда новая жизнь не будет так одержима сексом, как это часто встречается у других.

   

Может ли мать предпринять что-нибудь для того, чтобы роды для ребенка прошли как можно легче?

   

Конечно, мать многое может сделать — хотя это достигается пассивностью. Просто расслабься. Помни о невмешательстве, и если ты начинаешь чувствовать боль, то просто прими ее. Когда ты начинаешь чувствовать сокращения матки, тело готовится к воспроизводству и появляются ритмичные схватки… Люди думают, что именно они вызывают боль — на самом деле боль вызывает ложное воображение.

, что это больно, ты начинаешь бороться с ней, потому что очень трудно не бороться с болью. Борьба нарушает природный ритм. От этого сильно страдает ребенок. Если мать помогает ребенку и, что бы ни произошло, двигается вместе с телом, расширяется с телом, сжимается с телом, не мешает сокращениям и радуется им, то процесс приносит огромную радость. Все зависит от твоего отношения.

Например, сейчас у людей более передовые понятия о сексе, по крайней мере на Западе. Веками первый сексуальный опыт женщины всегда был очень болезненным. Ее бросало в дрожь, потому что с самого детства ей внушали, что это гадко, в этом есть что-то животное, и она дрожала от страха. С приближением медового месяца женщина начинала дрожать. Ей предстояло пройти через испытание — а это было настоящее испытание, и, естественно, оно всегда сопровождалось болью. Но сейчас, во всяком случае на Западе, боль исчезла. Этот опыт прекрасен, он оргазмичен.

. Но если мать борется — ребенок хочет выйти, а мать борется, то она мешает необходимому сокращению. Иногда у ребенка застревает головка. Если это происходит, то он будет страдать всю свою жизнь. Он не сможет быть таким разумным, каким мог бы быть, потому что головка такая мягкая, а мозг только начинает развиваться. Всего лишь небольшой шок, небольшое сжатие — и мозг уже навсегда окажется травмированным.

Итак, помогай и наслаждайся. Представь, что двигаешься в большом оргазме, и только в нем. Твоя пассивность будет лучшей помощью ребенку. Тогда ребенок появляется легко, расслабленно, беспрепятственно. Ему не нужна будет послеродовая медицинская помощь, как всем тем, кто перенес родовую травму. Ребенок чувствовал боль. Самый первый опыт, и такой ужасный, удушающий, почти убийственный для ребенка: родовой путь узок, мать напряжена, и ребенок не может выйти.

Это первый опыт. Первый опыт ужасен, а затем и вся жизнь превращается в муку. Пусть первый опыт ребенка станет легким, и это станет для него прекрасной основой благополучия в будущем.

(The Shadow of the Whip, Chapter #6)

 

   

Как поступать, чтобы ребенок совсем не пострадал при родах?

   

Появление ребенка из утробы матери — сильнейший стресс его жизни. Даже смерть будет меньшим шоком, потому что она приходит без предупреждения. Возможно, смерть придет к нему, когда он будет без сознания. Однако выходя из утробы матери, он находится в полном сознании. Нарушен его девятимесячный долгий и сладкий сон — и перерезают нить, связывавшую его с матерью.

В тот самый момент, когда вы обрезаете эту связующую нить, рождается испуганный индивидуум.

Это неправильно, но так было всегда.

Ребенка нужно отнимать от матери медленнее, постепенно. Можно не допустить этого шока. Для этого можно применить научные методы.

В комнате не должен гореть яркий свет, потому что ребенок находился в кромешной темноте все девять месяцев, его чувствительные глаза никогда не видели света. А во всех больницах много яркого света, и ребенок неожиданно видит его… Многие из-за этого потом будут страдать плохим зрением, им придется носить очки. Ни одному животному они не нужны. Вы когда-нибудь видели животное в очках, читающее газету? У них абсолютно здоровые глаза, до самой смерти. И только человек… с самого начала. Нет, ребенка нужно рожать в темноте или при очень приглушенном свете, например при свечах. Темнота была бы наилучшим способом, но если нужен свет, то свечи вполне бы подошли.

А что до сих пор делают врачи? Они не дают ребенку даже малейшего шанса адаптироваться к новым условиям реальности. Они приветствуют ребенка мерзким образом. Они переворачивают его головой вниз и постукивают по спине. Смысл этого глупого ритуала заключается в том, что так, якобы, ему облегчают дыхание — ведь в утробе он не дышал самостоятельно, за него дышала мать, ела за него, все делала за него.

Подвешивание вверх ногами и похлопывание по спине — не очень хорошее приветствие при появлении на свет Божий.

Однако доктора всегда спешат. Иначе ребенок сам начнет дышать, его нужно положить на живот матери, сверху живота матери. Перед обрезанием пуповины он должен находиться на животе матери. Он был внутри живота, под ним, а сейчас он снаружи. Это изменение небольшое. Мать находится здесь — ее можно потрогать, ощутить. Он знает эти вибрации. Он прекрасно знает, что это его дом. Он уже вышел, но это его дом. Пусть он еще побудет с матерью, чтобы привыкнуть к ней снаружи, изнутри он знает ее.

Нельзя обрезать пуповину, пока он не начнет самостоятельно дышать.

А что сейчас происходит? Мы отрезаем пуповину и шлепаем его, чтобы он начал дышать. Но это насилие, агрессия, это абсолютно ненаучно и неестественно.

Дайте мне начать дышать самому. Это займет пару минут. Не торопитесь вы так. Это вопрос всей жизни человека. Выкурите свою сигарету за две-три минуты, потом прошепчете милую чепуху своей барышне. От этого никто не пострадает. Зачем такая спешка? Дайте ему три минутки. Ребенку нужно не больше этого. Через три минуты он сам начнет дышать. После этого он будет уверен в том, что сможет жить самостоятельно. Вот тогда и режьте пуповину, сейчас это не опасно, ребенок не будет шокирован.

Далее. Не кутайте его в простыни, не кладите на кровать. Девять месяцев он был голым, жил без одеял, простыней, подушек, кровати — нельзя так быстро менять обстановку. Ему нужен небольшой таз с тем же составом воды, что был у матери, а это как раз океанская вода: тот же процент соли, то же количество компонентов, точно такое же.

Это еще одно доказательство того, что жизнь начиналась в океане. Жизнь и сейчас рождается в океанской воде.

Поэтому при беременности женщину тянет на соленое, потому что матка впитывает соль — ребенок нуждается в той же соленой воде, из которой состоит океан. Просто сделайте такой раствор в тазу, и пусть ребенок там побудет, ему там будет очень уютно. К такой обстановке он хорошо привык.

В Японии один дзэнский монах пошел на выдающийся эксперимент: научить плавать трехмесячного ребенка. Он медленно снижал возраст учеников. Вначале это были девятимесячные дети, потом шестимесячные, а сейчас трехмесячные. А я ему сказал бы, что он все еще далеко. Даже новорожденный может плыть, потому что он плавал в утробе матери.

Итак, создайте ребенку условия, похожие на утробу матери.

(Unconsciousness to Consciousness, Chapter #25)

 

 

Кормление и любовь

При кормлении ребенка мать дает ему не только молоко, как считалось ранее. Сегодня биологи столкнулись с новым фактом: они утверждают, что она кормит энергией, молоко — лишь физическая часть. Они произвели немало экспериментов: ребенка растят, кормят согласно последним открытиям медицинской науки. У ребенка есть все, но его не любят, не обнимают, мать не дотрагивается до него. Молоко дают из соски, прививки делают, витамины дают — все прекрасно. Однако развитие ребенка заторможено, он начинает болеть, как будто жизнь отворачивается от него. Что происходит? Ведь все, что ему давала бы мать, у него есть.

В Германии во время войны многих маленьких сирот направляли в больницы. Пару недель спустя они были при смерти. Половина умерла, несмотря на научные подходы — о детях заботились, им давали все необходимое. Так почему же они умирали? Кто-то из психоаналитиков заметил, что им не хватает ласки, объятий, ощущения своей значимости. Одной еды недостаточно. Нужна какая-то внутренняя, невидимая пища. Психоаналитик попросил всех входящих в комнату — будь-то врач, няня или медсестра, уделять хотя бы пять минут на то, чтобы обнимать детей и играть с ними. Вскоре они перестали погибать, начинали расти. Потом было проведено еще много экспериментов.

Не бывает более близкой связи. Даже любовники не так близки, потому что ребенок исходит от матери, от ее крови, костей и мяса; ребенок — просто продолжение ее самой. Больше так никогда не произойдет, потому что никто не сможет стать таким близким. Любимый может быть у вас около сердца, а ребенок жил в сердце. Девять месяцев он был частью матери, составлял с ней одно органическое целое. Ее жизнь была его жизнью, ее смерть стала бы его смертью. Все остается таким и впоследствии: происходит обмен, передача энергии.

С самого начала у ребенка появляются ассоциации, связанные с пищей и любовью. Они становятся как бы двумя сторонами одной монеты. Источник пищи и источник любви один и тот же. Не только мать, но особенно ее грудь: оттуда он получает и еду, и теплоту, и любовь.

Обратите внимание на разницу. Если мать любит ребенка, то ее грудь по-другому ощущается, имеет другие вибрации. Матери нравится кормить ребенка грудью, это способствует развитию ее сексуальности. Если она действительно любит ребенка, то она находится почти в оргазмической радости. Ее груди очень чувствительны, почти эрогенные зоны тела. Она начинает светиться, и ребенок это чувствует. Ребенок чувствует радость матери. Она не только кормит его, она радуется этому.

Но когда мать дает грудь по необходимости, то она холодная, в ней нет тепла. Мать спешит, ей не хочется кормить. Она хочет поскорее отнять грудь. И ребенок это чувствует. Для него становится очевидным, что мать его не любит, она холодна, ей недостает тепла. Она — не настоящая мать. Ребенок чувствует, что он нежеланный, он знает это.

Ребенок чувствует любовь только тогда, когда матери нравится кормить его грудью, когда это становится почти любовной связью, почти оргазмической связью. Только в этом случае ребенок чувствует, что его любят, что он нужен маме. А если он нужен матери, то он нужен и Существованию, так как для него мать — это все сущее, он познает его через мать. Как он воспринимает мать, так он воспринимает и мир.

Нелюбимый ребенок чувствует себя чужим в жизни, ему кажется, что он незнакомец, аутсайдер. Он не верит в жизнь. Если он не верил в свою собственную мать, то как он может верить кому-то еще? Доверие становится невозможным. Он полон сомнений, он полон подозрений, он постоянно находится в состоянии ожидания, страха, замешательства. Он повсюду видит врагов и конкурентов. Ему кажется, что в любой момент его могут уничтожить. Для него мир не стал родным домом.

Если мать счастлива, с радостью кормит ребенка, то он никогда не переедает, ведь он доверяет ей, знает, что мама всегда рядом. Он всегда успеет утолить голод. Он никогда не переедает.

 

Любимый ребенок всегда здоров. Он не худой и не толстый, у него средний вес.

(Zen: The Special Transmission, Chapter #8)

 

   

Посмотрите на малыша. Когда бы он ни почувствовал напряжение, он всегда берет палец в рот и начинает его сосать. Почему он чувствует себя хорошо с пальцем во рту? Почему он чувствует себя хорошо и может заснуть? Это относится почти ко всем детям. Когда они не могут заснуть, они начинают сосать палец, успокаиваются и засыпают. Почему? Потому что палец заменяет грудь, а еда расслабляет. Трудно заснуть натощак, не заснешь с пустым желудком. Когда желудок полон, вам хочется заснуть, а телу отдохнуть. Палец просто заменяет грудь, он не дает молока, это фикция, и все же он дает это ощущение.

Вы считаете некрасивым, когда подросший ребенок берет палец в рот в общественном месте, — и он берет сигарету. Сигарету не осуждают, это обычное дело. Это всего лишь замена пальца, но более вредная, чем палец. Лучше бы вы курили палец, курите его до гроба, это не опасно, так лучше.

В тех странах, где быстро прекращают кормить грудью, автоматически увеличивается число курильщиков. Поэтому на Западе курят больше, чем на Востоке, — там кормление грудью не принято, чтобы сохранить привлекательность груди. Поэтому на Западе количество курильщиков возрастает, там даже дети курят. Дети курят, а мать не догадывается, что причина в отсутствии грудного кормления.

В примитивных обществах трехлетнего, и даже пятилетнего ребенка, продолжают кормить грудью. Потребность удовлетворяется, и в курении не будет необходимости. Поэтому в примитивных обществах мужчины не проявляют особого интереса к женской груди; никто их не собирается атаковать. Никто из них не смотрит на грудь.

(A Bird On the Wing, Chapter #6)

 

   

#4)

 

   

Прислушайтесь к организму. Следуйте за ним. Никогда не пытайтесь доминировать над ним. Тело — это ваша основа. Если вы слушаете свой организм, то девяносто девять процентов ваших бед просто исчезнут. Но вы не слушаете.

С самого рождения нас отрывали от тела, с самого начала нас разлучали с телом. Ребенок плачет, он хочет есть, но мать смотрит на часы. Она не смотрит на ребенка. Если вы немедленно не дадите ему поесть, то вы таким образом отлучаете его от тела. Вместо того чтобы дать ему еды, вы даете ему соску. Вы занимаетесь обманом. Давая ему что-то ненастоящее, пластмассовое, вы тем самым разрушаете чувствительность его организма. Мудрость тела подавляется умом.

Ребенок обманут пустышкой, он засыпает. Прошло три часа. И вам нужно дать ему молока. Но ребенок спит, его организм отдыхает, а вы будите его. Опять вы нарушаете его ритм. Таким образом вы постепенно разрушаете все его естество. Наступает момент, когда он уже не осознает потребности тела. Он не знает, чего хочет тело, он не знает, чего оно хочет — еды или секса. Все управляется чем-то снаружи.

#3)

 

 

Позвольте ребенку плакать

С самого начала ребенок хочет плакать, смеяться. Плач — это его глубокая потребность. Плача, он ежедневно погружается в катарсис.

У ребенка много неудовлетворенности. Так и должно быть, это следствие того, что у него много потребностей. Ему хочется чего-то, а сказать он об этом не может, не может выразить свое желание. Ему хочется чего-то, но родители не в состоянии выполнить его просьбу. Матери может не быть рядом. Она может быть занята другими делами, и с ним некому посидеть. Когда на него не обращают внимания, он начинает плакать. Мать хочет убедить его в чем-то, успокоить его, она встревожена, отец тоже встревожен, вся семья встревожена. Все хотят, чтобы он не плакал, потому что плач — это тревога, каждый старается отвлечь его чем-то. Мы подкупаем его. Мать дает ему игрушку, мать дает ему молоко — что угодно, чтобы отвлечь его внимание или утешить его, лишь бы он не плакал.

(Vigyan Bhairav Tantra Vol. 1, Chapter #40)

 

 

Как научить ребенка ходить на горшок

Обучение ребенка ходить на горшок сопровождается насилием. Детей заставляют идти на горшок в определенное время. И вот дети уже не могут контролировать работу кишечника, для этого им потребуется время, потребуются годы. Что же они делают? Они применяют усилие, они просто насилуют свою систему эвакуации, и из-за этого они становятся зависимыми от прямой кишки.

. Запоры приводят к тому, что человек начинает и в своем уме заниматься накопительством.

, потому что мужчине или женщине когда-то придется обратить внимание на гениталии. Если же они так зависят от орального или анального, то они никогда не дойдут до генитального.

Когда анальные вопросы становятся важными, то генитальные вопросы становятся менее важными. Вот почему процветает гомосексуальность. Гомосексуальность не исчезнет в мире до тех пор, пока не исчезнет зависимость от ануса. Вот поэтому подобное обучение справлять нужду — это важное и опасное дело.

(The Tantra Vision, Vol 1. #8)

 

 

Когда ребенок болен

С самого начала, с самого детства почти всегда совершается ошибка — заболевшему ребенку уделяется больше внимания. У ребенка появляется неправильное впечатление: тогда его больше любит мама, папа больше ухаживает за ним, вся семья возится с ним, он становится самой важной персоной. Когда он здоров, то никто особенно им не интересуется, как будто его вообще нет. Заболев, он превращается в диктатора, он диктует свои условия. Ребенок осознает, что во время болезни можно привлечь к себе внимание, и все будут внимательны к нему, и если они не проявляют внимания, то можно заставить их почувствовать вину. Никто ничего ребенку не скажет, ибо нельзя ему сказать, что он виноват в своей болезни.

Сегодня психологи советуют заботиться о заболевшем ребенке, но не уделять ему внимания больше, чем обычно. Надо заботиться о нем с помощью медицины, а не психологии. Не давайте человеку понять, что болеть выгодно, ибо он будет болеть всегда, когда почувствует себя несчастным. Тогда жена ему ничего не скажет, никто не сможет обвинить его в том, что он болен. Все будут жалеть его, любить его.

#14)

 

 

Три фазы секса

Первая фаза — это самоизучение.

Ребенок рождается самовлюбленным. Он любуется своим телом, оно прекрасно, он знает только его. Пососав свой палец, он впадает в эйфорию. Посмотрите на ребенка, сосущего свой палец, — какое блаженство у него на лице просто поиграть со своим телом, попытаться взять в рот палец ноги, создавая циркулирующую энергию. Когда он берет палец ноги в рот, то образуется круг, и энергия начинает циркулировать. Энергия естественно циркулирует в ребенке, и ему это нравится, потому что, когда циркулирует свет, внутри рождается большая радость.

Ребенок играет со своими гениталиями, не догадываясь, что это сексуальные органы. Его разум еще чист, он представляет свое тело как единое целое. Естественно, гениталии — самая чувствительная часть тела. Ему очень нравится дотрагиваться до них, играть с ними.

Однако наши предвзятые мысли… он дотрагивается до сексуального органа, это плохо, мы убираем его руку. Мы создаем у него чувство вины.

Сейчас мы начали разрушать его естественную сексуальность. Мы стали отравлять первичный источник его радости, его естества. Мы создаем в нем лицемерие, он станет дипломатом. При родителях он не будет играть со своими гениталиями. В жизнь вошла первая ложь, он вынужден лгать. Сейчас он понял, что, оставаясь верным себе, уважительным к себе, к своему удовольствию, своему собственному инстинкту, он будет сердить родителей.

Больше всего в мире эксплуатируют ребенка. Никакой класс не подвергался такой эксплуатации, как дети. Они ничего не могут сделать: они не могут создавать профсоюзы для борьбы с взрослыми, они не могут обратиться в суд, они не могут пожаловаться правительству. Они не в состоянии защитить себя от нападок родителей.

Нанесена первая травма. Ребенок уже никогда не сможет естественно и радостно воспринимать свою сексуальность. Одна часть тела — это табу, одна часть тела мерзка, одна часть тела недостойна того, чтобы принадлежать ему, и он отказывается от нее. Где-то глубоко внутри он начинает кастрировать себя, и энергия иссякает. Энергия уже не будет так естественно разливаться после того, как появился этот запрет.

Это фаза самоизучения, и многие застревают на ней. По этой причине так много в мире мастурбации. Она бы сама прошла, эта фаза промежуточная, но родители вмешались в нее.

Мастурбация может превратиться в привычку, механическую привычку, и тогда никогда не бывать второй фазе. Он может застрять в первой, детской фазе. У него никогда не разовьется полноценная взрослая сексуальность. Он никогда не познает блаженства, которое может познать только созревший сексуальный индивидуум. Ирония заключается в том, что такие люди обвиняют мастурбацию, поднимают много шума вокруг нее. Они говорят, что от онанизма можно ослепнуть, можно стать зомби, из-за онанизма никогда не стать интеллигентным, можно навсегда остаться дураком. Современные научные исследования подтвердили, что мастурбация никому никогда не наносит вред. Однако такие предположения вредны.

Если позволить ребенку пройти естественную аутосексуальную фазу, то он переходит ко второй, гомосексуальной, хотя очень немногие переходят в эту фазу. Большинство застревают на первой. Даже во время секса с мужчиной или женщиной вы занимаетесь не чем иным, как обоюдной мастурбацией.

Вторая фаза — гомосексуальная. Немногие переходят в эту фазу, эта фаза естественна. Ребенок любит свое тело. Если это мальчик, то он любит свое мальчишеское тело. Перейти к телу женщины или девушки сразу нельзя — это слишком большой скачок. Поэтому он любит других мальчиков, а если это девочка, то она инстинктивно любит других девочек, потому что у них такое же тело, такая же структура. Ей легче понять девочек, чем мальчиков, мальчики — это иной мир.

Гомосексуальная фаза естественна. Опять же общество помогает застрять и здесь, создавая барьеры между мужчиной и женщиной, мальчиком и девочкой. Уберите барьеры, и гомосексуализм исчезнет, появится другой интерес — гетеросексуальный. Но общество не дает этому никаких шансов. В колледжах существуют раздельные общежития. Отвергаются их встречи и совместное времяпрепровождение.

Гомосексуализм порождается обществом и им же отвергается. В этом стоит разобраться. Общество обрушивается на гомосексуалистов, называя их извращенцами, преступниками. В некоторых странах за гомосексуализм можно попасть в тюрьму на много лет. И это происходит в том же обществе, которое его и порождает!

Третья фаза гетеросексуальна. Когда человек прошел стадии аутосексуализма и гомосексуализма, он созревает для любви к женщине, которая является совсем другим миром, другой субстанцией, другой психологией, другой духовностью. Тогда он в состоянии играть с этим другим миром, этим другим организмом.

(The Secret of Secrets, Vol. 2, Chapter #15)

 

 

Обусловленность

Имеет ли ребенок какие-то права на частную жизнь и свободу от родительской обусловленности и ожиданий? Сегодня это самая фундаментальная проблема человечества. От нашего решения зависит будущее. Эту проблему еще никогда не решали. Впервые человек вырос, пришла определенная зрелость, а при взрослении приходится решать новые проблемы.

Постепенно человек стал обращать внимание на некоторые виды незамеченного прежде рабства. Лишь недавно на Западе мы стали осознавать, что ребенок находится в самом большом рабстве. Об этом никогда ранее не задумывались, ни в каких писаниях об этом не упоминается. Кто бы мог подумать… ребенок и раб. Раб своих родителей, которые любят его, которые всем готовы пожертвовать ради него? Это похоже на чепуху, это нонсенс! Но сейчас, когда психологический взгляд устремился в глубины ума и его функций, стало абсолютно ясно, что ребенка эксплуатируют больше всех, никого так не эксплуатировали, как ребенка. Конечно, эта эксплуатация проходит под маской любви.

Не говорите, что родители знают, что эксплуатируют ребенка, что они порабощают его, разрушают его, оглупляют его; что все их попытки превратить ребенка в индуиста, мусульманина, буддиста — бесчеловечны; они не догадываются об этом, но от этого не легче.

Ребенка уродуют безобразными методами воспитания, а он не в состоянии противодействовать этому: он зависит от родителей. Он не может убежать, восстать, защитить себя. Он очень уязвим, а значит, его можно легко эксплуатировать.

Родительский диктат — самое большое рабство в мире. Его нужно вырвать с корнем, только тогда человек впервые за все времена познает настоящую свободу, действительную свободу, ибо ребенок — это отец человека. При неправильном воспитании все человечество будет ошибаться. Ребенок — это семя, а если само семя отравлено и испорчено заботливыми людьми, то не будет места надежде о свободном человеке, эту мечту никогда не воплотить.

То, что вы думаете о себе, не является индивидуальностью, это только личность. Это было культивировано в вас, в вашей природе — вашими родителями, обществом, священником, политиком, учителем. Учителя, от детского садика до университета, служат определенным интересам, они находятся на службе у общества. Их цель — уничтожить каждого ребенка таким образом, так изуродовать ребенка, чтобы он вписывался в данное общество.

Общество опасается. Оно боится того, что если ребенка не опутать общественным сознанием с самого детства, то он станет настолько разумным, настолько сознающим, что его стиль жизни будет похож на бунт. Никому не нужны бунтари, всем нужны послушные люди.

Родители любят послушных детей. Знайте, что послушные дети — самые глупые. Непослушный ребенок — самый толковый, но его не любят, не уважают. Учителя его не любят, общество не дает ему уважения, его проклинают. Ему остается либо пойти на компромисс с обществом, либо жить с чувством какой-то вины. Естественно, он будет чувствовать, что не принес счастья родителям, не принес им радости.

Хорошенько запомните, что родители Иисуса не были рады ему, родители Гаутамы Будды не были рады Гаутаме Будде. Эти люди были такими понятливыми, такими независимыми — как таких можно было любить?

Каждый ребенок рождается с такими великими возможностями и потенциалом, что, если не мешать и помогать развивать их индивидуальность без помех, у нас будет прекрасный мир, у нас будет невероятное число гениев. Гениев мало, но не потому, что гении редко рождаются, вовсе нет, а потому, что очень трудно избежать сетей общественного сознания. Лишь один раз в века кому-то удастся избежать его когтей.

Каждого ребенка обволакивают родители, общество, учителя, священники, любые заинтересованные лица — обволакивают толстым слоем предрассудков. Ребенку насаждают определенную религиозную идеологию. Когда вы кого-то заставляете, не даете самостоятельно решать свою судьбу, вы делаете из человека инвалида, вы разрушаете его интеллект, лишаете его права выбора, не даете действовать разумно, заставляете его вести себя механически, бездумно. Он станет христианином, но это не будет его собственным выбором. А что значит быть христианином против своей воли?

Те немногие, кто шел за Иисусом, были смелыми людьми. Они были единственными христианами: они рисковали своими жизнями, шли против течения, жили в опасности, они были готовы умереть, но не пойти на компромисс.

Те немногие, кто шел за Гаутамой Буддой, были настоящими буддистами. Однако в мире сегодня миллионы христиан и миллионы буддистов, но все они ненастоящие, псевдо-последователи. Они вынуждены притворяться — их к этому принудили. Они окутаны определенной религиозной идеологией, затем их окутывают определенной политической идеологией: им говорят, что они индусы, что они иранцы, что они китайцы, что они немцы; им навязывается определенная национальность. А человечество едино, и Земля одна. Однако политики не хотят единения — еще бы, ведь в объединенном мире им придется исчезнуть вместе со своими взглядами. Куда же им податься тогда — всем этим президентам и премьер-министрам? Они могут существовать только в разделенном мире.

Религия одна, но что тогда произойдет с Папой, со всеми этими глупыми религиозными учителями, с Аятоллой Хомейни? Что с ними случится? Они могут существовать только при условии многочисленных религий, церквей, культов, убеждений.

На земле триста религий и по меньшей мере три тысячи сект этих религий. Тогда, естественно, могут существовать священники, епископы, архиепископы, высшее духовенство, религиозные учителя. Этой возможности больше не будет.

И я говорю вам: религиозность едина! Она не имеет никакого отношения к Библии, Ведам, Гите. Она связана с любящим сердцем, с разумным существованием. Она имеет отношение к осознанности, медитативности. Но в этом случае будет нанесен удар по корыстным интересам очень многих.

Вот поэтому родители, принадлежащие к какой-то общине, нации, церкви, вероисповеданию, не могут не насаждать своих взглядов своим детям. Может показаться странным, но дети разумнее своих родителей, ибо родители принадлежат прошлому, а дети — будущему. Родители уже обусловлены, полны предрассудков, окутаны ложью. Их зеркала покрыты таким слоем пыли, что уже не в состоянии что-нибудь отражать, они слепы.

, на ней ничего не написано. В этом его красота, его зеркало не покрыто пылью. Он может хорошо видеть.

   

Мать:

— Джимми, ты упал в своих новых брюках?

Джимми:

— Да, мама, у меня не было времени снять их.

   

— А ну-ка, Элен, скажи нам всем, ты — животное, растение или минерал?

— Я ни то, ни другое, ни третье, — быстро отвечает ребенок. — Я — живая девочка!

   

Малыш ловил рыбу в конце пирса и, пытаясь схватить рыбу, потерял равновесие и полетел в воду. Находившиеся рядом другие рыбаки поспешили ему на помощь.

— Ты что, пришел сюда падать? — спросил один.

— Нет, — ответил мальчик. — Я пришел ловить рыбу.

   

Большая семья наконец смогла переселиться в просторный дом. Некоторое время спустя дядя спрашивает своего племянника:

— Как тебе твой новый дом?

— Нормально, — ответил мальчик. — У нас с братом отдельные комнаты. А вот бедной маме придется ютиться в одной комнате с папой!

   

Каждый ребенок рождается разумным, чистым, искренним, а мы начинаем заваливать его всяким мусором.

У него есть больше прав, чему его родителей, ведь он только начинает свою жизнь. Разум родителей уже затуманен, они уже стали калеками, они уже не могут без костылей. У него есть право оставаться самим собой. Ему нужно уединение, но родители не позволяют ему этого, они очень боятся детского уединения. Они постоянно суют свой нос в его дела, им хочется во все вставить свое слово.

Ребенок нуждается в уединении, ибо все прекрасное растет в уединении. Запомните это самый фундаментальный закон жизни. Корни находятся под землей, и, если вы их вытащите на поверхность, они начнут сохнуть. Ему нужно уединение, полное уединение. Ребенок развивается в утробе матери в темноте, в уединении. Все растущее нуждается в уединении. Взрослому уже не так нужно уединение, потому что он уже вырос, а вот ребенку оно очень нужно. Но его никогда не оставляют наедине с собой.

.

.

.

Ребенок вынужден быть всегда начеку, потому что за ним постоянно наблюдают. Судите сами: в ванной комнате вы становитесь абсолютно другим человеком, в ванной вы снимаете маску. Даже самые серьезные взрослые начинают там петь, напевать что-то. Даже взрослые начинают гримасничать перед зеркалом! Вы знаете, что одни, вы помните, что закрыли дверь, но если поймете, что за вами наблюдают в замочную скважину, с вами происходит немедленное изменение. Вы снова становитесь серьезными, уже не поете, не гримасничаете, ведете себя подобающим образом. Вот это — личность, вы возвращаетесь в конверт.

На Дальнем Востоке есть племена, где каждое утро ребенок должен рассказывать родителям о своих снах, его не оставляют в покое даже в снах. У него могут быть неправильные сны, ему может сниться то, что не должно ему сниться, и родители должны быть в курсе.

Первым делом, перед завтраком, он должен рассказывать обо всем том, что он видел во сне.

Психоанализ на Западе появился лишь недавно, тогда как на Востоке, на этом Дальнем Востоке, родители практиковали его на протяжении тысяч лет. Конечно, ребенок не догадывается о причинах этого и просто рассказывает о своих снах. Он не знает их истинного значения, родители знают. Но это заходит слишком далеко. Это посягательство на самое тайное, это бесчеловечно, это вторжение на чужую территорию.

Почему вы думаете, что у вас есть право на это? Только потому, что ребенок зависит от вас? Потому что вы кормите, одеваете его, предоставляете ему крышу? Если ребенок сообщит, что он летал во сне, то родители немедленно сочтут это за сексуальные фантазии. Значит, надо добавить строгости, еще больше дисциплинировать. Они предоставят ему утром холодный душ! Они еще больше будут ему говорить о целибате, будут учить о том, что нарушающий целибат будет страдать. Сообщат, что тот, кто думает о сексе, станет глупцом, ослепнет и другую подобную чепуху.

Ребенку необходима огромная свобода. Родители могут только помогать ему, но не вмешиваться. Пусть делает то, что хочет. Нужно лишь следить за тем, чтобы он не повредил себя или других, этого вполне достаточно. Излишек этого всего будет отвратительным.

   

Турист заехал в маленький городок и спрашивает мальчика, сидящего на лавке перед почтой:

— Ты здесь давно живешь?

— Двенадцать лет.

— Это заброшенное место, не правда ли?

— Точно.

— Тут так скучно, не вижу чем бы ты тут мог заняться.

— И я не вижу, поэтому оно мне нравится.

   

Детям нравится, когда их оставляют в покое, для их роста необходимо пространство. Да, родители должны быть начеку, должны быть внимательными, чтобы ребенок не поранил себя, но то вмешательство, о котором мы вели речь, негативно, родителям нельзя во все совать свой нос. Они должны привить ребенку стремление к истине, но не свое трактование этой истины. Нельзя ребенка учить правде, но нужно учить искать ее. Нужно учить поиску, нужно учить стремлению к исследовательству, нужно учить приключениям.

Однако этим занимаются родители, они пичкают ребенка предрассудками.

Детям не нужны предрассудки, им не нужно руководство. Они сами себе помогут, сами себя поддержат, напитают и станут сильными. Настоящий отец, настоящая мать, настоящие родители будут для ребенка счастьем. Ребенок будет чувствовать их помощь в становлении самого себя, он станет уверенным в себе, целостным, будет любить себя, а не испытывать вину, начнет уважать себя.

Пока человек не полюбит себя, он не сможет полюбить никого в мире, помните об этом: пока ребенок не научится уважать себя, он никого в мире не будет уважать. Поэтому вся ваша любовь фиктивна, ваше уважение лживо, фальшиво. Если вы себя не уважаете, как же вы можете уважать еще кого-нибудь? Пока любовь не родится в вас самих, она не сможет никого согреть. Сначала станьте светом для самого себя, тогда ваш свет начнет светить и другим.

   

Во время школьного экзамена учитель строго спрашивает первоклассника о растениях и цветах. Ни на один вопрос ребенок не дает правильный ответ. В гневе учитель просит своего помощника:

— Иди и принеси мне охапку сена!

Когда помощник уже собирался идти, малыш воскликнул:

— А мне чашечку кофе, пожалуйста!

   

Поляк ехал куда-то, когда заглох мотор его машины. Когда он ремонтировал его, подошел малыш и спросил:

— Что это?

— Домкрат.

— У моего папы таких два.

Через минуту он спрашивает снова:

— Что это?

— Это фонарь.

— У моего папы два таких. А это что?

Разводной ключ?

— Да, — последовал раздраженный ответ.

— У моего папы два таких.

Так и проходила беседа. Наконец ремонт был завершен, водитель поднялся и пошел к обочине справить нужду. Он показал на свой репродуктивный орган:

— У твоего папы два таких?

— Нет, конечно, но у него в два раза длиннее!

   

Дети чрезвычайно сообразительны, дайте им шанс! Им необходимы условия для роста, нужный климат. Каждый ребенок рождается незашоренным, с возможностью просветления, но мы все разрушаем.

Во всей истории человечества это самая большая трагедия. Никакое рабство не было таким тяжелым, как рабство ребенка, и никакое другое рабство так не истощило человечество, как рабство ребенка, и самая трудная задача, стоящая перед всем человечеством, — избавить детей от рабства.

Пока мы полностью не изменим ситуацию, пока не произойдут коренные изменения, пока не исчезнет семья и не уступит место коммуне, избавления от рабства не будет.

Пока старый образец семьи не исчезнет, пока она не превратится в многомерное образование, у человечества не будет шанса заново возродиться. Нужен новый человек, и он принесет с собой тот рай, обрести который раньше люди мечтали лишь после своей смерти. Рай может быть здесь, но для этого нам нужно дать свободу ребенку.

(Zen, Zest, Zip, Zap & Zing Chapter #14)

 

   

Почему люди добровольно себя подавляют и прибегают к уродливым защитным механизмам?

   

Для того, чтобы выжить.

Ребенок настолько беззащитен, что не может выжить сам. Можно заставить его выучить все, что вам угодно, — как раз этим и занимается в своей лаборатории бихевиорист Б.Ф. Скиннер. Он учит пингвинов играть в пинг-понг, но хитрость одна и та же — поощрение и наказание. Когда они играют, их поощряют; когда они не играют, когда им не хочется играть, их наказывают. Когда они делают движение правильно, их поощряют, дают им еду; когда они ошибаются — им дают заряд тока. Даже пингвины начинают играть в пинг-понг.

Так всегда происходило в цирке. Сходите и посмотрите сами. Даже львы, прекрасные львы, сидят в клетке, а слоны двигаются, подчиняясь плети дрессировщика. Их держали в голоде, а сейчас им дают еду — их наказывают и поощряют — вот и весь трюк.

Ребенок не знает, что такое хорошо и что такое плохо. Мы учим его этому. Мы учим его по своим меркам. Одно и то же может быть правильным в Тибете и неправильным в Индии, одно и то же может быть хорошим у вас в доме и плохим в доме соседа. Но вы заставляете ребенка верить вам: это правильно, делай так. Ребенка хвалят, когда он делает это, и ругают, когда он этого не делает. Когда он ходит за вами, вы довольны, вы гладите его; когда он не ходит за вами, вы злитесь и мучаете его, бьете его, не кормите его, не любите его.

Естественно, ребенок поймет, что его жизнь в опасности. Если он будет слушаться своих родителей, то все будет хорошо, они не убьют его. А что он может сделать? Как ему не согласиться с этими сильными людьми? Они такие большие. Они такие огромные, такие сильные, они могут все.

Например, если ребенок начнет играть со своими гениталиями, а это для него радость, настоящая радость, так как тело ребенка очень чувствительно, то это совсем не сексуальность в том значении, что вы называете сексуальностью. Ребенок по-настоящему очень чувствителен, а когда ребенок чувствителен, то его гениталии — самое чувствительное место тела. Там аккумулируется энергия жизни, это самое чувствительное место. Касание и игра с гениталиями приносит ребенку огромную радость, но вы боитесь. Это ваша проблема. Вы боитесь, что он мастурбирует. Глупости. Играть со своим телом так здорово. Это — любовь к своему телу, а не мастурбация.

Это присутствие Бога коробит. Даже в ванной нельзя уединиться. Нигде нельзя. Всемогущий Бог следит за вами, как детектив. Когда вы любите женщину, он стоит рядом. Он не позволит вам. Он суперполицейский, вдобавок к тому сознанию, что создали в вас родители.

Поэтому Будда говорит, что вы не освободитесь, пока не убьете своих родителей. Убить родителей — значит убить внутри родительский голос, убить обусловленность внутри вас, отбросить бредовые идеи и начать жить по своему усмотрению. Помните, что одной сознательности должно быть больше, а другой сознательности должно быть меньше. Постепенно старая сознательность исчезнет совсем, а с новой вы будете жить.

Сознательность — это закон, пусть это будет единственный закон. Тогда о чем бы вы ни думали — это будет ваша жизнь. Нужно выбирать. Эта жизнь принадлежит только вам, никто не имеет право выбирать за вас.

Я не утверждаю, что вы всегда будете совершать правильные поступки, иногда вы будете ошибаться. Но это тоже будет частью вашей свободы, частью вашего роста. Много раз вы будете заблуждаться, но ничего страшного нет, заблудиться — значит возвращаться домой. Кто не заблуждается, тот не возвращается домой, тот уже мертв. Тот, кто не ошибается, никогда не совершает и правильные поступки. Он просто раб. У него умственное рабство.

Ребенок долго зависит от своих родителей, по меньшей мере до двадцати одного — двадцати пяти лет. Это длинная дорога, почти треть жизни. Целую треть жизни его наполняют предрассудками. Подумать только — двадцать пять лет обусловленности! Ему можно навязать что угодно.

Научившись этим трюкам, вы с трудом сможете отказаться от них. Поэтому так трудно прыгнуть в реальность и начать новую жизнь. Вначале будет нелегко, вы будете часто содрогаться, ибо вам придется идти против родителей, против общества. Родители выполняют четкий приказ общества, они — всего лишь его агенты. Это заговор, а родители, учителя, полицейские, правительство, президент — заговорщики, они все вместе, И у них в руках будущее всех детей.

После того как вы привыкнете к чему-либо, вам будет нелегко разучиться, ибо двадцать лет вас постоянно гипнотизировали. Нужно найти противоядие, отказаться от обусловленности.

Да, это просто выживаемость, необходимость выживать. Ребенок хочет жить, поэтому он идет на компромисс. Он торгуется. Каждый будет торговаться, когда речь идет о жизни и смерти. Когда вы в пустыне умираете от жажды, а у кого-то есть вода, то он может запросить любую цену. Он все может, он может вам навязать что угодно. Этим мы и занимаемся с нашими детьми.

   

Почему люди добровольно себя подавляют и прибегают к уродливым защитным механизмам?

   

Не добровольно. Это только кажется, что добровольно, потому что, пока вы повзрослеете, обусловленность уже проникла в вашу плоть. Все происходит не добровольно, дети ничему не учатся добровольно, им все навязывают, это насилие.

Понаблюдайте за любым ребенком. Каждый сопротивляется, борется до конца, доставляет столько хлопот родителям, каждый ребенок очень старается избежать этого уродливого механизма. Но в конце концов родители побеждают, потому что они сильнее. Это просто вопрос силы и бессилия.

Не удивительно, что, став взрослыми, дети начинают мстить родителям. Эта реакция естественна. Очень трудно простить ваших родителей, вот все общества и учат уважать их. Не можете простить их, то хотя бы уважайте их; не можете любить их, то хотя бы уважайте их. Однако это уважение фальшиво, формально. Глубоко внутри вы остаетесь недовольны.

Если меня услышат, если то, о чем я говорю, станет когда-нибудь превалирующим в мире, то тогда дети действительно будут любить своих родителей, они будут на одной волне с родителями, ибо родители будут им не врагами, а друзьями.

(Zen: The Path of Paradox, Vol. 1, Chapter #6)

 

   

Во всей Вселенной ребенок — самый слабый из детенышей, но его слабость — это замаскированное благословение.

Однако его можно эксплуатировать, что и происходило веками. Родители всегда противились тому, чтобы слабость, зависимость и беззащитность ребенка превращались в независимость, силу, целостность, индивидуальность; они были довольны тем, что ребенок слушается их. Послушный ребенок не несет с собой никаких проблем. Непослушный ребенок — это постоянная проблема, но только непослушный ребенок является настоящим человеком.

А мне он сказал:

— Делай, что хочешь, только не мешай моему бизнесу. Приходят люди, я думаю, что это мои клиенты, а это, оказывается, твои клиенты.

Я сделал отцу одно предложение:

— Идея неплоха, но видел ли ты где-нибудь в магазине ящик для жалоб? Покупатели подумают, что эти жалобы связаны с товарами, никто не догадается, что они связаны с тобой. И ты еще больше будешь издеваться над теми несчастными, что будут приходить.

— Я просто предложил свою помощь.

Трудно родителям, трудно учителям, трудно священникам, всем трудно разрешить ребенку не слушаться их. Даже Бог, всемогущий, величайший деспот, величайший диктатор, не может позволить это, даже он не смог выдержать небольшое непослушание Адама и Евы. Их выбросили из Райского Сада, хотя они не совершали греха. Я бы наелся этих яблок вдоволь, если бы мне сказали, что это яблоня. Не вижу ничего греховного в поедании фруктов.

Но дело было не в яблоне.

Дело было в непослушании.

Послушание нужно насаждать силой, для этого используется страх. Этот страх, говоря религиозным языком, становится адом. Для послушания в религии используется рай или небеса. Для того чтобы все контролировать, нужна фигура отца — так Бог становится отцом.

Я знаю, почему мать не сделали Богом. Я знаю из своего личного опыта, что, когда отец злился на меня из-за моего непослушания и искал меня, мама всегда прятала меня где-нибудь в доме. Когда отец отказывался дать мне денег, если я делал что-то наперекор ему, то моя мама всегда мне давала. Я знаю, что мама не может быть такой строгой, как отец.

Священники, отец на небе, родители здесь на земле, учителя, политические вожди — все хотят полного послушания от каждого, чтобы и намека не было на бунт, чтобы ничего не менялось, чтобы не пострадали их интересы. Мы все стали жертвами их интересов. Настало время изменить это.

Послушный ребенок всегда посредствен; для того чтобы быть непослушным, нужно немного ума.

Послушный ребенок становится хорошим гражданином, он ходит в церковь по воскресеньям. А непослушный ребенок ненадежен. Чем он будет заниматься в жизни? Он может стать художником, музыкантом, танцором — а эти профессии не очень солидные — или может стать никем, бродягой, наслаждающимся свободой.

Прошу вас выпрыгнуть из этого круга. Отбросьте весь страх. Бояться нечего. Не надо беспокоиться о несуществующем аде и стремиться к несуществующему раю.

Рай здесь. Если отбросить идею рая после смерти, то можно сделать этот рай в тысячу раз прекрасней.

(Socrates Poisoned Again After 25 Centuries, Chapter #28)

 

 

Воспитание нового ребенка

Если посмотреть на детей, когда они появляются на свет, такие свежие, прямо из источника жизни, то можно увидеть некое присутствие того, что не передать словами, — нечто безымянное, неопределенное.

Ребенок живет. Это нельзя определить как живость, но она есть, ее можно почувствовать. Ее так много, что даже слепой не сможет не увидеть. Свежесть. Ее можно почувствовать рядом с ребенком. Постепенно аромат исчезает. И если, к сожалению, ребенок добивается успеха, становится знаменитостью — президентом, премьер-министром, Папой, то тот же ребенок начинает смердеть.

Он появился с чудесным ароматом, неизмеримым, неопределенным, безымянным. Посмотрите в глаза ребенку — вы не найдете ничего глубже. Глаза ребенка — это пропасть, у нее нет дна. К сожалению, после того, что с ним сделает общество, вскоре его глаза станут мелкими; из-за многочисленных слоев обусловленности эта глубина, эта невероятная глубина исчезла. А ведь то было его реальное лицо.

У ребенка нет мыслей. О чем ему думать? Мыслям нужно прошлое, мысли требуют проблем. У него нет пока проблем, он беспроблемный. Нет никакой необходимости ему о чем-то думать. О чем?

Ребенок находится в сознании, но без мыслей.

Это реальное лицо ребенка.

Такое же лицо было и у вас, и, хотя вы уже забыли его, оно у вас есть, ожидая, когда оно сможет к вам вернуться. Я говорю о возврате, потому что вам оно было хорошо известно в прошлых жизнях, но вы постоянно забываете о нем.

Наверное, и в этой жизни бывали моменты, когда вы были близки к тому, чтобы узнать его, почувствовать его, быть им. Но мир огромен для нас. Его хватка велика — он тянет вас в тысячах направлений. Он тянет вас в тысячах направлений, и вы разваливаетесь на части. Просто невероятно, как людям удается сохранять себя. Видимо, давление со всех сторон такое сильное, что ваши руки, ноги и голова не могут улететь. На вас давят со всех сторон.

Даже если вы случайно встретитесь со своим реальным лицом, вы не сможете узнать его, это будет незнакомец. Вероятно, вы иногда встречаетесь с ним, совершенно случайно, но вы даже не здороваетесь. Это незнакомец; и глубоко внутри у вас сидит страх, как при встрече с любым незнакомцем.

Вы спрашиваете, как сохранить настоящее лицо ребенка.

Вы ничего непосредственно не должны делать.

Любое прямое действие станет помехой.

Нужно научиться искусству пассивности.

Это очень трудное искусство. Вам не нужно что-то делать, чтобы защитить и сохранить реальное лицо ребенка. Ваши действия только исказят его. Нужно научиться пассивности; нужно научиться не стоять на пути у ребенка, уйти с дороги. Нужно быть очень смелым, чтобы оставить ребенка наедине с собой.

Тысячи лет нас учили, что если оставить ребенка одного, то он превратится в дикаря. Нонсенс. Я сижу перед вами — разве я похож на дикаря? А мне родители не мешали. Да, у них были неприятности, и у вас будут, но игра стоит свеч.

Реальное лицо ребенка настолько ценно, что любая проблема — чепуха. Оно настолько бесценно, что, сколько бы вы за него ни заплатили, это по-прежнему дешево; вам оно достается бесплатно. И однажды вы увидите реальное лицо вашего ребенка, первозданное, такое же красивое, с каким он появился на этот свет, с той же невинностью, ясностью, радостью, весельем, живостью… Чего же вам еще нужно?

Вам нечего дать ребенку, вы можете только взять. Если вы действительно хотите сделать ребенку подарок, то единственным подарком будет невмешательство. Рискните, разрешите ему познавать неизвестное, неизведанное. Это нелегко. Страх сковывает родителей — кто знает, что случится с ребенком?

Из-за этого страха они начинают лепить для ребенка какую-то модель жизни. Из-за страха они начинают вести его определенным путем, к определенной цели, однако они не знают, что своим страхом они убивают ребенка. На него никогда не низойдет благодать. Он никогда не будет вам благодарен; у него всегда будут к вам претензии.

Идея странная, но очень значительная. Он говорит о том, что отца уважали из-за чувства вины, и эту вину пронесли через века. Говорят… правда, это не исторический факт, а скорее разумный миф, что молодежь убивала своих отцов, а затем раскаивалась — ведь это был их отец, однако его методы воспитания унижали их.

.

Дети заслуживают всяческого уважения, они такие свежие, такие невинные, они так близки божественному духу. Настало время уважать их, а не заставлять их уважать всяких проходимцев, плутов, мошенников, полных дерьма, и только потому, что они пожилые.

Я бы сделал все наоборот: уважайте детей, ибо они ближе к источнику, а вы дальше. Они все еще оригиналы, а вы — копии под копирку. Понимаете ли вы, куда может привести уважение к ребенку? Благодаря любви и уважению вы спасете их от неправильных поступков, не из-за страха, а благодаря любви и уважению.

Его уважение было для меня главным сокровищем. Когда он умирал, я был за восемьдесят миль от него. Он попросил меня срочно приехать, времени было очень мало. Я примчался за два часа.

Это были его последние слова:

Уважайте детей. Избавьте их от страха.

Но если вы сами полны страха, то как вы сможете избавить от него их?

Не заставляйте их уважать вас потому, что вы их отец, вы их папочка, их мамочка и так далее.

Измените свое отношение и убедитесь, как уважение повлияет на ваших детей.

Если вы их уважаете, то они будут вас слушать более внимательно. Они будут стараться понимать вас, если вы их уважаете. Они это будут делать. Ни в коем случае ничего не навязывайте им; понимая вас, они поймут, что вы правы, и потянутся к вам, они не потеряют своего настоящего лица.

Настоящее лицо можно потерять одним путем. Оно теряется, если детей принуждать, заставлять против их воли.

Любовь и уважение мягко помогут им понять мир, стать более осознающими, внимательными, ведь жизнь драгоценна, это подарок Вселенной.

Нельзя прожигать ее.

Умирая, мы должны сказать, что оставляем мир более красивый, добрый, изящный.

Это станет возможным только в том случае, когда мы покинем мир с тем же настоящим лицом, с каким пришли сюда.

(From Darkness to Light, Chapter #6)

 

 

   

Запомните, вы сможете детям дать лишь одно — разделить в ними свою жизнь. Скажите им, что вашу жизнь исказили ваши родители, вы жили по определенным меркам, с определенными идеалами, и из-за этих ограничений и идеалов вы пропустили мимо всю свою жизнь, и теперь вы не хотите поломать жизнь своих детей. Вы хотите, чтобы они были полностью свободны — свободны от вас, поскольку для них вы представляете прошлое.

Вам нужно рассчитать все, живя с детьми, давая им свободу в мелочах.

А утром, когда я хочу спать, ты насильно заставляешь меня проснуться в пять утра, в такую рань, ты тянешь меня на утреннюю прогулку в лес. Я хочу спать, а ты тянешь меня. Не понимаю, как от этого можно стать мудрым. Пожалуйста, объясни мне!

Это должно стать принципом: детям нужно прислушиваться к своему телу, к своим нуждам. Для родителей главное проследить, чтобы ребенок не упал в канаву. Их метод воспитания — запрет.

Дети очень сообразительны, и если вы уважаете их, то они будут слушать вас с готовностью, захотят гонять вас. А затем оставьте их наедине с вашей информацией. Так нужно поступать лишь несколько лет в самом начале, вскоре они сами станут разбираться во всем, и ваши подсказки будут уже не нужны вообще. Вскоре они сами смогут идти дальше.

Я понимаю озабоченность тех родителей, которые боятся, что их дитя пойдет не в ту сторону, куда бы им хотелось, но это ваши проблемы. Ваши дети появились на свет не для того, чтобы выполнять ваши прихоти. У них своя жизнь, и вам нужно радоваться, что они живут своей жизнью, какой бы она ни была.

Когда человек использует свой собственный потенциал, он становится лучшим. Когда человек не использует свой потенциал, он становится посредственностью.

Все общество состоит из серых людей, потому что никто не является тем, кем он был задуман, он вечно кто-то другой. И что бы он ни делал, он не будет лучшим, он не чувствует удовлетворения, не может радоваться.

Работа родителей очень деликатна, она драгоценна, ведь вся жизнь ребенка зависит от нее. Не давайте никакой готовой программы, всячески помогайте ему в том, что он хочет.

Например, я любил карабкаться на деревья. Есть деревья, безопасные для лазания: у них толстые ветви, крепкий ствол. Можно забраться на самый верх без страха свалиться вниз из-за хрустнувшей ветки. Но есть деревья неокрепшие. Так как я любил лазать на фруктовые деревья за манго или джамунами — еще одно прекрасное дерево, — то моя семья очень переживала и всегда посылала кого-нибудь, чтобы увести меня.

Я сказал отцу:

— Вместо того чтобы запрещать мне, лучше бы вы объяснили, какие деревья опасные, чтобы я на них не лез, и какие безопасны для меня.

Если ты запретишь мне лазать, то я могу попасть в беду, залезть не на то дерево, и ты будешь отвечать за это. Я люблю лазать по деревьям и не брошу это.

Одно из самых прекрасных удовольствий — это залезть на верхушку дерева в солнечную ветреную погоду, чтобы дерево танцевало, это очень сильное впечатление.

— Я не брошу своего занятия. Ты должен точно мне сказать, какие деревья опасны, потому что я могу упасть с них, получить переломы, изувечить тело. Только не давай мне строгий приказ: не лазать по деревьям. Я все равно буду продолжать.

И он был вынужден ходить со мной по городу и объяснять, какие деревья опасны. Тогда я задал второй вопрос:

— Знаешь ли ты какого-нибудь опытного верхолаза, кто смог бы меня научить лазать?

Он ответил:

— Ну, это уж слишком. Это заходит очень далеко. Ты попросил меня, я согласился…

— Я буду следовать этому, потому что сам предложил. Но твои опасные деревья безудержно тянут меня к себе, потому что на них растет индийский фрукт джамун. Он такой вкусный, что, когда он созреет, я не смогу избежать соблазна. Ты мой отец, ты должен позаботиться… ты знаешь, кто может мне помочь.

— Если бы я знал, что быть отцом так трудно, я бы им никогда не стал, во всяком случае твоим! Да, я знаю одного человека, — и он познакомил меня с одним стариком, который умел лазать лучше всех.

Он был дровосеком, и он был таким старым, что с трудом верилось, что он может рубить деревья. Он выполнял только особые поручения, какие никто больше не мог делать, например обрезать большие ветви над крышей дома. Он был специалистом, и никогда не вредил ни корням, ни домам. Сначала он стягивал веревкой ветки друг с другом. Затем он обрезал их, а потом оттягивал веревкой их подальше от дома и бросал на землю.

А ведь он был так стар! В подобной ситуации, когда никто не соглашался, он был незаменим. Мой отец сказал ему:

— Научи его чему-либо, особенно об опасных деревьях, которые могут обломиться.

Ветви могут обломиться, я уже падал два-три раза — у меня на ноге остались следы.

Старик посмотрел на меня и сказал:

— Еще никто не приходил с такой просьбой, особенно отец с сыном! Это опасно, но если ему это нравится, я с удовольствием научу его.

Он стал учить меня технике лазания по опасным деревьям. Он показал мне всевозможные стратегии защиты самого себя: если ты хочешь забраться на самую верхушку и не свалиться с нее вниз, то нужно привязать себя там, где ветка выдержит, затем карабкайся. Если ты упадешь, то повиснешь на веревке и не упадешь на землю. Это помогло мне, с тех пор я больше не падал!

Функции матери или отца важны, потому что они способствуют появлению нового гостя на планете — гостя, который ничего не знает, но несет в себе потенциал. Он будет оставаться несчастным, если его потенциал не растет.

Все родители хотят, чтобы их ребенок был счастлив, никто не хочет, чтобы он был несчастлив. Однако их мысли неправильны. Они думают, что если дети станут докторами, профессорами, инженерами, то они будут счастливы. Они не знают! Дети будут счастливы только тогда, когда они становятся тем, кем они были задуманы. Они могут стать только семенем, которое несут в себе.

Это общество власти.

#23)

 

Семилетние циклы жизни

Вам нужно понять несколько важных ступеней роста.

Жизнь состоит из семилетних циклов, она протекает в семилетних циклах подобно тому, как Земля делает полный оборот вокруг своей оси за двадцать четыре часа. Никто не знает, почему не за двадцать пять или за двадцать три. Ответа не может быть, это просто факт.

Если вы поймете эти семилетние циклы, то вы многое узнаете о человеческом росте.

Первые семь лет наиболее важны, ибо закладывается фундамент жизни. Поэтому все религии так заинтересованы в том, чтобы поскорее заграбастать ребенка.

Евреи делают ему обрезание. Какая чепуха! Они ставят еврейскую печать очень примитивным образом. Здесь так метят рогатый скот, я видел похожие штампы. Каждый хозяин клеймит скот, чтобы отличить его от других. Это жестоко. Раскаленную сталь используют в качестве тавра, она обжигает шкуру. Но зато потом скот становится вашей собственностью, его нельзя украсть, нельзя потерять.

Что такое обрезание? Это маркировка животных. Но эти животные — евреи.

У индуистов есть свои метки. В каждой религии есть свои методы. Нужно знать, какого вида ты животное и кто ваш пастух: Иисус? Моисей? Мохаммед? Ты сам себе не хозяин.

Первые семь лет жизни наполнены условностями, всякого рода идеями, которые будут с вами всю жизнь, будут мешать раскрыться вашему потенциалу, испортят вас, не позволят видеть без искажений. Они будут облаками перед вашими глазами, они будут все смешивать в кучу.

Сквозь толстый слой пыли ваши глаза не видят природы вещей, самого существования.

Вся эта пыль появилась в первые семь лет жизни, когда вы были таким невинным, таким доверчивым, что все, что вам говорили, вы принимали за истину. Вам потом будет нелегко обнаружить у себя чужеродное тело: оно стало частью вашей крови, костей, костного мозга. Вы будете задавать тысячи вопросов, но вы никогда не спросите о природе вашей веры.

Проявлять любовь к ребенку — значит в первые семь лет его жизни, с самого начала помогать ему оставаться невинным, не пичкать его предрассудками; пусть он остается дикарем, язычником.

Если в первые семь лет ребенок остается невинным, никто не навязывает ему чужие идеи, то он не может не раскрыть свой потенциал. Ребенок наиболее впечатлителен в первые семь лет жизни. В эти годы он зависит от учителей, родителей, священников…

Ограждайте своего ребенка от самого себя. Ограждайте ребенка от влияния других, хотя бы в первые семь лет.

Ребенок похож на маленькое, слабое, мягкое растение, сильного ветра достаточно, чтобы уничтожить его, его может съесть любое животное. Поставьте ограждение вокруг него — это не тюрьма, а защита. Когда растение подрастет, заграждение убирается.

Ограждайте ребенка от любого влияния, чтобы он оставался самим собой, это вопрос всего лишь семи лет, ибо тогда заканчивается первая ступень. К семи годам он станет разумным, целостным, сильным.

Вы не знаете, насколько сильным может быть семилетний ребенок, потому что вы не видели необусловленных детей, вы видели только испорченных детей. Они продолжают нести страхи и трусость своих отцов, матерей, семьи. Они себе не хозяева.

Вы будете удивлены… если встретите неиспорченного ребенка. Он будет острым, как сабля. Его глаза будут ясными, его взгляд будет проницательным. Вы увидите в ребенке такую силу, которой позавидует даже семидесятилетний, потому что у старика шаткая основа. По сути дела, чем выше становится здание, тем больше оно шатается.

Как родителю, вам придется набраться храбрости не мешать ребенку. Откройте двери неизвестному, чтобы ребенок занялся исследованием. Он не знает, что у него внутри, никто не знает. Он вынужден брести в темноте. Не пугайте его темнотой, не пугайте его неудачей, не пугайте его неизвестным. Поддержите его. Отправляйте его в неизвестное путешествие с любовью, поддержкой, благословением.

Не навязывайте ему свои страхи.

Держите свои страхи при себе. Не вываливайте эти страхи на ребенка, ибо это будет вмешательством.

Следующие семь лет, от семи до четырнадцати, приносят новый опыт: у ребенка рождается первый сексуальный интерес. Но это только репетиция.

Родители начинают мешать больше всего в это время, потому что им самим мешали когда-то. Они помнят, как их воспитывали, и занимаются тем же. Вплоть до этого века многие страны не разрешали совместное обучение разных полов. Это стали разрешать двадцать-тридцать лет назад, да и то в развитых странах. Сейчас дети учатся вместе. Но в такой стране, как Индия, совместное обучение начинается только в университете.

Семилетний мальчик и семилетняя девочка не могут учиться в одной школе. А ведь это их время — риска беременности нет, у семей тоже проблем нет: в это время им нужно давать вдоволь наиграться.

Да, сексуальный оттенок здесь будет, но ведь это репетиция, а не настоящая драма. Если не позволять им репетиции, то один раз занавес поднимется — и начнется настоящая драма… а люди не знают, что им делать, у них нет даже суфлера. Вы все спутали в их жизни.

   Эти семь лет, вторая ступень развития, важны в качестве репетиции. Дети встречаются, играют, общаются, знакомятся. Это поможет избавить человечество от девяноста процентов извращений.

   Если детям от семи до четырнадцати разрешают быть вместе: плавать вместе, обнажаться друг перед другом, то девяносто процентов извращений и девяносто процентов порнографии исчезнут. Но кому это нужно?

   Сейчас они так и живут — как два разных вида животных. Они не принадлежат единому человечеству, их держат отдельно. Перед ними устанавливают тысячи барьеров, чтобы они не смогли репетировать свои сексуальные отношения, которые рано или поздно придут.

   Воспитание детей напоминает мучение. Семь лет сексуальных репетиций очень важны. Мальчики и девочки должны быть вместе в общежитиях, школах, бассейнах и постелях. Им нужно репетировать будущую жизнь, быть к ней готовыми. Нет никакого риска, никакой проблемы в том, чтобы предоставить детям полную сексуальную свободу, и не отвергать, не подавлять, как это делается сейчас.

   Мы живем в странном мире. Мы рождаемся от секса, живем для секса, наши дети рождаются от секса, и при этом секс проклинается больше всего, это — грех. И все религии продолжают забивать вам мозга этим дерьмом.

   Люди во всем мире накопили всякую гниль просто потому, что им не разрешали расти в естественной обстановке. Им запрещали принимать себя такими, какими они были. Они все стали духами. Это не настоящие люди, они лишь тени тех, кем они могли бы быть, всего лишь тени.

   Этот семилетний цикл очень важен, потому что он вас готовит к следующим семи годам. Если вы сделали домашнее задание, если вы играли со своей сексуальной энергией как спортсмен, а в это время только так и может быть, то вы не станете извращенцем или гомосексуалистом.

   Вам не будут приходить в голову странные вещи, потому что вы естественно двигались с противоположным полом, а противоположный пол двигался с вами; нет никаких помех, и вы никому не причиняете вреда. Ваше сознание чисто, ведь никто не влиял на ваше понимание зла и добра, вы просто были самим собой.

   С четырнадцати до двадцати одного вы становитесь половозрелым. Важно понять: если репетиция была успешной, то за семь лет сексуальной зрелости происходит то, о чем вы не могли подумать, потому что вам не дали шанса. Я говорил вам, что семь лет, с семи до четырнадцати, вы проходили сексуальную репетицию. Третья семилетка дает понятие благодарности. Вы по-прежнему вместе с девочками и мальчиками, но сейчас начинается новая фаза: вы влюбляетесь.

   Это все еще не биологический интерес. Вы не заинтересованы заводить потомство, не заинтересованы становиться мужьями и женами, нет. Это годы романтической игры. Вас больше интересует красота, любовь, поэзия, скульптура — различные аспекты романтизма. Без налета романтики человек никогда не узнает, что такое благодарность. Его удел — только усредненный секс.

   Чем длиннее игра, тем больше вероятность достигнуть кульминации, чем больше вероятность достичь кульминации, тем скорее наступит благодарность. Без этого пара никогда не познает всей радости секса.

   Сейчас сексологи учат прелюдии. Наученная прелюдия — это фикция, но ей все же учат; по крайней мере, они осознали, что без прелюдии в сексе невозможно достичь кульминации. Им трудно научить финальной стадии любовной игры, потому что при достижении кульминации человек теряет интерес все, работа сделана. Для этого нужен романтический, поэтический ум, ум, знающий как благодарить.

   Человек, мужчина или женщина, доставивший вам удовольствие, достоин благодарности, ваша благодарность — это финал действия. Без благодарности секс незавершен, а незавершенный секс является причиной всех бед человека.

   Секс становится оргазмическим только тогда, когда прелюдия и благодарность сбалансированы. В их гармонии кульминация превращается в оргазм.

   Нужно понимать, что кроется за оргазмом.

   Это означает, что вы отдаетесь весь — тело, ум, душа, все — все находится в органичном единении.

   Тогда это превращается в медитацию.

   Если в конце секс не стал медитацией, то вы не знаете, что такое секс. Вы слыхали о нем, вы читали о нем; но те, кто писал об этом, тоже не знают о нем ничего.

   

Я прочитал сотни книг по сексологии, которые написали люди, считающие себя большими экспертами, и они действительно эксперты, но они ничего не знают о сокровеннейшем состоянии, когда расцветает медитация.

   Подобно тому, как дети рождаются от обычного секса, медитация рождается от необычного секса.

   Животные заводят потомство, ничего необычного в этом нет. Только человек может получить опыт медитации на гребне оргазмического чувства. Это возможно лишь тогда, когда молодежи от четырнадцати до двадцати одного предоставляют романтическую свободу.

здесь не помогут.

   Это интуиция: входишь в контакты с многими людьми и вдруг начинаешь что-то ощущать — то, чего никогда ранее не было. Выбор настолько очевиден, что не приходится сомневаться. Даже трудно пытаться сопротивляться, настолько сигнал сильный. Вот тогда вы и выбираете.

   Это происходит где-то между двадцатью одним и двадцатью восемью, если все шло хорошо, как я говорю, и никто не вторгался в вашу жизнь. Самое прекрасное время жизни наступает в период с двадцати восьми до тридцати пяти, самое веселое, самое гармоничное, потому что двое начинают погружаться друг в друга, двое становятся одним целым.

(From Darkness To Light, Chapter #3)

 

   

В вашем детстве меня восхищает то, что с самого начала вы обнаружили в себе способность увидеть разницу между тем, как ваши родители интерпретировали действительность и как это делали вы. Прокомментируйте, пожалуйста, подробнее.

   

   Каждому ребенку становится известна эта разница. Его нужно оставить в покое. Это вопрос некоторой смелости, присущей и детям. Но в обществе отвергается даже такое прекрасное качество, как детская смелость.

   — Нет, я просто хочу, чтобы вы осознали, что если вы будете подвергать меня насилию, то я сделаю все, что в моих силах. Запомните, что вы не сможете меня заставлять.

   — Успокойся, — умоляли меня родные, — мы пришлем кого-то, чтобы тебя сняли оттуда.

   — Не волнуйтесь, если я смог подняться, то смогу и спуститься.

   Они понятия не имели о тех гвоздях. А я внимательно следил за художником, как он справляется, и все интересовались — художник был великим. Он оформлял все храмы.

   — Ответственность лежала бы на вас.

   Вопрос не в том, умны ли дети. Они просто не проявляют своей настойчивости, порицаемой взрослыми. Все стали проклинать нашу семью, потому что я забрался на крышу храма, то есть выше их Бога. Это было оскорблением их богу.

   — Пожалуйста, я начну попрошайничать в этом же городе. Я буду вынужден выживать, мне нужно заняться чем-то. Можете не давать мне еду, но вы не сможете запретить мне попрошайничать, это право каждого.

   У детей почти одинаковый потенциал, но разная уверенность, потому что любят тех, кто слушается.

   Однажды отец мне сказал:

   — Ты должен быть дома до девяти вечера.

   — А если не приду, что будет?

   — Двери будут закрыты.

   Он ответил:

   — Хочешь, чтобы у меня были неприятности?

   — Забудь о приказе. Приходи, когда захочешь.

   — Я не буду стучать. Двери должны быть открыты.

   В той части Индии, где мы жили, город не спал до двенадцати, потому что жара начинала спадать только после двенадцати. Люди не спали, продолжали трудиться. Днем так жарко, что они отдыхали днем, а работали ночью.

   — Нет смысла закрывать двери, если находишься внутри и работаешь. Пусть они будут открыты. Зачем стучать?

   — Хорошо, двери будут открыты. Не надо было говорить тебе, чтобы приходил до девяти. Так все делают.

   — А я не все. Если это им подходит, то пусть приходят до девяти. Если мне подходит, то и я приду. Только не забирай у меня свободу, не ломай мою индивидуальность. Разреши мне быть самим собой.

   Вы правы, я отличался от других. Я не был лучше других, я просто был другим. Познавая это, я стал лишь оттачивать грани. Понимая, как бороться с теми, у кого есть власть — а у тебя ее нет, — я стал оттачивать это искусство, и у меня хорошо получалось. Я всегда находил противоядие. Они всегда удивлялись этому, когда им казалось, что на это я уже не смогу ничем ответить, они всегда думали рационально.

   Логику я не уважал.

   Я уважал свободу.

   Не важно, какими средствами она достигалась. Каждое средство хорошо, если оно несет вам свободу, индивидуальность, сбрасывает оковы рабства. Дети просто не знают этого. Они думают, что родительские советы приносят им только пользу.

   Нужно осознавать одно: родители не могут сделать всего, о чем говорят. Они не могут навредить вам, не могут убить вас, они могут лишь угрожать вам. Когда вы поймете, что они могут только угрожать вам, их угрозы перестанут беспокоить вас; вы тоже можете им угрожать. Вы можете им угрожать таким образом, что им придется уважать ваше право на выбор того, что вы захотите делать.

   Итак, разница есть, но не в каком-то особенном превосходстве. Детей можно научить, они могут делать то же самое, я уже это испытал, даже в детстве. Ученики были удивлены: я изводил учителей, я изводил директора, но они ничего не могли со мной поделать. И они совершали необдуманные поступки, у них появлялись проблемы. У меня стали спрашивать:

   — Расскажи секрет.

   — Нет никакого секрета. Вы должны осознавать, что вы правы, и у вас есть причина для этого. Потом вы увидите, кто против вас. Не важно, учитель это или директор.

   Один учитель в гневе пошел к директору и оштрафовал меня на десять рупий за плохое поведение. Я пошел за ним, и, пока он выписывал мне штраф, я стоял рядом. Когда он закончил, я той же ручкой выписал ему штраф на двадцать рупий за недостойное поведение.

   — Что ты делаешь? — спросил он. — В этом журнале учителя выписывают штрафы ученикам.

   — А где об этом сказано? Где сказано, что в этом журнале только учителя могут штрафовать учеников? Я думаю, что в этом журнале за плохое поведение записывают всех. Если это не так, то дайте мне посмотреть.

   Зашел директор.

   — Что тут происходит? — спросил он.

   — Он испортил журнал. Он оштрафовал меня на двадцать рупий за плохое поведение, — объяснил учитель. — Это неправильно.

   — У вас есть какой-нибудь документ, где говорится, что ученик не вправе штрафовать учителя, даже если он плохо себя ведет? — спросил я.

   — Трудный вопрос. Документа такого у нас нет. Но сложилась практика, обычно наказывают учителя.

   — Это нужно поменять. Наказание необходимо, но оно не должно быть однобоким. Я заплачу десять рупий в том случае, если он заплатит двадцать.

   Поскольку директор не мог потребовать у учителя двадцать рупий, то он не стал требовать и с меня десять рупий, штраф все еще числится за мной!

   Когда я пришел в школу через несколько лет, он показал мне журнал:

   — Твой штраф все еще здесь.

   — Пусть другие ученики знают об этом.

   Просто надо находить пути!

   Разница должна быть, но дело не в превосходстве. Нужно быть смелым, разумным, нужно рискнуть. В чем опасность? Что могли разрушить те люди? Максимум, они могли бы меня оставить на второй год, но они этого боялись — опять я был бы в их классе! Так что мне было выгодно. Они хотели избавиться от меня поскорее. У учителя есть единственное оружие — оставить ученика на второй год.

   Я дал четко понять всем учителям:

   — Можете меня оставлять на второй год, для меня это не важно. Мне не важно, когда я сдам экзамен — через два года или три. Вся жизнь бессмысленна — где-то мне надо ее проводить. Я могу провести ее в этой школе, и ваша жизнь превратится в ад, потому что я смогу делать что угодно, если не будет страха остаться на второй год. Даже учителя-противники завышали мне оценки, чтобы я переходил в следующий класс и не становился им помехой.

   Если родители смелые люди, то они будут помогать своим детям развивать свою смелость, даже против них самих. Они помогут им быть смелыми против учителей, общества, любого, кто собирается разрушить их индивидуальность.

   Я это и имею в виду: у нового разума будут эти новые качества. Дети рождаются с новым разумом, и к новому человеку не будут относиться так, как это делали веками. Их будут поощрять оставаться самими собой, быть уверенными в себе, самоуважительными. Само это изменит качество жизни. Она станет более яркой, живой, наполненной.

#41)

 

   

Тысячи лет семья была основой общества, а вы сомневаетесь в ее ценности. Что может ее заменить?

   

Человек перерос семью. Предназначение семьи закончилось; она и так долго продержалась. Это один из самых старых институтов, но только самые прозорливые люди понимают, что он уже мертв.

   Семья свое отработала. Она уже не нужна в новом контексте социума, она уже не нужна для нового человечества, которое только зарождается.

   Семья была и хороша, и плоха. Она помогала — человек смог выживать в ней, но она была и очень плохой, потому что изуродовала ум человека. Однако в прошлом ей не было альтернативы, не из чего было выбирать. Это было необходимое зло. Но в будущем так не должно быть. В будущем должны быть альтернативные пути.

   Я предвижу, что в будущем не будет одной фиксированной модели, будут разные альтернативные пути. У желающих должна быть свобода создавать семьи. Это будет совсем малый процент. Есть семьи на земле, совсем немного, не более одного процента, которые действительно красивы, действительно взаимовыгодны, в них есть место росту, нет главенства, борьбы за власть, нет собственности; семьи, где не унижают детей, жена уважает мужа, а муж уважает жену, где есть любовь и есть свобода, где собираются вместе только из-за радости, а не по каким-то корыстным мотивам, где нет политики. Да, такие семьи существовали на земле и они все еще есть. Таким людям не надо ничего менять. В будущем они будут продолжать жить в семьях.

   В этом нет необходимости, должны быть альтернативы семье. Для меня лучшей альтернативой семьи может служить коммуна.

   Коммуна означает, что люди живут в гармоничной семье. Дети принадлежат коммуне, они принадлежат всем. Нет личной собственности, нет эго. Мужчина живет с женщиной, потому что им нравится жить вместе, они лелеют это, наслаждаются этим. Когда они почувствуют, что любовь прошла, то не станут цепляться друг за друга. Они расстанутся как друзья, с благодарностью друг другу. Они найдут другую компанию. Единственной проблемой в прошлом была судьба детей. В коммуне дети могут принадлежать коммуне, а это намного лучше. У них будут лучшие возможности для роста в окружении многих людей. Иначе ребенок живет только с матерью. Годами единственными людьми для него были отец и мать. Естественно, он начинает имитировать их. Дети становятся имитаторами своих отцов и переносят в мир все болезни, от которых страдали их родители. Они становятся копиями под копирку. Это очень разрушительно. У детей нет выбора, поскольку у них нет другого источника информации.

   Если сотня человек будет жить в одной коммуне, то там будет много женщин и мужчин, ребенка не будут заставлять следовать только одному образу жизни. Он чему-то научится у отца, а чему-то — у дяди и других членов коммуны. Его душа станет шире.

   Семьи ломают людей и делают их души очень мелкими. В коммуне у ребенка будет широкая душа, у него будет больше возможностей, его жизнь станет богаче. Он будет видеть много женщин, у него не будет только одна идея относительно того, какой должна быть женщина. Очень разрушительно иметь только одно представление о том, какая должна быть женщина, — всю свою жизнь вы будете искать и искать свою мать. Влюбившись, будьте внимательны! Очень может быть, что вы нашли кого-то, очень схожего с вашей матерью, а этого надо было бы избежать.

   Но отец — не единственный в мире, мир намного богаче. Даже если вы найдете отца, вы не будете счастливы. Можно быть счастливым с любимым, с любовником, но не с отцом. Если вы найдете мать, то вы тоже не будете счастливы с ней, вы уже хорошо ее знаете, вам нечего будет открывать. Это уже вам знакомо, а значит, не вызывает интереса. Вам надо искать что-то другое, но у вас нет никакого другого образа.

   В коммуне у ребенка будет богатая душа. Он будет знать многих женщин, он будет знать многих мужчин, он не будет привязан к одному или двум лицам.

   В коммуне вы не будете привязаны к одной семье, там не будет такой семьи. Вы будете свободнее, менее одержимы, более справедливы. Вас будут многие любить, вы почувствуете, что жизнь — это любовь. Семья учит вас некоему конфликту с обществом, с другими семьями. Семья требует монополии, она просит быть за нее и против всех остальных. Вам придется служить семье. Вам придется бороться во имя семьи и ее славы. Семья учит вас быть амбициозным, конфликтным, агрессивным. В коммуне вы будете менее агрессивным, вам будет мир ближе, потому что вы знаете стольких людей.

   Вот что я собираюсь сделать здесь — коммуну, где все будут друзьями. Брак будет соглашением между двумя людьми как доказательство того, что они счастливы вместе. Причем, если хотя бы один почувствует, что он становится несчастным, они расходятся. Нет необходимости в разводе. Нет брака — нет и развода. Жизнь спонтанна.

   Когда вы живете в несчастье, то постепенно вы привыкаете к нему. Никогда нельзя это терпеть. Раньше вы жили с этим человеком в счастье и радости, но, если все это позади, вам нужно выбираться отсюда. Нет необходимости злиться или становиться агрессивным, нет необходимости нести в себе обиду — любви не прикажешь. Любовь как ветерок. Он подул. Он здесь. Его больше нет. Когда он ушел, то он ушел. Любовь — это тайна, ею нельзя манипулировать, любовь не нужно легализовывать, навязывать ее, какая бы ни была причина.

   В коммуне люди будут жить только потому, что им хорошо вместе, а не по какой-то иной причине. Когда радость пройдет — они расстанутся. Может, это грустно, но они расстаются. Может, ностальгия все еще не дает покоя, но им нужно расстаться. Они обязались, что не станут причиной несчастья другого, иначе несчастье становится привычкой. Они расстаются с тяжелым сердцем, но без обид. Они будут искать другого партнера.

   В будущем не будет брака, как это было в прошлом, и не будет развода, как это было в прошлом. Жизнь будет более живой, будет больше доверия. Будет больше доверия в тайнах жизни, чем в ясности закона, больше доверия к жизни, чем к чему бы то пи было: суду, полиции, священнику, церкви. Дети должны принадлежать всем, а не носить значки своих семей. Они будут принадлежать коммуне, и коммуна позаботится о них.

   Это станет самым революционным шагом в истории человечества: люди начнут жить в коммунах, станут честными, доверяющими; они будут все больше отказываться от юридических проволочек.

   В семьях любовь рано или поздно исчезает. Ее может не быть с самого начала. Это может быть брак по расчету: деньги, престиж, власть или другие мотивы. С самого начала может не быть никакой любви. Дети рождаются в браке, который превращается скорее в тупик, — дети рождаются не в любви. С самого начала люди становятся чужими. Отсутствие любви в доме делает их скучными, нетерпимыми. Свой первый урок дети берут у родителей, а родители не любят друг друга, царит атмосфера ревности, злобы и борьбы. И дети видят отвратительное лицо родителей.

   Сама их надежда рушится. Они не верят, что к ним придет любовь, если в жизни их родителей любви не было. Они также видят других родителей и другие семьи. Дети очень наблюдательны, они ходят вокруг и наблюдают. Когда они не видят любви в жизни, они начинают понимать, что она бывает только в поэзии, она существует только для поэтов и мечтателей; в реальной жизни ей нет места. Если вы решили, что любовь бывает только в поэзии, то она к вам никогда не придет, потому что вы закрылись от нее.

   Она к вам придет только при условии, что вы видите ее в жизни. Если вы видите, что ваши отец и мать очень любят друг друга, заботятся друг о друге, сочувствуют друг другу, уважают друг друга, то вы видите, как цветет любовь. Появляется надежда. Семя падает к вам в сердце и начинает расти. Вы знаете, что с вами это тоже произойдет.

   Каждое уходящее поколение передает свой невроз новому. Общество остается агрессивным, сумасшедшим.

   Нет, нужен другой подход. Человек перерос себя, а семья — это пережиток прошлого, у нее нет будущего. Семью заменит коммуна, и это будет намного выгоднее.

   Однако в коммуне могут быть только медитативные люди. Только те, кто знают, как радоваться жизни; только те, кто знают, что я называю медитацией, — только любящие. Только тогда можно жить в коммуне, если сможешь отказаться от такой чепухи, как монополизация любви. Если вы не откажетесь от старых идей собственничества — жена не должна держать чью-то руку, муж не должен с кем-то смеяться, — если вы продолжаете нести в уме эту чепуху, то не сможете стать частью коммуны.

   Если ваш муж с кем-то смеется, это хорошо. Муж смеется, смех — это всегда хорошо, и не важно, с кем он смеется. Смех — это хорошо, это ценность. Если ваша жена держит кого-то за руку, то это тоже хорошо. Растекается теплота, а передача теплоты — это хорошо, это ценно. Не важно, чью именно руку она держит. Если многие держат за руку вашу жену, то это коснется и вас. Если с другим это уже не происходит, то с вами тоже перестанет происходить. Старые традиции очень глупы!

   Когда люди встречаются на пляже или в саду, когда они идут на свидание, то нет еще ничего определенного, отношения не заскорузлые, оба счастливы. Почему? Потому что они свободны. Птица на воле — это одно, а птица в клетке — совсем иное. Они счастливы потому, что свободны.

   Нельзя быть свободным без свободы, а ваша старая схема семьи уничтожила свободу. Разрушив свободу, она разрушила счастье, она разрушила любовь. Она была необходима для выживания. Она смогла защитить тело, но разрушила душу. Сейчас необходимость в ней отпала. Нужно также защитить и душу. Это намного важнее.

   Сама идея семьи — это идея собственничества. Обладать собственностью, обладать женщиной, обладать мужчиной, обладать детьми. Собственничество — это яд. Поэтому я выступаю против семьи. Я не говорю о том, что тем, кто по-настоящему счастлив в семье, кто делится любовью, радостью, нужно ее разрушать. В этом нет необходимости. Их семья — уже коммуна, маленькая коммуна.

   Большая коммуна была бы лучше — больше возможностей, больше людей. Разные люди приносят разные песни, разные стили жизни, разное дыхание, разные ветры, разные лучи света — детей нужно как можно больше знакомить с разными стилями жизни, чтобы они могли выбирать, чтобы у них была свобода выбора.

   Они также должны видеть побольше женщин, чтобы не зависеть от лица матери и ее стиля жизни. Они смогут любить намного больше женщин, намного больше мужчин. Жизнь будет похожа на приключение.

   Жизнь должна стать раем здесь и сейчас. Все барьеры нужно убрать. Семья — это один из самых больших барьеров.

(Sufis: The People of The Path, Volume 2, Chapter #12)

 

Совет родителям

Меня беспокоит шестилетняя дочь. Она говорит, что счастлива, но я чувствую, что это не так. Чувствую, что со мной она несчастна.

   

Ты слишком беспокоишься, а излишнее беспокойство опасно. Идея о том, что можно кого-то сделать счастливым, порочна. Она вдет против природы. Когда вы хотите сделать кого-то счастливым, то делаете этого человека несчастным. Счастье со стороны не получишь. Вы можете способствовать той ситуации, когда к счастью не будет преград, но не более того.

   Ты слишком беспокоишься о том, как сделать ее счастливой, а поскольку у тебя не получается, ты становишься несчастной, а когда ты несчастна, то и она становится несчастной. Несчастье очень заразно — это болезнь. Если вы несчастны, то все, кто вас окружает, имеет к вам отношение, особенно дети, становятся несчастными. Дети очень впечатлительны и хрупки.

   Вы можете сказать, что вы вполне счастливы, но это не имеет большого значения — дети обладают хорошей интуицией, они еще не потеряли своей интуиции. У них еще есть нечто, что сильнее интеллекта, они немедленно чувствуют ситуацию.

   Интеллекту всегда нужно время, он всегда сомневается, никогда ни в чем не уверен. Даже если вы несчастны, и человек думает о вас, он не может быть абсолютно уверен: вам плохо или вы притворяетесь; может, это ваша привычка или такое лицо. Интеллект никогда не способен что-то знать в точности.

   А вот интуиция абсолютна, безусловна — она просто констатирует происходящее. У детей развита интуиция, они связаны с вами незримой, телепатической нитью. Им не нужно смотреть, как вы выглядите, — они немедленно все чувствуют.

   Иногда мать сможет что-то почувствовать позже, а ребенок почувствовал это раньше матери. Мать может быть несчастной, но еще не знать этого. Просто процесс из подсознания еще не дошел до сознания, а у подсознательного с ребенком прямая связь.

   Для того чтобы достигнуть сознательного, ему придется преодолеть множество слоев обусловленности, различного опыта, интеллекта, того и этого, ему придется пройти сквозь немало цензоров. Эти цензоры изменят послание, по-другому интерпретируют его, придадут окраску, но ко времени, когда оно достигнет вашего сознания, оно может стать уже совсем другим по сравнению с тем, чем оно было в реальности. А до ребенка оно доходит немедленно.

   До определенного возраста дети остаются сильно привязанными к вам, и они чувствуют, что происходит. Расслабься немного. Пусть дочь будет в детской среде, поиграет с детьми, а ты не спрашивай ее о счастье или несчастии.

   Ребенок счастлив только тогда, когда не знает об этом. Осознание этого никого не делает счастливым. Счастье — это нечто неуловимое, и оно приходит лишь тогда, когда вы полностью заняты чем-то.

   Ребенок играет, и он счастлив, ведь он не думает о себе в эти моменты — он потерян! Счастье приходит только тогда, когда вы потеряны. Когда вы возвращаетесь, счастье уходит.

   Танцор счастлив тогда, когда есть только танец, а танцор исчезает. Певец счастлив тогда, когда пение его переполняет и он исчезает. Художник счастлив, когда он рисует. Ребенок счастлив, когда он играет. Пусть это будет какой-то глупостью — собирание ракушек на морском берегу. Пусть игра будет бессмысленна, но он полностью поглощен.

   Вы видели когда-нибудь ребенка, собирающего ракушки или камни? Только посмотрите на его страстность, посмотрите, как он увлечен, как он потерян. Это экстаз, это чудо, это весь религиозный опыт. Все дети религиозны, и все дети счастливы — при условии, что их не делают несчастными родители.

   Но счастье нельзя искать напрямую. Займитесь чем-нибудь, и счастье придет, как тень, — это следствие, а не результат.

(What is, is, What Ain’t, Ain’t, Chapter #l)

   

Хотя я понимаю, что со мной делали родители, я продолжаю делать то же с моим ребенком. Часто мои потребности мешают ее потребностям. Думаю, что не могу ей ничем помочь.

   

Нужно понять одно: родительский стиль жизни, как правило, становится образцом для подражания. То же, что делала твоя мать по отношению к тебе, и ты будешь делать по отношению к своему ребенку. Это естественно, и не нужно беспокоиться об этом, главное — все это осознавать.

   Не перестарайся — вот что, я думаю, ты сейчас делаешь. Ты полагаешь, что всего недостаточно — ты не даешь достаточно любви, достаточно заботы, но ты можешь дать лишь то, что имеешь! Как ты можешь дать больше? Делай максимум возможного, и если ты не можешь дать больше, то не отчаивайся, иначе твоя депрессия только навредит ребенку.

   Просто осознай, вот и все. А когда тебе захочется применить старые методы — расслабься и не применяй!

   Сейчас у тебя появился идеал. Твоя мать часто ошибалась, и у тебя появился идеал родителя, и ты применяешь его к ребенку… любой идеализм опасен.

   Будь реалистом. Ничего не выдумывай. Наверное, ты живешь в абстракции. Никогда не живи понятиями. Живи с тем, что есть. Что есть, то есть.

   Просто будь сама собой. Прими себя! Отбрось все правила. Вот таким образом люди бросаются в крайности.

   Уходящие поколения думают, матери думают, что они идут на великие жертвы ради детей. Они это открыто показывали. Это очень вредно, потому что любовь не должна быть долгом, об этом не говорят. Вы любите потому, что счастливы. Вы ничем не жертвуете ради ребенка, вы делаете это потому, что вам нравится это делать. Ребенок вам ничем не обязан, он не должен вам платить той же монетой. Тебе нравится быть матерью, значит, ты должна быть благодарна ребенку.

   Но старшие поколения не были благодарны детям. Они всегда надеялись, что ребенок будет благодарным, и они очень расстраивались, обнаружив, что ребенок не испытывает благодарности.

   А у тебя другая крайность.

   Будь собой, крайности не принесут пользы. Раньше дети боялись родителей, теперь родители боятся детей — страх остается! Дело сдвинулось с точки, а страх остался; но отношения могут существовать, только когда нет страха. Любовь возможна только при отсутствии страха.

   Запомни еще одно: отношения между матерью и ребенком никогда не смогут быть совершенными, это невозможно. Всегда будут какие-то проблемы. Избавься от одной, появится другая — таковы отношения.

   Просто люби ребенка, а остальное приложится. Ты человек, со всеми его недостатками и ограничениями, что ты можешь поделать?

   Ребенок выбрал тебя в качестве матери — это не только твоя ответственность. Ребенок тоже ответствен. Вокруг много женщин. Ребенок выбрал тебя, а это значит, что вы оба несете ответственность.

   Просто будь естественна и счастлива! Танцуй с ребенком, люби ребенка, обнимай его.

   Не руководствуйтесь идеалами. Не слушайте экспертов, это самые вредные люди на земле, эти эксперты. Слушайте свое сердце. Вам хочется обнять ребенка — обнимите. Хочется шлепнуть его — шлепните. Не переживайте по поводу того, что какой-то психоаналитик говорит, что бить детей нельзя. Почему он должен руководить вами? Откуда у него эта власть?

   Иногда сердиться полезно. Ребенок должен знать, что его мать тоже человек, и она тоже может рассердиться. Если вы сердитесь, то и ребенок будет сердиться. Если вы никогда не злитесь, то ребенок будет чувствовать вину. Как злиться на мать, когда она всегда такая милая?

   Матери старались быть такими сладкими, что отбили вкус, — они стали похожими на сахарин… они развили искусственный диабет. Не будьте всегда сладкими, надо быть иногда горькими, иногда сладкими, когда настроение поднимается. Пусть ребенок знает, что у матери бывает разное настроение, она такой же человек, как и он.

(Blessed are the Ignorant, Chapter #1)

 

   

Я часто злюсь на девятилетнего сына после рождения дочери. Я его не очень люблю.

   

Делай следующее когда разозлишься на него, то вместо того, чтобы кричать на него, иди в другую комнату и выплескивай всю злость на подушку — бей ее, кусай ее. Попробуй несколько раз, и ты удивишься изменению ваших отношений с ребенком.

   Это не вопрос любви или нелюбви. Если ты его не любишь, значит, еще важнее не злиться. Если любишь, то злость можно потерпеть, потому что любви все равно больше; но если ты его не любишь, то твоя злость непростительна. Понимаешь?

   Если вы любите, то гнев можно принять, ибо произойдет суперкомпенсация: вы ребенка еще больше будете любить, когда гнев пройдет, ребенок поймет, проблем это не принесет. Но если вы не любите ребенка и гневаетесь на него, то это непростительно.

   Нужно только выплеснуть эту злость. Она накапливается в тебе, и ребенок стал просто жертвой: тебе не на кого излить свой гнев, и ты это делаешь с ним. Из-за своей беззащитности дети часто становятся козлами отпущения. Вы злились на мужа, но он не беззащитен. Может, вы злились на своего отца, но он не беззащитен. Ваш гнев накопился — и вы выплеснули его на беззащитного ребенка.

   На месяц установи себе правило: когда бы ты ни злилась на ребенка — иди в другую комнату и издевайся на подушкой, бей, швыряй, кусай ее. Через пять минут гнев пройдет, и ты почувствуешь большое сострадание к ребенку. Старайся в течение одного месяца, а потом все станет обычным делом. В течение этого месяца тебе будет трудно, потому что привычка будет требовать наказания ребенка, а ум — удивляться глупости избиения полушки. Ты увидишь всю прелесть этого: никто не обижен, гнев улетучился, наоборот, появилось сострадание к ребенку, усилилась любовь.

   Ты не совсем права, когда говоришь, что не любишь его. Если бы это было так, то ты бы и не злилась на него, но любовь и гнев идут рядом.

   Гнев — это всего лишь любовь наизнанку, любовь скисла, вот и все. Нужно вывернуть его, и он станет любовью. Злость и гнев — не антиподы любви. Настоящими антагонистами любви являются апатия и безразличие. Если ты не любишь ребенка, то ты будешь равнодушна — кому какое дело? Я думаю, что это не имеет никакого отношения к ребенку; это имеет отношение к твоему мужу, твоему отцу, твоей матери.

   Подумай о ребенке: он страдает от твоего гнева ни за что. Он не может позволить себе злиться на тебя в эту минуту, потому что знает, что проиграет, он будет больше страдать. Он затаит гнев и рано или поздно выплеснет его на кого-то. Если он найдет женщину, то будет мучить ее. Но если женщина властна — а женщины всегда властны, — то ему не удастся мучить ее, а придется все излить на своего сына. Он повсюду будет искать оправдания излить всю злость. Если не удастся излить ее на членов семьи, то под горячую руку попадутся подчиненные на работе; если он босс, то будет мучить всех, кто подчиняется ему. Это будет несправедливо, потому что он хотел помучить тебя, но у него не получилось. Вот так и происходит в жизни.

   Вот так от поколения к поколению передаются гнев, ненависть, ревность, все виды яда аккумулируются, одно поколение оставляет это наследство следующему. Поэтому человечество становится все более и более обусловленным. Не поступай так с ребенком, ибо ты испортишь всю его жизнь, а ведь он тебе ничего плохого не сделал.

   Продержись один месяц и ты удивишься: один месяц изменил всю жизнь.

(God’s Got A Thing About You, Chapter #5)

 

   

Мы с мужем по-разному относимся к методике воспитания сына. Он говорит, что нужно больше строгости, а я — любви.

   

Пусть он поступает по-своему, а ты по-своему, в этом нет проблемы. Ребенок должен знать и о том, и об этом: если ребенок получает только любовь, то он будет страдать; если он не получает любви, то он тоже будет страдать. Ему нужно и то, и другое. В этом заключаются функции отца и матери: мать воспитывает его с любовью, чтобы он знал, что любовь есть в мире, а отец — со строгостью, чтобы он знал, что в жизни все бывает. Жизнь многогранна!

   Есть шипы, и есть розы — ему нужно быть готовым и к тому, и к этому. Мир не станет матерью, в жизни будет много борьбы. Итак, если вы будете давать ему только любовь, то он станет мягкотелым. Встретившись с суровой реальностью, он просто пропадет, потому что будет ждать мать, а ее нет: жизнь следует своим законам. Тогда он будет благодарен своему отцу, потому что его часто будут выставлять за дверь, кричать на него, но он был готов к такому повороту событий, он справится с этим.

. В любой ситуации он должен знать, как действовать. Если жизнь жестока, то он тоже жесток; если жизнь полна любви, то он тоже полон любви — у него нет фиксированной линии поведения.

   Если его воспитывает только отец, он будет обусловлен. Это будет жесткий человек, настоящий немец; но он никогда не сможет любить или ответить на любовь, ведь он не знает любви. Он станет солдатом, готовым драться, убивать или быть убитым. Это будет для него единственная логика, другого он знать не будет. Это очень опасно. Это случилось с немецкой нацией, это помогло Адольфу Гитлеру. Две мировые войны доказали, что немецкие матери недостаточно любили детей, а отцы были слишком строгими. Поэтому весь мир страдал от немцев.

   Если оставить его наедине с отцом, то он в любой момент может стать жертвой любого Адольфа Гитлера, а это опасно. Если ребенка оставить наедине с матерью, то он станет слишком индийским, и при любой драке просто сбежит, сдастся; он сдастся даже до драки. Он станет рабом.

   Оба метода приведут в тупик, а у по-настоящему живого человека нет обусловленностей. Он гибок когда надо — он может быть твердым, как сталь, а в ситуации, когда ему нужно быть похожим на цветок розы, мягким и чувствительным, — он таким и будет.

   В сознании ребенка должен быть простор для маневра, поэтому оба метода хороши.

#15)

 

   

В чем моя ответственность как отца? Я развожусь с женой, и мы договорились, что три сына останутся со мной, а дочь будет жить с ней.

   

Многое нужно сделать, ибо если рядом нет матери, то ваша ответственность возрастает, становится больше. Вам придется быть и отцом, и матерью. Это может стать для вас трудной, но благородной задачей.

   Когда вы отец, то ваше естество не задействуется, вы находитесь как бы на периферии. Отец всегда на периферии. Так повелось, но это неестественно. Отцы существуют только в человеческом обществе, они были им созданы. Здесь нет природного инстинкта, это обусловленность. Когда женщина становится матерью, с ней происходит что-то значительное. Но мужчина практически не меняется.

   Для женщины это, фактически, новое рождение. Не только ребенок рождается, мать рождается тоже. Мать рожает ребенка, а ребенок рождает мать.

   Когда женщина рожает, то рождается новая жизнь. Когда она смотрит в глаза ребенку, она смотрит в саму себя. Ребенок растет, и она растет вместе с ним.

   До сегодняшнего дня вы были только отцом. Это была обязанность, но от вас многого не требовалось. Сейчас вам предстоит стать также и матерью. Вы замените обоих. Если вы станете матерью детям, то не волнуйтесь по поводу ответственности — она будет выполнена. Начинайте думать как мать. В вас должна произойти великая трансформация.

встретятся и кристаллизуются. Постепенно вы забудете, кто вы — мужчина или женщина, ибо у вас появятся материнские качества, но вы будете оставаться отцом. Это вообще очень похоже на алхимию.

   Моя задача — дать вам направление для роста, в какой бы ситуации вы ни находились. Постарайтесь относиться к детям как мать бы относилась. Если не получается так делать двадцать четыре часа, то хотя бы пару часов. Затем станьте отцом. Это совершенно другое качество.

   Став отцом, вы захотите доминировать над детьми. Захотите, чтобы они походили на вас. Когда вы — мать, то захотите предоставить им свободу оставаться самими собой.

   Можно составить программу — когда солнце садится, вы будете матерью, до рассвета. Целый день вы будете отцом, целую ночь вы будете матерью. Женщина больше похожа на ночь. Она окружает вас, поглощает вас, топит вас, не нанося обид, даже не дотрагиваясь. Когда темнота окружает вас, к ней не прикоснуться. Она здесь, и ее как бы нет. Она присутствует благодаря отсутствию.

   Став матерью, станьте отсутствующим. Не пытайтесь доказывать что-нибудь. Просто помогайте, да и то косвенно. Не думайте об ответственности. Думайте о внутреннем росте. Думая об ответственности, обязанности, вы уже двигаетесь к напряжению.

   Вы уже теряете большую возможность. Вы сделали неправильный шаг.

   С ответственностью вы чувствуете какую-то тяжесть. Обязанность — ее нужно выполнять. Обязанность — это грязное слово. Любовь, а не обязанность. Вам нравится — и вы любите.

   Полюбите всю сложившуюся ситуацию. В этом случае вы почувствуете благодарность своей жене за то, что она ушла и дала вам возможность стать матерью, иначе ничего бы не получилось. И не только в этом случае, любую жизненную ситуацию всегда старайтесь использовать для внутреннего роста: как через нее стать еще больше самим собой.

   Глубоко медитируйте, это даст вам силы смотреть невзгодам в лицо и преодолевать их.

(Get Out of Your Way, Chapter #1)

 

   

Мы с мужем решили развестись, но беспокоимся о своей дочери.

   

Она поймет, ведь для нее отец всегда будет недалеко, здесь нет проблем. Столько детей… Дети все понимают. Она будет несчастной, если вы будете несчастны. Но если она видит, что мать счастлива, то за пару дней она поймет, что все хорошо, все в порядке. Вы будете думать, что несчастливы из-за нее, а она будет страдать из-за вас, ведь ребенок очень близко принимает состояние матери. Увидев, что вы счастливы, она вскоре забудет о разводе.

   Никогда никому не отравляйте радость, потому что тем самым вы отравляете свою жизнь; все, что вы делаете другим, вернется к вам.

   Я понимаю детей так: они все видят. Их зря втягивают в передряги взрослых. Мать втягивает, отец втягивает, и жизнь ребенка превращается в ад. Постепенно он становится политиком: отцу он будет говорить одно, а матери другое. Рядом с отцом он будет на его стороне; рядом с матерью он будет на ее стороне.

   Он вынужден стать политиком, потому что он находится между двух огней. Не создавайте такой ситуации. Это глупости. Дочь поймет, дети быстро прощают.

#1)

 

   

Мой двухлетний ребенок меня не очень любит, что делать?

   

Не отталкивай его сейчас, иначе он обозлится на всю свою жизнь. Никогда не отталкивай от себя ребенка.

   Отдай ему всю свою любовь. Наступит момент, когда он сам от тебя уйдет. Тогда не цепляйся. Это естественно, подобно тому, как спелый фрукт сам падает с дерева. После девяти месяцев беременности ребенок сам выходит из матери. Здесь мы имеем то же самое: когда он подрастет, он уйдет к другим детям. А однажды он найдет себе жену и совсем о тебе забудет.

   Не волнуйся! Просто люби его. Если ты будешь его любить, то однажды он тебя не только не забудет, но и простит. Пусть он сейчас тянется к тебе. Ему нужна твоя теплота, твоя любовь. Не отталкивай его, иначе он перестанет расти. Ребенок чувствует, что он не нужен, раз его отталкивают. Никогда этого не делай. Все естественно. Он беспомощен, поэтому и тянется к тебе. Нет ничего лучше такой привязанности. Когда он повзрослеет, станет сильным, он уйдет. Тогда не цепляйся. Пусть идет.

#1)

 

   

Моя дочь спрашивает о смерти. Ей интересно, что происходит после смерти.

   

Очень хорошо… Все дети интересуются смертью; это естественное любопытство. Не отвечайте им, потому что ответы будут лживы.

   Вместо этого скажите, что вы не знаете, что станет ясно после смерти. Так нужно отвечать на вопрос, на который нет ответа.

   Если вы не знаете ответа на вопрос, то не стесняйтесь своего незнания. Родители думают, что незнание повредит им, упадет их авторитет, но происходит как раз обратное. Рано или поздно ребенок узнает, что вы никогда не знали ответа, хотя отвечали, как будто знали его. Когда он это поймет, ему станет ясно, что вы его обманывали, и ваш авторитет упадет. Рано или поздно ребенок узнает, что родители столь же многого не знают, как и другие, такие же беззащитные, как и другие, так же бредут в темноте, как и другие; но они притворяются, а это притворство очень разрушительно.

   Если вы чего-то не знаете, то скажите, что вы не знаете, что вы ищете ответ сами.

, мы возвращаемся туда, откуда пришли. Мы тоже не знаем. Мы пришли откуда-то и возвращаемся туда же. Смерть — это завершение круга, но оба конца — начало и конец — окутаны тайной.

   Это похоже на птицу, влетевшую в одно окно, полетавшую несколько секунд и вылетевшую в другое окно. Мы знаем только, что птица была внутри комнаты. И мы не знаем, откуда она прилетела, мы не знаем, куда она улетела; мы знаем лишь, что в течение короткого времени птица была в комнате.

   Это похоже на всю жизнь. Однажды человек умирает, птица вылетает из комнаты. Жизнь помещается между рождением и смертью… короткий промежуток.

   Итак, пусть она стремится познавать тайны.

#26)

 

   

Нас беспокоит шестилетний сын. Он делает вещи, которые мне не нравятся, — дерется, попрошайничает и лжет.

   

Не беспокойтесь, в будущем ему не понадобится помощь психоаналитика! Все хорошо. У психоаналитика люди дерутся и кричат, разговаривают и ведут себя необычно; они проявляют свою сущность. Негативные явления исчезают, а при подавлении — остаются; они останутся только в случае их подавления, иначе со временем они исчезают.

   Все люди выглядят ребячливыми, потому что в детстве им многое не разрешалось. Поэтому даже мужчина сорока, пятидесяти и даже семидесяти лет капризничает. Какая-то мелочь может вывести его из себя, и он начинает вести себя по-детски. Небольшой шок, какое-то огорчение, и ему уже трудно вынести это. Ему не разрешали быть ребенком, и это непрожитое детство продолжается до сих пор.

   Запомните одно основное правило: мы отпускаем то, что прожили; то же, что не прожито, не отпускает нас, оно хочет, чтобы его прожили. То, что хорошо в детстве, может быть очень опасным, когда детство заканчивается. Например, если ребенок вопит, то это можно понять, если он кричит, то это можно понять; однако если ему сорок или пятьдесят и он вопит и кричит, то это понять нелегко; он сам будет себя чувствовать неловко.

   Люди идут на войну, на фильмы с убийствами. Какая радость видеть фильмы с убийствами? Какую радость даст детектив? Это удовольствие косвенное: вы совершаете это не сами, а с помощью других, косвенно. Вы идентифицируете себя с убийцей или жертвой, вас это возбуждает. Почему люди идут на бой быков? Почему люди сражаются с животными и охотятся? Это кажется таким жестоким и бессмысленным. Но в этом есть нужда, что-то рвется наружу, ищет выход.

   Вы видели футбольный матч? Как разворачиваются события? Две команды и их поклонники начинают драться, и начинается хаос. А ведь это всего лишь футбол! Это глупость, но она продолжается. Так в них проявляется непрожитое детство.

   Разрешайте ему, не бойтесь. Ваш страх исходит из репрессий; дело не в нем. Вас подавляли, вам многое запрещали, а ему разрешите. Внутри вы должны чувствовать зависть и опасение, что может случиться что-то неправильное. Вас учили, что так делать нельзя.

   Просто разрешайте ему все. С этим он будет расти и перерастет детство. Он станет действительно зрелым, когда наступит время. Ему не нужны будут ни психиатрические сеансы, ни гештальт. Он все это сам прожил, и если жить по-настоящему, то это проникает очень глубоко. Созывается группа, создается искусственная ситуация; но это всего лишь подмена, хилая подмена.

#26)

 

   

Мне не нравятся некоторые черты моего ребенка.

   

Если иногда вы находите в ребенке то, что вам не нравится, то загляните в себя и вы найдете это там; оно отражается в ребенке. Он лишь чувствительный отражатель. Ребенок просто отражает вас, повторяет вас, имитирует вас. Если в ребенке появляется что-то для вас неприятное, то вместо того, чтобы исправлять это у него, исправьте это в себе, и вы удивитесь: у ребенка это автоматически отпадет. Ребенок зависит от матери не только в физической пище, он во многом зависит от нее, включая пищу духовную. Если вы погрузитесь в тишину, то ребенок последует за вами, бессознательно этому научится; если вы станете медитативным, то и ребенок станет таким же.

   Родители не осознают, что делают, когда жалуются на ребенка. Мои наблюдения показывают, что недостатки ребенка исходят от родителей. Девяносто девять процентов исходят от родителей — чем меньше ребенок, тем выше процент. Когда ребенок подрастает и становится членом общества, он набирается и от других, но девяносто процентов все-таки исходят от родителей. Если вы хотите, чтобы ребенок кем-то стал, то сначала сами этим станьте. Погрузитесь в тишину, будьте сострадательны, веселы, и вы сами удивитесь, как ребенок начнет впитывать эти качества. Если он сможет впитать тишину, то это будет для него величайшим событием.

(Don’t Bite My Finger, Look Where I’m Pointing, Chapter #14)

 

   

Мой маленький сын очень красивый и одаренный, но он требует очень много сил и внимания. Меня раздирает чувство вины и самопожертвования. Можно ли найти равновесие?

   

   Давайте любовь, но не позволяйте собой управлять. Различие очень тонкое, но постарайтесь это понять. Давайте любовь, когда вам этого хочется. А когда у вас нет такого желания, не беспокойтесь об этом, ибо вы здесь не для того, чтобы только лишь удовлетворять желания сына. К тому же вы подаете ему плохой пример — он так же будет относится к своим детям.

   Всегда помните — не стоит приносить себя в жертву, поскольку потом вы никогда не сможете простить сына. Но он за это не в ответе. Он не осознает, он не настолько сознателен. Вы более сознательны. Ваша ответственность больше. Дарите любовь, но не позволяйте собой манипулировать. Дети очень восприимчивы.

   Итак, с этого момента станьте более внимательными. Не позволяйте ему заставлять вас на протяжении десяти дней. Он поймет.

#22)

 

   

Дети легко поддаются влиянию. Они запоминают неправильные действия, а затем будут повторять эти действия всю свою жизнь: с женой, мужем, детьми. Если вы однажды позволите им манипулировать вами, то в следующий раз они потребуют еще большего. Они знают, что вы в их власти. Всем нравится командовать, каждый хочет быть боссом.

   Они могут хныкать, могут плакать. Пусть плачут, оставьте их в покое. И они извлекут из этого урок: уважать свободу других.

   Мать — также еще и женщина, личность. Материнство — это лишь часть вашего предназначения. Вот почему многие женщины, особенно на Западе, стали очень бояться материнства. У женщины не остается свободы. Став матерью, женщина теряет все возможности, она так обременена детскими проблемами, что у нее не остается времени на свои собственные. А дети стремятся обладать; обладание — это врожденное качество. Мы рождаемся с этой болезнью: обладать, хватать, удерживать.

   Многие женщины боятся материнства. Но это не решение проблемы. Главное в том, чтобы осознать, что материнство — это лишь частичка вас. Не отождествляйте себя с ним; вы остаетесь личностью. Нельзя жертвовать индивидуальностью ради чего бы то ни было, будь то материнство, супружество, отцовство; нельзя жертвовать индивидуальностью, ибо это приводит к осложнениям.

(The Sun Behind The Sun Behind The Sun, Chapter #1)

 

   

ня беспокоит отсутствие аппетита у сына, так как это может спровоцировать бронхит, не меньше меня беспокоят и его отношения с другими детьми.

   

В чем проблема? Думаю, проблема больше в вас, чем в нем!

   Кажется, вы слишком беспокоитесь о нем. Иногда одно это может напрягать ребенка. Проявляйте заботу, но беспокойство — это не забота. Беспокойство разрушительно. Оно действует разрушительно на вас, на ребенка, потому что ребенок видит, что вы обеспокоены, он чувствует вину за это. Это может привести к бронхиту или астме. Он будет меньше есть; будет наказывать себя.

   Мало заботы — плохо, но и от чрезмерной заботы тоже мало хорошего. Прибегать к крайностям плохо — хороша серединка. Вы слишком опекаете его. Ребенок просто задыхается от этого; вот откуда берутся бронхит и астма. Астма может начаться от ощущения удушья… а это именно то, что вы делаете.

   Итак, ваши намерения прекрасны, но то, что вы делаете, — плохо.

   Просто предоставьте ребенка самому себе. Любите его, но оставьте его в покое. У него своя жизнь. Просто дайте ему больше свободы, и астма исчезнет. Пусть живет как хочет; не опекайте его чрезмерно. Мы можем лишь одно — любить и дарить свободу, а любовь дает свободу — только тогда это любовь.

   Итак, перестаньте беспокоиться, уберите волнения. Возможно, вам придется идти против себя. Беспокоясь о ребенке, вы избегаете собственных волнений. Это хорошее оправдание. Вы уходите от своего внутреннего хаоса — вы печетесь о ребенке.

   Именно так и поступают миллионы людей. Дети становятся козлами отпущения. Вы взваливаете на них все свои проблемы.

   Если вы одна и вам не о ком беспокоиться, тогда вам придется взглянуть этим проблемам в лицо. Смело идите им навстречу. Их нужно решить.

   Но у вас может быть большая заинтересованность в его болезни, в его переживаниях… Это выгодно, ведь будь он абсолютно здоров, что бы вы тогда делали? Вас бы отбросило назад к себе. Где-то глубоко внутри в подсознании вы бы хотели, чтобы ситуация не менялась. И он это чувствует, дети обладают хорошей интуицией. Он почувствует это и выполнит ваше желание. А что ему еще остается делать? Он выполнит ваше подсознательное желание, вы будете заняты возней с ним, но его жизнь будет испорчена. А вам будет не хватать возможности встречи с собой.

   Я чувствую, что вам нужно решить глубокую проблему — вашу любовь. Вместо того чтобы все изливать на него, найдите себе друга, любовника.

   Относитесь к нему как ко взрослому. Каждого ребенка нужно уважать как равного.

   Итак: вначале дайте ему свободу. Не душите его. Об этом говорит вам астма, это весть. Не кормите его насильно. В этом нет необходимости. Ребенок знает, когда он хочет есть. Он будет есть, когда проголодается. Если он есть не хочет, то в этом нет нужды. Никакой ребенок не захочет оставаться голодным, это так естественно.

   Если когда нибудь он пропустит прием пищи, не переживайте, ничего страшного нет. Иногда отдых от еды полезен. Пусть хорошенько проголодается. Он вам даст знать, когда захочет есть по-настоящему. Многие матери насильно кормят детей и многое этим портят.

   Как только они нарушают естественное желание поесть, он начинает теряться в догадках, он не знает, когда он голоден, а когда нет. Животные не изматывают себя голодом. Проголодавшись, животное ест; при отсутствии аппетита оно не будет есть. И никакая мать о нем не заботится, никто не будет заставлять его. А ведь дети — это животные, настоящие животные.

   Оставьте его в покое! И через месяц он начнет есть по-своему. Пусть ест все, что ему нравится. Держите при себе свои планы и методики воспитания ребенка, а если у вас есть руководства по воспитанию, то сожгите их! На Западе у людей всегда есть руководства. Они их читают и пытаются следовать тому, о чем пишут знающие люди, эксперты. Но в этом нет необходимости, достаточно природы! Дайте ребенку свободу: пусть он двигается, пусть управляется со своими делами сам. Через три месяца ваши проблемы исчезнут, но вам придется ими заниматься!

   Когда мать начинает слишком много беспокоиться о ребенке, то это означает, что она старается найти в ребенке ребенка и мужа одновременно. Это опасно! Надо бы вам найти друга. Это отвлечет вас от него и спасет его!

(Don’t just Do Something, Sit There, Chapter #1)

 

   

Я чувствую, что мой сын очень сильный, а у меня совсем нет силы. Порой я не знаю, что делать.

   

Пусть будет сильным! Почему вы переживаете по поводу его силы? Это хорошо. Ему нужно быть сильным, а матери — мягкой. Ему нужно быть сильным, только тогда он сможет стать индивидуальностью. Если он будет мягким, а мать сильной, то он погибнет. Это случается со многими: мать сильная, а они нет, или мать не позволяет им быть сильными. В этом случае они всю жизнь проводят около матери. Даже если они постарели, а мать умерла, то они все равно цепляются к ее завязкам на фартуке; глубоко внутри чувствуя психологическую зависимость от нее. Это становится патологией. Мужчина начинает смотреть на жену как на мать. Он не может жить без матери; ему необходимо, чтобы кто-то ухаживал за ним.

   Из-за этой тенденции грудь получила такое значение. Художники рисуют грудь, скульпторы ваяют грудь, поэты восхваляют грудь это действительно похоже на сумасшествие. На самом деле это показатель того, что эти люди по-прежнему стремятся к матери; грудь представляет мать. Освободите детей от груди, и она исчезнет из поэзии, фильмов и живописи. Она займет подобающее ей место, она станет естественной частью тела. Сегодня кажется, что не женщина обладает грудью, а грудь обладает женщиной; женщина занимает второстепенное положение. Это ситуация очень патологична.

Мать и ребенок растут вместе.

(Don’t Bite My Finger, Look Where I’m Pointing, Chapter #14)

 

   

Я часто кричу на дочь. Иногда она нервирует меня, и я кричу, чтобы остановить ее. Меня это беспокоит.

   

Нет, не переживайте по поводу своих криков, совсем не переживайте. Это естественно. Только запомните одно: уравновешивайте их любовью.

   Иногда хочется кричать, дети понимают это, потому что сами кричат. Это действительно их язык. Если вы бурлите внутри, но не кричите, то ребенок начнет беспокоиться, потому что не сможет понять вас. Он может чувствовать… У вас внутри все кричит, но вы не кричите; вы даже улыбаетесь, контролируете себя. Ребенок испугается этого, ведь он почувствует, что мать обманывает, а они никогда не прощают обмана.

   Они всегда готовы к правде. Дети всегда эмпиричны, практичны.

   Поэтому кричите, когда хочется. Но надо не забывать, что равновесие устанавливается любовью. И любите их по-сумасшедшему. Можете кричать на них, но и любить их нужно так же безумно. Обнимайте их, танцуйте с ними. Они поймут, что их мать безумна, что она их так любит, что имеет право и на крик. Если вы только кричите и не любите страстно, то появляется проблема. Так что проблема не в крике. Она появляется только при отсутствии любви.

   Когда ребенок делает что-то плохое, то он готов к порке или пощечине. Если вы не шлепнете его, то его ожидания не оправдаются и он расстроится. Можно его ударить, в этом нет плохого, но удар должен быть теплым. Удар должен быть теплым, не холодным, и между ними большая разница. Холодный удар или пощечина получаются только при подавлении.

   Вы ищете рациональное оправдание. Крик был нерационален, но зато естествен. Вы найдете неестественное, но рациональное оправдание: он не сделал домашнее задание, или испачкал одежду, или не принял душ. Вы злитесь, но злость холодна. Вам нужно избавиться от нее, но это будет отвратительно.

   Это все равно что есть холодную еду, ее нужно долго переваривать, в желудке чувствуется тяжесть.

   Ребенок этого не понимает. Значит, надо быть теплым. Не прислушивайтесь к советам психологов, ведь на пятьдесят процентов это нонсенс. Они разрушили много прекрасного в мире. Сейчас отцы и матери изучают их руководства о том, как себя вести с детьми. Какая глупость! Вы просто знаете сами… матери самой известно, как себя вести. Не нужно ни у кого учиться. Будьте самими собой.

   Кошке не нужно проверять по инструкции, как ловить мышей. Она просто прыгает и ловит. Она кошка, и этого достаточно! Не нужно ни сертификата, ни советчика. Вы мать, вот и все! Обо всем позаботится ваша материнская природа. Если вы ведете себя естественно, то все будет в порядке.

   Иногда вам нужно танцевать и петь, потому что у вас такой прекрасный ребенок. Иногда обнимайте его, прижимайте к себе. Почувствуйте его тело, пусть он чувствует ваше. Он — часть вашего тела. Ему необходимо ваше тепло. Возьмите его за руку и обегите вокруг дома… поплавайте. Иногда пойдите с ним в душ и обнажитесь, стойте оба обнаженными под душем, и тогда он хорошо поймет, что его мать естественна и, что бы она ни делала, она права.

(Dance Your Way To God, Chapter #23)

 

   

Мои дети стали неуправляемы. Что делать?

   

Предоставьте их самим себе!

   Они просто хиппи, и ничего более.

#1)

 

   

Как может наш ребенок быть таким несерьезным?

   

Учите его больше смеяться. Когда играете с ним, то поддерживайте атмосферу смеха. Если сможете уйти от серьезности, то вы выполните свою обязанность. Серьезность уничтожает детей. Естественно, пожилые люди более серьезны, а дети нет, но со временем они начинают имитировать, начнут думать, что смех является чем-то постыдным. А старики поддерживают у них мнение о том, что серьезность, спокойствие, тишина — это достоинство, что-то хорошее. Это неправильно, ибо, если ребенок потеряет контакт со смехом, потом ему будет непросто вновь обрести его. Потребуются какие-то методики, но даже тогда будет трудно вернуть ребенка к смеху. Потребуются религии. На самом же деле необходимость религий в мире надумана.

   Если разрешить детям быть самими собой, смеяться, баловаться, быть спонтанными, то не нужны будут ни религия, ни церковь. Люди станут религиозными без религии, люди станут религиозными без церкви. Вся их жизнь станет поклонением, ибо смех — это молитва.

   Как только ребенок теряет смех, приходит смерть, и к трехлетнему возрасту ребенок умирает. Поэтому даже в старости люди помнят о том, что детство было настоящим раем. Не уходит чувство того, что что-то утеряно: Эдемский Сад утерян, Адам был изгнан.

   Итак, с ребенком вокруг вас образуется Райский Сад. Не заставляйте его быть серьезным. Наоборот, откажитесь от серьезности рядом с ним. Смейтесь и станьте ребенком. Если вы можете помочь, он превратится в прекрасного человека.

#1)

 

   

Нужно ли детям говорить о правде жизни, независимо от возраста?

   

Во все века люди спорили о том, что можно говорить детям, а что нет. В прошлом старались не говорить о фактах жизни, прятали ее как можно дальше, поскольку люди очень боялись ее сами.

   Человечество всегда жило с этим обманом, но рано или поздно дети все узнают. И, в сущности, они узнают раньше, чем позже, и при этом — в очень искаженной форме. Поскольку никто им ничего не рассказывает, они вынуждены разбираться во всем сами. Они подсматривают в замочные скважины — и ответственность за это лежит на вас. Они черпают информацию из сомнительных источников, у распутных людей. И они пронесут эти ложные представления через всю свою жизнь, а виноваты в этом будете вы. Собранная ими ложная информация может повлиять на их сексуальную жизнь.

веке люди живут в невероятном неведении о сексе — даже те, кому просто необходимо было бы знать об этом все. Даже ваш врач толком не знает, что такое секс, не осознает всей сложности. Ему следовало бы знать, но даже врачи обладают поверхностной информацией — они черпают знания из массовых источников. Ни в одном медицинском учебном заведении секс не изучается как отдельный предмет — предмет гигантской важности, тем не менее никто их этому не учит. Да, физиология секса известна врачу, но физиология — это еще не все; есть более важные аспекты: есть психология, и есть духовность. В сексе важно и то, и другое; а физиология — только на поверхности. В этой области проводилось немало исследований, и в нашем столетии мы узнали больше, чем когда-либо, но знания так и не стали приоритетом.

   Люди боятся, потому что боялись их родители, и этот страх стал заразительным. Вам нужно рассказать об этом детям, это ваш долг. Нужно говорить правду.

   

— Мама, кто дает нам еду, Бог?

   — Да, Барбара.

   — А на Рождество подарки приносит Дед Мороз?

   — Конечно.

   — А на мой день рождения подарки мне дарит Добрая Фея?

   — Хм…

   — А маленького брата принес аист?

   — Да.

   — А что же тогда делает папа?

   

Лучше говорить правду! Но я не хочу сказать, что вам нужно заваливать ребенка правдой, независимо от его желания. Сейчас такое происходит — другая крайность — особенно на Западе, ведь психологи продолжают настаивать на том, что надо говорить правду. Люди продолжают говорить правду, независимо от того, спрашивают ли об этом дети. Это также неверно. Подождите! Если ребенок интересуется, будьте правдивы; если нет, то в этом нет необходимости, ему это еще не интересно.

   

За обеденным столом пожилой человек чуть не подавился, когда его восьмилетний сын спросил:

   — Па, откуда я взялся?

   — Ну, я думаю, что пришло время нам поговорить по-мужски, — покраснел отец. — После обеда я расскажу тебе о птичках и пчелках.

   — Какие птички и пчелки, — спросил малыш. — Фрэнки из соседнего дома сказал мне, что он из Чикаго. А я хочу знать, откуда я.

   

Итак, ждите. Они сами спросят, вам не нужно так торопиться. И в любом случае — даже не пытайтесь обманывать детей. Это опасно.

#1)

 

   Подростки

Почему новое поколение стало такой проблемой для родителей?

   

Потому что новое поколение более разумно. Отсюда все проблемы. Естественно, новое поколение должно быть умнее. Так развивается эволюция. Каждое новое поколение будет умнее предыдущего. Ваши дети будут мудрее вас, а ваши внуки мудрее детей.

   Это инерция, нарастающая инерция. Вы стоите на плечах Будды, и вы становитесь с ним одним целым. Например, Будда — это часть меня, Иисус — тоже часть меня, как и Авраам, Кришна, Магомет… Дело в том, что Будда был глупее меня, Иисус был глупее меня. В будущем какой-нибудь просветленный человек будет умнее меня, потому что я буду частью его, а он не может быть частью меня. Эволюция набирает ход.

   Каждый ребенок должен быть умнее своих родителей. Но это является источником проблем, потому что это обижает родителей. Родители хотели бы быть всезнающими. В прошлом было легче, потому что не было иного пути передачи информации детям, кроме устного общения.

   Например, сын плотника всему учился у отца. Отец выступал не только в роли отца, но и учителя. А сын всегда мог преклоняться перед отцом и уважать его, ведь отец знал так много: он все знал о деревьях и древесине, об этом и о том, а сын не знал ничего. Сын испытывал огромное уважение.

   Возраст принято было уважать: в старину чем старше был человек, тем он был мудрее, конечно же благодаря своему опыту. Но сейчас мы изобрели лучшее средство общения. Отец более не учитель; учительство сейчас — абсолютно отдельная профессия. Ребенок ходит в школу. Отец ходил в школу лет тридцать-сорок назад. За эти тридцать-сорок лет произошел переворот в науке. Ребенка учат тому, о чем отец не имеет ни малейшего представления, и когда сын приходит домой, как он может чувствовать благоговение? Ведь он знает больше, чем отец, он более современен, чем отец. Отец кажется старомодным.

   Это проблема, и так будет продолжаться дальше, потому что мы живем старыми понятиями и все еще хотим, чтобы ребенок уважал родителей так же, как мы сами уважали их в прошлом, но ситуация изменилась. Вам придется научиться кое-чему новому: научиться уважать ребенка. В наше время новое нужно уважать больше, чем старое. Учитесь у ребенка, ибо он знает больше, чем вы. Когда ваш сын приходит из университета, он действительно знает больше, чем вы.

   Я с этим сам столкнулся в университете. Один их моих профессоров философии имел обыкновение говорить чепуху, а все дело в том, что сам он учился в университете тридцать лет назад. В те дни, когда он был студентом, Гегель и Брэдли были самыми важными фигурами в мире философии. А сегодня до них никому нет дела. Сегодня их место заняли Витгенштейн и Дж. И. Мур.

   Он не был готов читать Витгенштейна. Я могу его понять: если бы он и прочел, он ничего бы не понял. Витгенштейн — совершенно другой мир по сравнению с Гегелем. А он привык говорить о Хьюме и Беркли… о ныне ничего не значащих именах, уже ставших частью истории.

   Вот в чем проблема. Возраст не является причиной для уважения. Уважать надо осознанность, разум. Если вы уважаете детей, то и они будут уважать вас. Они вас будут уважать только тогда, когда вы их уважаете. Раньше вы унижали детей, обижали их, и они должны были уважать вас, — сейчас этому приходит конец.

   

. Отсюда и название. Она решила купить немного и приготовить семье на ужин.

Прим. перев.

.

   Вернувшись домой и увидев, что она что-то готовит на кухне, муж спросил:

   — Что у нас на ужин?

   — Чертова ветчина.

   Викарий, никогда не слышавший подобного богохульства у себя в доме, стал упрекать ее, но, когда она объяснила ему ситуацию, пожалел о том, что усомнился в набожности супруги. Вечером семья собралась к ужину, включая их шестилетнего сына. Викарий помолился Богу и сказал:

   — Передай мне чертову ветчину, пожалуйста.

   Ребенок посмотрел округлившимися от удивления глазами и сказал:

   — Ну ты папа и сказал. Передайте также и е…ую картошку!

   

— У меня никогда никого не было до твоего отца, — говорит строгая мать своей свободной дочери. — А ты сможешь то же самое сказать своей дочке?

   — Да, — ответила девушка. — Только не с таким хмурым видом.

   

— Посмотрите на меня, — сказал Рубинштейн. — Я не пью, не курю. И за женщинами не волочусь, а завтра буду праздновать свое восьмидесятилетие.

Как же ты будешь праздновать?

(The Fish In the Sea is Not Thirsty, Chapter #11)

 

   

Как подросткам найти взаимопонимание с родителями?

   

Прежде всего, подростки должны иметь возможность быть честными и правдивыми, не задумываясь о последствиях. Они должны говорить родителям о своих чувствах не дерзко, а почтительно. Им не следует ничего утаивать от своих родителей. Именно это создает вакуум: родители утаивают многое от детей, дети от родителей, и этот вакуум увеличивается.

   Однажды я сказал отцу:

   — Я хочу начать курить.

   — Что?

   — Дай мне денег на сигареты, чтобы я не воровал. Если ты не дашь мне, то я буду красть, но ответственность будет на тебе. Если ты не разрешишь мне курить, то я буду курить тайно. И ты сделаешь меня вором; ты заставишь меня прятаться и быть нечестным и замкнутым. Я вижу, что многие курят такие сигареты, которые мне бы хотелось попробовать. Я хочу самые лучшие сигареты, и первую сигарету я выкурю в твоем присутствии.

   — Странно, но я согласен. Если я буду запрещать тебе, ты начнешь воровать. Если я буду против, ты все равно будешь курить, значит, из-за моих запретов ты вообще можешь стать преступником. Это огорчает меня. Я не хочу, чтобы ты курил.

   — Вопрос не в этом. Желание возникло оттого, что я вижу, как другие курят. Я хочу проверить, стоящее ли это дело. Если да, то тебе придется постоянно снабжать меня сигаретами. Если нет, тогда я тут же брошу. Я не хочу ничего предпринимать до тех пор, пока ты не запретишь мне; но тогда вся ответственность на тебе, поскольку я не хочу испытывать чувство вины.

   Ему пришлось покупать лучшие сигареты в городе против своей воли. Мои дяди и дедушка говорили:

   — Что ты делаешь? Это неправильно.

   Они настаивали…

   Но отец сказал:

   Я закурил сигарету, закашлялся, слезы навернулись на глаза; я не смог закончить даже одну сигарету и выбросил ее. Я сказал отцу:

   — С этим покончено. Тебе не о чем больше беспокоиться. Но я хочу, чтобы ты понял, что я буду рассказывать тебе обо всем, чтобы не пришлось от тебя ничего скрывать. А если придется скрывать от отца, тогда с кем же я останусь? Нет, я не хочу создавать пропасть между нами.

   Увидев, что я выбросил сигареты, отец прослезился. Он ответил:

   — Все были против, но твоя искренность заставила меня принести сигареты.

   Так или иначе, в Индии, наверное, ни один отец не предлагал своему сыну сигареты; это неслыханно. Отцы даже не курят в присутствии детей, чтобы у них не возникла даже сама идея о курении.

   Подростки находятся в сложном положении. Они меняются; они взрослеют и становятся молодыми людьми. Ежедневно им открываются новые измерения жизни. Они в процессе трансформации. Они нуждаются в огромной помощи родителей.

   Но именно теперь они не могут найти общий язык с родителями. Они живут в одном доме, но не общаются, так как не могут понять друг друга, говоря на разных языках. Они обращаются к родителям только за деньгами; других причин для встреч нет. Пропасть между ними увеличивается; они становятся совершенно чужими. Это — настоящее бедствие.

   Подростков необходимо побуждать говорить родителям все, без страха. Это поможет не только им, но и родителям.

   Правда по-своему красива, а честность — по-своему. Когда подростки искренне обращаются к родителям и открывают им свои сердца, что-то заставляет их сердца раскрываться тоже, ибо им тоже есть что сказать детям, но они не могут. Общество запрещает, религия запрещает, традиция запрещает.

   Но если они видят искренность и чистоту подростков, то это помогает им самим стать искренними и чистыми. И так называемая и многократно обсуждаемая пропасть между ними просто исчезнет, испарится сама.

   Самая большая проблема — вопросы секса. Детям нужно разрешить высказывать все, что у них накопилось в голове; нельзя прятать что-нибудь, ведь их мысли имеют естественную основу. Им нужен совет родителей, а что делать? — у них есть обеспокоенность и им нужно помочь. А куда им идти, как не к родителям?

   Когда у меня была проблема, я просто говорил о ней родителям. Мое мнение такою: подросткам не следует прятать что-нибудь от родителей, учителей… им нужно быть полностью откровенными, и пропасть улетучится. А нам нужно, чтобы она улетучилась, иначе какое мы получим общество? Существует пропасть между родителями и детьми, между мужем и женой, между учениками и учителями. Повсюду пропасти и пропасти.

   Мы все окружены ямами, как будто связь прервалась. Это не общество, это не коммуна, потому что нет общения. Все лгут, все подавлены. Все подавляют свои желания, каждый злится, чувствует себя одиноким, разочарованным. Мы породили сердитое поколение; мы породили философии ничтожества.

   А причина всему этому — потеря контакта с родителями. Дети могут прекрасно справляться с проблемами, и у них есть решительность для этого. У родителей получилось бы хуже, ведь они слишком обусловлены. Подростки свежи и молоды; только научите их быть открытыми с родителями.

   Я захотел заключить контракт с отцом. Я сказал ему:

   — Я хочу заключить контракт.

   — О чем?

   — О том, что если я скажу правду, то ты наградишь меня и не будешь наказывать. Если ты накажешь меня, то в следующий раз я не скажу правду.

   Вот это и происходит во всем мире: за правду наказывают, и человек начинает прятать ее. Затем он начинает лгать, потому что за ложь награждают.

   Я сказал:

   — Решай. Если хочешь, чтобы я лгал, то я буду лгать… если такова твоя награда. Но если ты готов поощрить правду, тогда я буду говорить правду, но ты не должен наказывать меня за это.

   — Согласен.

   Это простой метод. Вы должны открыться перед отцом и матерью… в этом мире нет людей ближе. Ваши мать и отец тоже чужие, но они самые близкие чужие.

   Откройтесь им, чтобы не было пропасти. Это также поможет им быть откровенными с вами. Запомните: искренность, честность, правдивость вызывают в другом человеке те же качества.

   

Этому юному возрасту присущи робость и неуверенность в принятии решений. Часто родители не могут помочь. Как развить внутреннюю силу?

   

Робость почти всегда связана с сексом. Как только дети получают свободу в сексуальных взаимоотношениях, они сильно меняются. Они уже смелее; впервые становятся решительными без всякой подготовки, так как они освободились от огромного биологического груза и ушло большое психологическое напряжение.

   Не вижу необходимости в обучении детей решительности. Просто им нужно предоставить свободу в том, что касается любви. Сейчас противозачаточные пилюли можно легко приобрести, нет страха забеременеть; это просто, это игра, это игривость. Это придаст мальчикам и девочкам уверенность в себе, которая связана с сексуальностью, о чем вы даже не догадывались.

   Люди начинают нервничать в вопросах секса, если их подавляют. Если они подавляют свою сексуальность, то они начинают во всем сомневаться. Они не знают, что правильно, а что нет, что можно делать и что нельзя, поскольку им не позволяли самим принять решение в самом главном вопросе, а этот вопрос фундаментален, так как он касается самой жизни.

   Я уверен, что если детям предоставить сексуальную свободу и секс воспринимать как обычную сторону жизни — а так оно и есть на самом деле, — то они начнут проявлять уверенность и в других делах, ведь впервые их не будут подавлять. Именно подавление создает проблемы, робость, нерешительность… потому что глубоко внутри они ведут постоянную борьбу со своей природой.

   Когда нет внутренней борьбы и внутреннего раскола — а это одно неделимое целое, — то перед вами совсем другой ребенок сильный, решительный, смелый. Итак, этот вопрос можно решить без проблем при условии решения первого вопроса.

   

Подростков отличает сильное желание принадлежать к группе, к любой. Что отражает эта потребность?

   

Это происходит потому, что они уже не принадлежат семье, а они слишком молоды и боятся одиночества.

   Если бы не эта пропасть между ними и родителями, не было бы необходимости в подобных группировках. На Востоке нет ничего подобного — хиппи, панков или бритоголовых. Этого не происходит по той простой причине, что дети принадлежат семье, они укоренились в ней, они не одиноки; поэтому и нет такой пропасти, как на Западе.

. Всегда найдутся нечистоплотные люди, готовые возглавить подобные группировки и эксплуатировать молодежь, пользуясь их потребностью быть членом сообщества. Именно по этой причине прежде всего и необходимо ликвидировать пропасть.

   Во-вторых, необходимо создать другие группы. Истории известно немало таких групп. Например, школа Сократа, ученики которой искали истину. Все здравомыслящие жители Афин попадали под влияние этой школы. Сократ был не одинок: по всему Востоку было много софистов, чья работа сводилась к обучению искусству спора. Тысячи молодых людей посещали эти софистские школы, чтобы научиться вести искусный спор.

   В Индии было немало школ — различные мудрецы, предлагающие различные философии, — и молодежь проявляла интерес. Старики уже стали пассивными; молодежью двигала страсть к поиску. Никто им не запрещал — они могли выбирать учителей. Они могли менять учителей, они могли многому научиться непосредственно у мыслителей — совсем не так, как в сегодняшних скучных и мертвых университетах, профессоры которых напоминают попугаев без тени оригинальности.

   Каждый мыслитель был сам себе университетом, и тысячи его учеников учились жизни под определенным углом — и не просто учились, а переживали этот опыт до вступления в настоящую жизнь. Итак, вместо того, чтобы становиться бритоголовыми, они предпочитали общество Нагарджуны, Чжуан-цзы, Пифагора, Гераклита или Эпикура. И это было прекрасно.

   Молодежь пришла и ко мне, и в мире появилась большая семья. Здесь есть определенная доля принадлежности, но это никого не порабощает; каждый свободен и одновременно чувствует какую-то синхронность с тысячами людей.

   Я могу легко изменить всех этих террористов, бритоголовых. Я изменил многих хиппи; вы бы не узнали их сейчас. Да и они сами уже забыли, что, когда впервые пришли ко мне…

   Мир нуждается в странствующих философах и учителях, чтобы молодежи было к кому прийти и у кого учиться — и применять полученные знания на практике.

   

Подростки часто фантазируют о своем будущем. Как им стать более реалистичными?

   

В этом нет необходимости. Для мечтаний и фантазий есть свое время, и лучше дать им возможность фантазировать и мечтать, чем делать из них реалистов. Это означает, что вы губите их юность и преждевременно делаете их взрослыми.

   Эти мечты и фантазии составляют часть роста; они исчезнут сами. Жизнь заставит их стать реалистами; пусть помечтают перед взрослой жизнью, ибо жизнь состоит из кошмаров, несчастий и страданий. Они станут очень реалистичными, но они всегда будут вспоминать дни своих фантазий как самое прекрасное время. Что может предоставить ваша реальность вместо мечтаний?

   Если вы не разрешите подросткам погрузиться в медитацию… то они станут не реалистами, а утопистами. Им намного труднее будет адаптироваться в вашем прогнившем обществе, чем мечтать и фантазировать.

   Эти мечты и фантазии не могут навредить. Они естественны; молодежь всегда мечтала и фантазировала. Пусть продолжают мечтать, это не вредит вам. Очень скоро они взвалят на себя груз обязанностей, работы, жен, детей. Но пока у них еще есть немного времени — пусть проведут его в фантазиях, в этом нет вреда.

   Я считаю, что это время фантазий поможет им помнить, что жизнь может быть разной; она необязательно должна быть несчастной, полной страдания. Жизнь не всегда несчастна.

   Их жизнь прекрасна, но это лишь мечты. Существует возможность для сознательной трансформации, в которой можно испытать эмоции, недоступные даже в мечтах. Однако вкус фантазий приятен; он поможет вам осознать, что страдания — это не все. Может быть и еще кое-что.

   Не думаю, что нужно что-то менять.

   

Не могли бы Вы сказать что-нибудь о влиянии спорта на молодежь, ведь сегодня это очень актуально.

   

Большое облегчение слышать последний вопрос; эти подростки не прекратят задавать вопросы!

   Спорт — это прекрасно, и нужно всячески привлекать подростков к спорту, а не делать из них наблюдателей того, как другие соревнуются. Сегодня мы видим, что тысячи зрителей наблюдают за парой профессионалов. Это плохо. Каждому подростку нужно заниматься спортом, ибо это способствует развитию силы, ловкости, сноровки; и это так свойственно юности.

   Но просто быть болельщиком перед телевизором неправильно. Нельзя просиживать часами в кресле перед телевизором, наблюдая, как другие играют в футбол или соревнуются в других видах спорта. Это тормозит ваш рост. Наоборот, это заставляет вас во всем быть наблюдателем и никогда не быть активным, заинтересованным участником.

   Иногда неплохо понаблюдать за игрой профессионалов, но только для того, чтобы поучиться у них, — и снова бегом на площадку. Не вижу проблем. Молодежь должна играть, пожилым тоже нужно играть, когда у них есть время. Нужно играть и пенсионерам, которые хотят еще немного пожить. Нужно найти игры для всех возрастных категорий, чтобы все люди всю свою жизнь были игроками, в соответствии с их возрастом и силой.

   Жизнь должна стать спортом.

   У спорта есть одна прекрасная черта, которую вам нужно запомнить: она учит вас не обращать внимание на результат. Главное заключается в том, что вы играете хорошо, энергично, что вы полностью отдаетесь игре. Это состязание. Другие могут у вас выиграть, не стоит завидовать; нужно поздравить их и вместе отметить их победу. Главное — не сдерживать себя, всего себя отдавать борьбе, выкладываться.

   Вся ваша жизнь должна стать игрой.

Спорт более важен для здоровья, энергичности.

(Socrates poisoned Again After 25 Centuries, Chapter #23)

 

   

Многим подросткам нравится выглядеть безобразно. Они одеваются как панки или скинхэды, выбривая часть головы, а оставшиеся волосы выкрашивая в невероятные цвета. Им также нравится ходить в лохмотьях. Не могли бы вы прокомментировать этот странный феномен?

   

Это совсем не странно. Это напоминание для вас. Им надоел ваш западный образ жизни. Они просто демонстрируют свой протест. Они показывают, что вы ведете общество не к правде, спокойствию, набожности, а к смерти.

   Панки или скинхэды всего лишь напоминают о вашем поражении. Западная цивилизация при смерти. И, как всегда, молодежь является самой чувствительной, самой ранимой частью общества. Они видят приближение смерти, видят, что все западные ученые, политики, церкви готовят огромное кладбище для всего человечества. Своей вызывающей одеждой, лохмотьями, полулысой головой они просто указывают на то, что еще есть время отказаться от политики, проводимой ранее.

   Ничего подобного не происходило на Востоке просто потому, что там всегда искали нечто высшее — выше человека. Гений Востока пытается достичь звезд, а западный готовится к смерти. Эти панки и бритоголовые просто пытаются сказать вам кое-что, они символичны. Они знают, что вы глухи и не будете слушать.

   Чтобы вы начали слушать, необходимо сделать что-то неординарное.

   — Что случилось? Почему наши дети так ведут себя?

   А чего же вы хотите? Вы готовитесь к ядерной войне; готовитесь к смерти всего живого на Земле.

   Эти люди не странные, это вы странные. Они просто выступают против вас, и надо бы их выслушать. Западу необходимо поменять направление развития, развития по материалистическому пути. Я не против материализма, но один материализм приведет к смерти, потому что материя мертва.

   Я полностью за материализм, если он служит духовным нуждам. Если материализм — слуга, а не хозяин, тогда все хорошо. Он может удивительным образом помочь человечеству, повысить его осознанность, радость, возвысить человечество выше самого человечества.

   Вы доказываете, что Чарльз Дарвин ошибался, потому что обезьяны разумнее вас. По крайней мере, они вышли за пределы себя самих и создали человечество. А вы что создали? Выйдите за свои пределы и создайте Будду, только тогда Чарльз Дарвин окажется правым и теория эволюции будет истинной.

   Человек просто застрял, и молодежь показывает это вам; им нужно быть скандальными, потому что вы не собираетесь прислушиваться к логике, здравому смыслу.

   Я им очень симпатизирую, я бы хотел с ними встретиться. У нас сразу появится взаимопонимание, ибо я понимаю их страдания, их гнев. Они станут вашими спасителями. Не смейтесь над ними; смейтесь над собой. Они ваши дети; вы породили их, и вы должны нести всю ответственность за них.

   Об отце узнают по детям, точно так же как по фруктам узнают дерево. Если фрукты окажутся ядовитыми, то кого вы будете проклинать — фрукты или дерево? Вы — дерево, а те, кто выглядят вызывающими, — ваши фрукты. Вы несете ответственность. Они — знак вопроса на вас. Думайте о них с симпатией.

   Я полагаю, что Запад пришел к своему концу. Если невероятное духовное движение не распространится по всему западному миру, его нельзя будет спасти: а я пытаюсь это сделать.

   Мои санньясины тоже молоды; если бы они не были санньясинами, то были бы панками или скинхэдами. Но они нашли способ жизни на более высоких уровнях бытия. Они тоже протестуют, но их протест — это не реакция, их протест — это революция. Они стараются жить мирно, в любви, тишине, свете.

   Они выбрали новый образ жизни.

   Пока вы не поймете, что Запад остро нуждается с новом образе жизни, вам придется сталкиваться с увеличивающимся количеством сумасшедших выходок, и вы будете нести за это ответственность.

(Socrates poisoned Again After 25 Centuries, Chapter #1)

 

   

Молодежь пользуется всякими одурманивающими средствами, чтобы жизнь казалась стоящей. Не могли бы вы рассказать о нашей естественной способности к экстазу?

   

Ощущение экстаза давно забыто человеком. Он вынужден был забыть; его заставили забыть. Общество против этого чувства, цивилизация тоже против. Общество делает ставку на нищету. Оно зависит от нищеты, кормится ею, выживает благодаря нищете. Общество создано не для человека. Оно использует людей как средство для собственного существования. Общество стало важнее человечества. Культура, цивилизация, церковь — все они стали важнее человечества.

   Предполагалось, что они будут служить человеку, но они ему не служат. Они почти пустили процесс вспять: теперь человек существует для них.

   Каждый ребенок рождается в экстазе. Экстаз естествен. Его испытывают не только избранные. Каждый несет его с собой в этот мир; каждый приходит с ним. Это сама сущность жизни. Это часть жизни. Жизнь — это экстаз. Каждый ребенок несет его с собой в мир, но затем общество набрасывается на него, уничтожает возможность испытать экстаз, делает ребенка несчастным, обусловливает его.

   Общество больно неврозом, оно не допускает в свою среду экстатичных людей. Они представляют угрозу. Постарайтесь понять механизм; тогда жизнь станет легче.

   Экстатичного человека невозможно контролировать. Контролировать можно только несчастного. Экстаз — это свобода. Экстатичный не может не быть свободным. Его легко не уничтожишь, его нельзя убедить жить в тюрьме. Ему хочется танцевать под звездами, мчаться с ветром, говорить с солнцем и луной. Он нуждается в гигантском, в бесконечном, в громадном, в необъятном. Его не удастся соблазнить жить в темной клетке. Из него не сделаешь раба. У него своя жизнь, и он поступает по-своему. Это очень трудно принять обществу. Если экстатичных людей будет много, общество развалится на части, его структура не выдержит.

   Итак, с самого детства ребенку запрещают вкусить свободу, ведь, узнав, что такое свобода, он уже не уступит, не пойдет на компромисс. Он будет уверен в себе. Узнав однажды, что такое свобода, ребенок никогда не станет частью какого-нибудь общества, церкви, клуба или политической партии. Он останется личностью, он останется свободным, и вокруг него будет пульсировать свобода. Само его существо станет вратами свободы.

   Что такое экстаз? Можно ли его достичь? Нет. Можно ли его заработать? Нет. Можно ли им стать? Нет. Экстаз — это состояние, а становление — это страдание. Если вы хотите стать чем-нибудь, вы будете несчастным. Становление — это главная причина несчастья. Если вы стремитесь к экстазу, то вот он, здесь и сейчас. Посмотрите на меня. В данный момент путь свободен, будьте счастливы. Счастье очевидно и доступно. Это ваша природа. Вы уже обладаете им. Просто дайте ему шанс проявиться.

   Живите сердцем, а не головой. Голова — только часть, сердце — все ваше естество. Сердце — это ваша целостность. Итак, если вы полностью отдаетесь чему-нибудь, то вами руководит чувство. Если же вы отдаетесь чему-нибудь не до конца, то вами руководит ум.

   Когда вы отдаетесь полностью, вы экстатичны. Экстаз исходит от сердца, от целостности.

(Ecstasy The Forgotten Language, Chapter #9)

 

   

Почему люди принимают наркотики?

   

Наркотики стары как мир, и они определенно обладают некой ценностью. Я против наркотиков, но мой протест имеет те же корни, что и царившая веками наркотическая одержимость. Это может показаться странным. Наркотики дают возможность пережить галлюцинации, неведомые в обычной жизни. Такой же опыт достигается и медитацией.

   Медитация ведет вас к реальным переживаниям, а наркотик дает только галлюцинацию, виртуальное переживание. Они очень схожи. Медитировать сложно. Достать наркотик нетрудно. Привлекательность наркотиков нематериальна.

   Человек неудовлетворен обычной жизнью. Он хочет знать больше. Он хочет быть чем-то большим. Простая жизнь кажется настолько плоской и бессмысленной, что если за этим ничего больше не стоит, то самоубийство кажется единственным выходом. Обыденная жизнь не дает экстаза и радости. Напротив, она продолжает обрушивать на вас все больше страданий, волнений, болезней, старость и, наконец, смерть.

   Вот почему наркотики привлекали человека с самого начала. Они хотя бы давали ему временное облегчение. И лишь немногие пытались медитировать.

   При должном медицинском или медитационном контроле наркотики могут сослужить хорошую службу. Я заявил, что я против наркотиков, потому что, попав к ним в зависимость, вы выбираете самую разрушительную дорогу к себе. Вас восхищают галлюцинации. А так как наркотики недорогие, то не нужно никаких усилий, нужно просто увеличивать дозу…

   Тысячелетиями люди употребляли наркотики. Моралисты, церковники, правительства тщетно пытались наложить запрет. И я не думаю, что они когда-нибудь добьются успеха.

   Преуспеть в этом можно только так вместо того, чтобы запрещать, необходимо создать лучшие наркотики с более глубоким, более психоделическим, более ярким и более экстатичным действием, без побочных эффектов, не вызывающих зависимости. Такие наркотики должны быть доступны в университетах, колледжах, больницах — везде, где возможен контроль, так, чтобы все желающие получили возможность полной свободы принимать все, что они захотят. А мы, используя их опыт, поможем им подняться к истинному развитию, чтобы человек начал ощущать нечто большее, что ему может дать наркотик.

   Он никогда не догадывался, что такие ощущения возможны, что это не фикция.

   Паранойя вокруг наркотиков не помогает человечеству. Можно иметь дело с незаконными наркотиками, какая разница? Наоборот, такие наркотики становятся еще более привлекательными, кажутся более сильными. Особый ажиотаж они могут вызвать у молодежи.

   Меня иногда просто поражает неспособность человека изучить хотя бы основы психологии. Та же глупость уже встречалась в отношениях Бога с Адамом и Евой: был запрет. Не ешьте плод с того дерева. Но это становится приглашением. Запретный плод сладок.

   Прошли тысячи лет, но государственные мужи по-прежнему талдычат: не принимайте наркотики, иначе вам грозит тюремное заключение на пять лет, на семь лет. Никто не беспокоится о том, что наркотики можно достать и в тюрьме. Просто они будут стоить немного дороже. Вышедших из тюрьмы никто не лечит. Они возвращаются… потому что наркотик дает им то, чего не может дать общество.

   Они готовы разрушить свое здоровье, свое тело; вся жизнь превращается в хаос, но все же наркотик дает им то, чего не может дать общество.

   Вместо того чтобы запрещать им, создайте такое общество, которое даст им кое-что получше. Ваша жизнь ничего им не дает. Вы высасываете у них всю кровь, а взамен что они получают? Никакой радости, только волнение за волнением. Алкоголь расслабляет их на пару часов; они споют песню и потанцуют, или подерутся в баре.

   Но на несколько часов они покидают ваш мир. Сама привлекательность алкоголя доказывает, что не алкоголь виноват, а никчемность вашего общества.

   Ваше общество должно помогать людям петь, танцевать, радоваться, любить.

   Я против наркотиков, потому что люди могут стать зависимыми от них и они помешают вашему духовному росту. Вы можете подумать, что достигли того, что искали, а ваши руки останутся пустыми. Вы просто мечтаете.

   Но, с другой стороны, у меня очень научный склад ума. С другой стороны, я за применение наркотиков, против их запрещения; я — за их применение под квалифицированным присмотром, в качестве дорожки к медитации.

   Правительствам нужно сосредоточить свое внимание не на запрете, а на улучшении наркотиков. Если появятся улучшенные наркотики, то остальные исчезнут с рынка. Нет никакой надобности что-либо запрещать в мире. Нужно произвести что-то получше — что-то лучше, дешевле, законнее. Кому тогда будут нужны марихуана, гашиш или героин?

   В этом не будет смысла.

   Можно без рецепта купить в аптеке кое-что получше. Можно договориться с врачами, чтобы они наблюдали за вами, пока вы находитесь в наркотическом сне. Специалисты по медитации могут помочь вам расшифровать ваши видения. Это совсем просто благодаря медитации.

   Хватит одной или двух встреч. Человека можно приблизить к медитации. А когда он приблизится к медитации, то лекарства уже вообще не будут нужны.

   Ученые и политики должны сосредоточить свои усилия на том, чтобы осознать: если во всей истории человечества что-то постоянно привлекает людей к наркотикам и никакому правительству еще не удалось полностью победить это, то оно удовлетворяет определенную потребность. И, пока эту потребность не начнут удовлетворять иным способом, наркотики останутся в мире. А они приносят разрушение.

   Чем больше правительства ополчаются против них, тем разрушительнее они становятся, потому что никто не занимается проблемой улучшения, никто не проводит экспериментов, никто даже не осмеливается говорить о том, о чем говорю я.

   Но я говорю об этом, потому что я против наркотиков. Однако это не означает, что они не должны использоваться. Их нужно использовать в качестве средства, а не цели.

   Если мы идем к будущему без наркотиков, если человек станет медитирующим от природы… то это возможно. Если ребенок видит, что отец медитирует, мать медитирует, все медитируют, то у него проявится интерес. Ему тоже захочется медитировать.

   В этом возрасте медитация очень проста, ибо ребенка еще не испортило общество. Он еще невинен.

   Если все вокруг делают что-то и получают от этого удовольствие, то он не захочет отставать. Он будет сидеть с ними с закрытыми глазами. Вначале они будут смеяться над ним, ведь дети не медитируют. Им нужно понять, что детям это дается даже легче, чем так называемым взрослым.

   Нужно создать атмосферу медитации в школах, колледжах, университетах. Куда бы ни пошел человек, везде он находит атмосферу, питающую его собственную медитативность.

   Я бы с удовольствием посмотрел на мир без наркотиков. Но это стало бы не следствием запретов, а создания чего-то лучшего и реального. Наркотики были бы легко побеждены, но эти идиотские правительства продолжают придавать им значение и губят молодежь во всем мире.

   Самое ценное время жизни тратится на галлюцинации, и когда они осознают, что они натворили, будет уже поздно. Они уже не могут вернуться в нормальное состояние. Их тела уже привыкнут к потреблению определенных химикатов. Тогда уже против воли они будут стремиться к шприцу, чтобы вколоть в себя еще одну порцию яда.

   Когда хронический наркоман, потребляющий тяжелые наркотики, возвращается к жизни, он находит ее чрезвычайно скучной, более скучной, чем вы себе можете представить, ведь он видел кое-что прекрасное. А сравнение это останется навсегда.

#6)

 

   

, групповое сидение, что даст вам более острые ощущения, бесплатно… Вы не расплачиваетесь за это своим здоровьем, нарушением биологических процессов, разрушая тело и так далее. Вы ничем не расплачиваетесь, но оно происходит. Вы хозяин этого, все находится в вашей власти. Вы можете заняться этим в любой момент. Имея ключ, вы сможете открыть дверь когда угодно. Вам необходимо приобщиться к чему-то более значительному и высокому.

   Во всем мире веками происходило одно и то же: многие тщетно пытались помочь наркоманам избавиться от пагубной привычки, потому что им нечего было дать взамен. Людям хотелось бы покончить с зависимостью, всем хочется покончить с ней, ведь это кабала, и каждый понимает, что он попадает в невидимую кабалу, которая постоянно растет, и однажды он увидит, что его окружают стены, Китайская Стена, и будет очень непросто выбраться оттуда. Вы сами создаете такую высокую стену, что ее трудно будет разрушить; вы попадаете в заточение. Вся жизнь превращается в болезненность. Это опасно. Приняв наркотик, вы испытываете блаженство до тех пор, пока не закончилось его действие. Затем наступает ощущение пустоты и бессмысленности, а единственным средством спасения является новая доза. Далее приходится увеличивать дозу, и постепенно человек погибает. Наркотики настолько сильны, что разрушают ваш мозг. Мозг очень чувствителен; такое грубое давление несовместимо с его жизнью. Именно в эту минуту нежные нервные клетки начинают разрушаться. Человек теряет осознание, разум, становится скучным, апатичным. И тогда наркотик становится последней возможностью, единственным смыслом жизни.

   Но словами делу не поможешь. Мольбами делу не поможешь. От утверждения, что это плохо, это грех, тоже мало пользы; на самом деле это только усугубляет проблему! Человек уже страдает, а вы подбрасываете новую проблему, называя его грешником, а это лишь усиливает его вину. Достаточно уже разрушительной силы наркотика, а теперь к этому разрушительному процессу еще добавится и вина. Вы только насыпали соли на рану. Вы заставили человека почувствовать себя аморальным, почувствовать себя преступником, а эта неправильно.

   Человек нуждается в помощи, в сочувствии, в любви. Возможно, человеку не хватало любви, поэтому он ступил на ложный путь. Возможно, общество, родители не сумели дать ему то, в чем он нуждался. Таким образом, человек обезумел. Он нуждается во внимании, любви, заботе, но даже это не поможет ему, пока он не познает и не ощутит нечто большое и значительное, то, что не сможет ему дать ни один наркотик.

(Don’t Just Do Something Sit There, Chapter #27)

 

   

Почему мы испытываем страх и далее негодование по поводу того, что нам нужно брать ответственность на себя самих?

   

Потому что с самого детства вас учили не нести ответственность. Вас учили зависимости. Вас учили быть ответственными перед отцом, перед матерью, перед семьей, перед родиной, перед всякой чепухой. Однако вам не говорили, что нужно быть ответственным перед собой, что никто не возьмет на себя вашу ответственность.

   Нет, наоборот, ваши родители были ответственны за вас. Ваша семья была ответственна за вас. Священник нес ответственность за ваш духовный рост. Вам нужно было лишь следовать за этими людьми и делать то, что они говорили. Когда вы становитесь взрослым, вырастаете из детства, то вас охватывает большой страх, потому что вам теперь нужно самому нести ответственность, но вас этому не учили.

   Вы идете замаливать свой грех к священнику… какую глупость вы совершаете! Во-первых, вы думаете, что согрешили; во-вторых, вы чувствуете раскаяние за то, что совершили его; в-третьих, вы с признанием идете в церковь, чтобы священник мог помолиться Богу и простить вас. Простое событие превратилось в такое сложное, такое неоправданно долгое.

   Вам хотелось сделать что-то, поэтому вы это и сделали. И кто может судить о том, что есть грех, а что нет? Нигде нет ни критериев, ни весов, чтобы определить тяжесть вашего греха — один килограмм, два или три. Какой длины ваш грех — один метр, два, три? В чем заключается ваш грех, и кто этот поп, которому вы хотите исповедоваться?

   Я учу вас ни перед кем не нести ответственность: ни перед отцом, ни перед матерью, ни перед страной, ни перед религией, ни перед партией — ни перед кем не несите ответственность. Перед ними вы не ответственны. Несите ответственность за себя. Делайте то, что считаете нужным. Если вы ошибетесь, то наказание последует незамедлительно. Если вы окажетесь правы, то награда тоже последует незамедлительно, прямо сейчас. Другого пути нет.

   Таким образом, вы сами будете определять, что есть зло и что есть добро. У вас появится новая чувствительность. Вы станете смотреть другими глазами. Вы сразу будете чувствовать ложное, потому что в прошлом вам приходилось уже неоднократно страдать из-за своих неверных поступков. Вы будете знать и свою правоту, потому что в прошлом судьба благоволила к вам. Причина и следствие идут вместе, они не разделены ни годами, ни жизнями.

   Вот здесь вы ответственны. Если вам не терпится совершить что-нибудь несмотря на страдания — делайте это. Это правильно, потому что вам так нравится. Удовольствие перевешивает страдания в данном случае. Но вам одному решать, вы полностью и лично несете за это ответственность. Если страдания невыносимы и сам акт вам ничего не несет — вместо удовольствия наступают долгие страдания, то кто виноват, если вы такой идиот?

   Вот это я и имею в виду, когда говорю об ответственности перед самим собой. Не на кого переложить свою ответственность, хотя вы всегда ищете кого-нибудь, даже такого постороннего человека, как я, который не перестает вам говорить, что он не несет никакой ответственности за вас. Несмотря на это, где-то глубоко внутри вас не покидают иллюзии, что я, наверное, шучу.

   Я не шучу. Вы думаете, что если я ваш учитель, то как я могу отказываться от ответственности за вас? Вы не понимаете. Перекладывая ответственность на меня, вы остаетесь наивными, отсталыми. Вы никогда не вырастете. Единственный путь к росту — принимать все хорошее, плохое, веселое и печальное. Вы отвечаете за все, что с вами происходит. Это дает вам абсолютную свободу.

   Радуйтесь этой свободе. Радуйтесь этому пониманию своей ответственности за свою жизнь. Вы станете тем, кого я называю индивидуальностью.

. 1)

 

   Образование

Что такое обучение?

   

Обучение — это не знание. Обучение стали слишком сильно смешивать со знанием. На самом деле это — антипод знания. Чем больше человек знает, тем меньше у него способность учиться. Значит, детям легче учиться, чем взрослым. И если взрослые тоже хотят остаться учениками, то им придется забыть все, что они выучили. Они будут вынуждены умереть для своего знания. Если вы будете коллекционировать свои знания, то ваше естество станет слишком обремененным грузом прошлого. Вы аккумулируете слишком много мусора.

   Обучение происходит лишь в том случае, когда есть пространство. У ребенка такое пространство есть, есть невинность. Выгода ребенка заключается в том, что он действует, исходя из своего незнания, а в этом лежит главный секрет обучения: действовать из состояния незнания.

, то что же изучать? Нельзя действовать, основываясь на готовых ответах, полученных из писаний, в университетах, у учителей, родителей или даже своего собственного опыта.

   Всем своим знанием нужно пожертвовать ради обучения. Тогда вы будете расти, и этот процесс станет бесконечным. Тогда человек остается невинным, как ребенок, с бесконечным удивлением и благоговением в глазах. Даже на пороге смерти он продолжает учиться. Он изучает жизнь, он изучает смерть. Тот, кто познал и жизнь, и смерть, выходит за пределы обеих; он переходит в трансцендентальное.

   Обучение — это восприимчивость, обучение — это чувствительность. Обучение — это открытость, безграничность.

#5)

 

   

Человек рождается семенем. Он рождается с большим потенциалом. Он не рождается с лимитированным развитием. Это его особенность, его неповторимая черта, потому что во всей Вселенной только человек рождается с потенциалом, а все животные рождаются без него.

   Собака рождается собакой и остается таковой всю свою жизнь. Лев рождается львом. Человек не рождается человеком, человек рождается семенем: он может пройти становление, а может и не пройти. У человека есть будущее — ни у одного животного будущего нет. Все животные рождаются совершенными. Человек — единственное несовершенное животное. Поэтому возможны и рост, и эволюция.

   Обучение — это мост между потенциалом и данностью. Образование помогает вам стать тем, кем вы были задуманы в форме семени.

   Этим я здесь и занимаюсь: это место учебы. То, что преподают в школах, колледжах и университетах, не является обучением. Они готовят вас к хорошей работе, к способности зарабатывать деньги; это не настоящее образование. Оно не учит вас жизни. Оно может дать вам высокий прожиточный уровень, но высокий прожиточный уровень не является синонимом высокого стандарта жизни.

   Поэтому вокруг так много роботов. Из них выходят прекрасные клерки, начальники станций, помощники контролеров. Они прекрасно справляются со своей работой, но если вы заглянете поглубже, то вы увидите, что они нищие — и ничего более. Они совсем не вкусили жизни. Они не знают, что такое жизнь, что такое любовь, что такое свет. Они ничего не знают о божественном состоянии, они не вкусили прелести жизни, они не знают, как танцевать, как петь, как веселиться. Они не знают грамматики жизни; они совершенно глупы. Да, они зарабатывают больше других, они — мастера своего дела, они поднимаются по лестнице карьеры, но глубоко внутри они остаются пустыми и нищими.

   Я убежден, что предназначение образования в том, чтобы показать: жизнь — это не борьба за существование; жизнь нужно воспринимать как подарок. Жизнь не должна быть только конкуренцией, она должна стать еще и радостью. Пение, танцы, поэзия, музыка, рисование, да все что угодно… образование должно готовить вас войти в унисон со всем этим — с деревьями, птицами, небом, солнцем и луной.

образованность. Настоящее образование подскажет вам, как быть самим собой. Вы уникальны. Никогда не было, нет и не будет такого, как вы. Это — выражение большого к вам уважения со стороны бытия. Ваша слава в том, что вы уникальны. Не имитируйте, не становитесь копией.

   Однако это не практикуется. Наоборот, вас пичкают чем-то, а не вытягивают из вас. Вас пичкают географией и историей, математикой и науками. Вы становитесь попугаем. К вам относились как к компьютерам; подобно тому, как инсталлируют компьютеры, они инсталлировали вас. Образовательные учреждения — это места, где что-нибудь вбивают в голову.

   Настоящее образование должно вытягивать все из вас — то ценное, что было заложено в вас природой, для того чтобы обнаружить это, обнажить и заставить вас светиться.

   Человек живет в темноте, в бессознательном, и человек способен наполниться светом. Огонь есть, его только нужно раздуть. Сознание тоже есть, его только надо разбудить. У вас все было, вы все принесли с собой; но сама идея о том, что вы стали человеком благодаря человеческому телу, неправильна, и эта идея была причиной невероятного заблуждения на протяжении веков.

   Человек рождается как возможность, случай. Лишь немногие находят просветление: Иисус, Будда, Магомет, Бахауддин. Очень немногие по-настоящему становятся людьми — они полны света, темноты не остается, когда бессознательное покидает их душу, когда все превращается в свет, когда вы становитесь осознанностью. Тогда жизнь становится благословением.

   Образование должно вывести вас от темноты к свету. Вот этим я тут и занимаюсь. Я учу вас быть самим собой. Учу вас жить без страха, не поддаваться общественному давлению, не становиться конформистом. Я учу вас не стремиться к комфорту и удобствам, потому что если вы стремитесь к ним, то общество даст вам их, но за определенную цену. Вы получаете комфорт, но теряете душу.

   Женщина пришла к психоаналитику и сказала:

   — Я очень беспокоюсь, не могу заснуть. Мой муж — армейский полковник Когда на праздники он приезжает домой, то моя жизнь превращается в кошмар. Когда он спит на правом боку, он храпит, и храпит так громко, что будит не только меня, но и соседей. Посоветуйте, что мне делать?

   Психоаналитик подумал немного и ответил:

   — Есть одно средство. Вечером попробуйте его, может, оно сработает.

   Он дал ей рецепт, и оно сработало. А рецепт был прост, он сказал ей:

   Разумный человек не станет стрелять. Он предпочтет смерть убийству невинного человека. Из-за того что политиканам захотелось повоевать, потому что им хочется власти, из-за глупых заявлений политиков начинаются войны. Он не будет убивать!

   Вот чему служит образование: делать людей разумными. Вот чем я здесь занимаюсь. Если этот огонь распространится, то этому старому прогнившему обществу не выжить. Оно выживает только благодаря вашей неосознанности, оно живет благодаря вашей неосознанности.

#2)

 

   

До сегодняшнего дня образование было искаженным. Оно не служило человечеству; наоборот, оно служило определенным интересам. Оно служило прошлому. Учитель был агентом прошлого. Он служит посредником для передачи старых поверий, традиций, предположений подрастающему поколению, для того чтобы отравлять, загрязнять новое сознание, появляющееся на горизонте.

   Из-за образования эволюция человека была полна опасностей и зигзагов. Но до сих пор не было выбора: знание росло так медленно, что оставалось почти неизменным веками. Учитель очень эффективно делал свое дело. Все знание было статичным; оно не давало толчка к росту.

   Сейчас мы наблюдаем взрыв знания. Жизнь так быстро меняется, что вся образовательная система становится устаревшей, старомодной. От нее необходимо отказаться в пользу новой образовательной системы. Сейчас это становится возможным, а раньше это было невозможно.

   Если нагревать воду до девяноста девяти и девяти десятых градуса, то она будет оставаться водой, пусть кипятком, но все же водой. Всего лишь одной десятой не хватает для того, чтобы вода начала испаряться и превратилась в другое качество. Пару секунд назад воду было видно, сейчас ее не видно. Пару секунд назад вода текла вниз, а сейчас она устремляется вверх. Она преодолела земное притяжение, она не подчиняется закону земного притяжения.

   Помните, на определенном этапе количество переходит в качество. Это и произошло. Изменение это не ново, это не новость, оно всегда происходило. Но степень изменений просто невиданна, такого раньше не происходило.

   Разница между смертельным и лечебным применением стрихнина заключается только в дозе, так говорил Норберт Винер. В малых дозах яд может выступать в качестве лекарства, но то же самое лекарство в больших дозах может стать причиной смерти. В определенный момент оно перестает быть лекарством и превращается в яд.

   Изменения настолько значительны, что учитель не может функционировать по-старому, образование уже не может применяться в том же виде, что и раньше. Старая методика помогала людям лишь запоминать факты. Образование занималось развитием не разума, а памяти. Уходящее поколение передавало свои знания подрастающему, и новому поколению нужно было все запомнить. Людей с хорошей памятью считали умными.

   Но это не так. Были ведь гении с почти нулевой памятью. У Альберта Эйнштейна была плохая память. У некоторых людей была прекрасная память, но назвать их умными нельзя.

   Память — это механическая часть ума. Разум — это сознание. Разум — часть вашего духа, а память — часть вашего мозга. Память принадлежит телу, а разум — вам.

   Разумности необходимо учить, потому что память не успевает за изменениями. Не успеете вы что-нибудь запомнить, как оно уже устарело. И что мы видим: образование в загоне, университеты в загоне, потому что они настаивают на старых методах. Они научились хитрить; они три тысячи лет делали это, а сейчас просто не знают, как им поступить, — слишком глубоко засели в них старые методы образования.

   Сегодня давать детям устаревшую информацию, с которой они не смогут жить в будущем, просто опасно. Им нужно разбираться в быстро проходящих изменениях.

   Всего лишь сто лет назад миллионы людей не выходили за пределы своего города или не уезжали дальше пятидесяти километров от него. Миллионы жили на одном месте, от первого дыхания до последнего. Сейчас все меняется. В Америке человек, в среднем, живет на одном месте только три года, а это как раз временной лимит и для брака — три года. После этого людям хочется поменять город, работу, жену, мужа.

   Мы живем в совершенно другом мире. Ваше образование лишь делает из вас ходячие энциклопедии, но уже устаревшие. Изменения были всегда, но такая их степень отмечается впервые. Три минуты назад на наших часах мы увидели новое качественное изменение: изменилось изменение.

   Сегодня нужно учить разуму, чтобы дети смогли жить в новом, постоянно меняющемся мире. Не опутывайте их тем, что им не пригодится в будущем. Старое поколение не должно учить тому, что оно знает, старое поколение должно помочь ребенку стать более разумным, чтобы он смог спонтанно реагировать на изменения в мире. Уходящее поколение не может даже и догадываться об этих изменениях.

   Вашим детям, возможно, посчастливится жить на Луне, в совершенно другой атмосфере. А может, они будут жить в небе, так как Земля становится перенаселенной. А может, они будут жить под землей или водой. Никто не знает, как будут жить дети. Возможно, они будут жить на таблетках, витаминных добавках… они будут жить в совершенно ином мире. Потому нет смысла просто давать им устаревшие энциклопедические знания. Их нужно готовить к новым реальностям.

   Их нужно готовить осознанно, медитативно. Тогда образование станет истинным. Тогда оно не будет служить прошлому и мертвому; оно будет служить будущему. Оно будет служить живым.

   Для того чтобы образование было истинным, ему необходимо быть подрывным, бунтарским. До сегодняшнего дня оно было ортодоксальным, оно было частью истеблишмента. Истинному образованию нужно учить тому, чему другие институты не смогут обучить. Ему нужно стать антиэнтропическим.

   Помните, что государство, его институты, вся надстройка будут тормозить рост. Почему им нужно предотвратить его? Потому что рост ведет к новым изменениям, а они хорошо устроились. Кому нужны изменения? Власть имущим изменения не нужны, потому что они могут повлечь за собой изменения во властных структурах. Власть имущие не захотят новшеств, потому что новшества сделают народ сильнее. Новое знание ведет к новой власти в мире. Старое поколение не захочет ослабить свою хватку, отказаться от доминирования.

   Образование должно служить революции. Сейчас же оно служит государству, церкви и священнику. Очень тонко оно готовит рабов — рабов государства, рабов церкви. Истинное образование должно вскрывать устаревшие обряды, верования, мнения, которые больше не служат росту человека; наоборот, они вредны и самоубийственны.

   Однажды Эрнеста Хемингуэя спросили:

   — Можно ли как-то отличить великого писателя?

   — Да. Для того чтобы быть великим писателем, человек должен от рождения отбивать удары и уметь отличать гниль.

   Вот как я представляю настоящее обучение. Детей нужно учить распознавать гниль. Истинно разумный человек умеет распознавать чепуху. Он мгновенно отличает важное, стоящее от прогнившего.

   Эволюция сознания человека есть не что иное, как долгая история борьбы против почитания мерзости. Люди продолжают боготворить и преклоняться перед мерзостью. Девяносто девять процентов их верований лживы. Девяносто девять процентов их верований антигуманны, далеки от жизни. Девяносто девять процентов их верований настолько примитивны, настолько варварски, настолько беспочвенны, что просто трудно поверить, как они продолжают держаться за них.

   Истинное образование поможет вам избавиться от всей этой чепухи, такой старинной, уважаемой, почитаемой. Оно научит вас истинному. Оно будет учить вас не суевериям, а радости жизни. Оно будет учить вас любви к жизни. Оно будет учить вас уважать жизнь, и только ее. Оно будет учить вас крепко любить природу. Оно будет идти не от ума, а от сердца.

   Оно также поможет вам избежать зависимости от ума. Этого недостает сегодня образованию. Оно просто учит вас глубже погружаться в умствования, полностью отдаться уму. Ум хорош и полезен, но это не ваша суть. Есть еще сердце, которое важнее ума, потому что ум может создавать лучшие технологии, машины, дороги, дома, но не может улучшить вас. Он не может сделать вас более любящим, поэтичным, грациозным. Он не может дать вам радость жизни. Он не может помочь вам стать песней и танцем.

   Истинное образование должно вас учить прислушиваться к сердцу. Оно также должно вас учить трансцендентальности. Ум для науки, сердце — для искусства, поэзии, музыки, а трансцендентальное — для религии. До тех пор пока образование не будет отвечать перечисленным требованиям, оно не будет истинным. Ни одна образовательная система еще их не выполнила.

   Неудивительно, что немало молодежи бросают ваши колледжи, университеты, так как они видят всю никчемность и глупость.

   Ни одно учебное заведение не может справиться с этой задачей, только образованию это под силу: университеты должны сеять семена новизны, потому что на Земле должен появиться новый человек.

   Первые проблески уже появились. Новый человек появляется каждый день, а мы должны подготовить Землю для того, чтобы подготовить почву для нового человека, нового человечества и нового мира. Только благодаря образованию можно достичь этого, подготовить такую почву. А если нам это не удастся, мы обречены.

   Проводимыми нами экспериментами мы действительно пытаемся создать новый тип университета. Это необходимо сделать, это необходимо сделать во всех уголках Земли. Подобный эксперимент нужно провести в каждой стане. На это пойдут немногие, но эти немногие будут глашатаями. Эти немногие объявят о новой эре, о новом человеке, о новом человечестве.

   Уолт Уитмен написал:

   

Когда я слышу ученого астронома; Когда доказательства и цифры разложены по полочкам передо мной; Когда мне показывают таблицы и диаграммы, для того чтобы складывать, делить и измерять их; Когда я сижу на лекции астронома под грохот аплодисментов в аудитории, Как быстро и беспричинно я чувствую усталость и слабость; Пока не встану и не выйду побродить в одиночестве, В таинственной влажной ночи, Посматривая в полном безмолвии на звезды.

   

Новое образование, истинное образование дает знания не только по математике, истории, географии, другим наукам; оно также дает вам понятие истинной морали — эстетики. Я называю эстетику истинной моралью: чувствительностью к прекрасному, потому что божественное — это красота. Цветок розы или лотоса, восход или закат солнца, звезды, птицы, поющие ранним утром, или капли росы, парящая птица… Истинное образование приближает вас к природе, потому что только близость к природе приблизит вас к божественному.

#10)

 

   

Если ум является препятствием на пути к самореализации, то не станет ли обучение абсолютно бесполезным? Разве невозможно привести невинных и выразительных детей к медитации напрямую, без окольных путей по развитию интеллекта?

   

Давайте поразмышляем; этот важный вопрос появляется естественно: почему нужно, в первую очередь, развивать интеллект, который является большим препятствием? Почему бы не привести детей к медитации, пока они невинны и непосредственны, вместо того, чтобы направлять их в университеты? Может, вместо того, чтобы оттачивать их логическое мышление, вместо того, чтобы обучать их, необходимо погрузить их в медитацию, пока они невинны и непосредственны. Если ум является помехой, то зачем же развивать его? Почему бы не избавиться от него, пока он не стал сильным?

   Если бы интеллект был только помехой, то это еще можно было терпеть. Но помеха может превратиться в дорожку. Вы идете по тропинке, и на вашем пути лежит огромный камень. Это преграда; вы можете повернуть вспять, думая, что это конец пути. Но если вы вскарабкаетесь на него, то увидите новую тропинку, сильно отличающуюся от низлежащей. Открывается новое измерение.

   Неразумный повернет назад, принимая камень за непроходимую преграду. Разумный же использует камень как лестницу. Разум, мудрость сильно отличаются от того, что мы называем интеллектом.

   Без развития интеллекта дети останутся на уровне животных. Они не станут разумными, они останутся на уровне диких животных. Конечно, у них не будет преград, но не будет и лестницы. Сами по себе ни камень, ни лестница не в состоянии помочь.

   Поэтому необходимо каждого ребенка обучать. И чем прекраснее и продуманнее это обучение, чем крепче и больше этот камень интеллекта, тем лучше, потому что будет больше возможность повыше забраться. Тот, кого этот камень раздавит, станет учеником. Тот, кто заберется на самую верхушку, станет мудрецом. Тот же, кто из страха даже не приблизится к камню, останется несведущим.

   У несведущего человека интеллект так и остался неразвитым; у ученика интеллект развит, но ему не удается выйти за пределы его; а мудрый имеет не только развитый интеллект: он выходит за его границы.

   Уклонение здесь не поможет; необходимо преодолеть камень и идти дальше. Любой опыт лишь обогащает человека, озаряет его.

   Итак, развитием интеллекта ребенка нужно заниматься, его логика должна быть острой, как сабля. А далее все зависит от его интеллекта: порежет он себя этой саблей, совершит самоубийство или спасет другому жизнь.

   Логика — это средство. Ее можно использовать для уничтожения жизни, тогда она становится разрушительной, ее можно использовать для создания жизни, тогда она становится созидательной. Ясно одно: без интеллекта дети не станут интеллигентными. Они будут невинными, как животные, но не станут медитативными, как мудрецы.

   Известны многочисленные случаи выкармливания детей волчицами. Около сорока лет назад неподалеку от Калькутты нашли двух таких девочек. Лет десять назад еще одного ребенка, выращенного волками, нашли около Лакнау. Ребенок был уже большой, ему было почти четырнадцать лет. Его не учили люди, он не ходил в школу, у него не было друзей; ребенком его выкрали волки из детской коляски. Он вырос среди волков. Он не мог стоять на двух ногах, потому что это свойственно человеку. Не думайте, что вы сами стали на ноги: вы стали на ноги в результате обучения.

   Тело человека рассчитано на то, чтобы ходить на четвереньках. После рождения дети не ходят на двух ногах, этому еще предстоит обучиться. Психологи и ученые скажут вам странные вещи. Они скажут, что тело человека никогда не будет таким здоровым, как тело животного, потому что человеку нужно ходить на всех четырех, а он все напутал; он ходит на двоих, и вся система нарушена. Это похоже на автомобиль, не предназначенный для того, чтобы взбираться в горы; нарушаются законы земного притяжения. Когда вы идете на четвереньках, то ваше тело сбалансировано, вес равномерно распределяется; тело находится параллельно земле, а так как земное притяжение одинаково давит на позвоночный столб, то проблем это не вызывает. Когда же вы поднимаетесь, то появляются трудности. Крови приходится идти против притяжения, легкие работают с дополнительным напряжением. Постоянно происходит борьба с гравитацией. Земля тянет вниз. Неудивительно, что человек умирает от инфаркта. Животные от этого не умирают, у них сердце не слабеет, как у человека. Просто удивительно, что так не происходит со всеми, ведь, по идее, это должно быть массовым явлением, из-за постоянного обязательного обратного тока крови, но природа так человека не задумывала.

   Тот мальчик не мог ходить на двух ногах, он бегал на четвереньках. Его бег был похож на бег не человека, а волка. Он ел сырое мясо, как волк. Он был очень силен — восемь взрослых мужчин с трудом связали его. Он практически был волком. Он кусался, мог оторвать кусок вашего мяса — был свирепым! Он не стал медитативным святым, он превратился в дикое животное. Подобные случаи наблюдались и на Западе: детей находили в лесах среди диких животных, и они становились дикими животными.

   Все силы бросили на воспитание мальчика. На протяжении шести месяцев он проходил всякие массажи и электротерапию. Он не научился стоять на ногах, небольшая попытка, и снова на четвереньки, это так трудно — стоять на ногах. Вы не догадываетесь, как это здорово стоять на четвереньках, поэтому вы мучаетесь на двух ногах. Мальчику дали имя. Все уже выбились из сил; он смог выучить и произнести перед смертью только одно слово: Рама. Он просто повторил свое имя. Через полтора года он умер. Ученые, наблюдавшие за экспериментом, заявили, что причиной его смерти стало это обучение. Он был просто детенышем дикого зверя.

   Это показывает, насколько мы можем отравить жизнь ребенка, отправляя его в школу. Мы убиваем его радость, его непосредственность. Это — основная проблема школ. Мы передаем одному учителю класс из тридцати человек, тридцати диких зверенышей. Ему поставили задачу сделать их цивилизованными. Поэтому нет более скучной профессии, чем учительство. Нет человека, более утомленного, чем учитель. Его работа действительно сложна.

   Но детей необходимо обучать, иначе они не смогут стать людьми. Они будут невинными без этого, но невинность сродни невежеству. Без знания человек невинен, но если он становится таковым после того, как получит знания, то зацветает цветок жизни.

   Тренировать интеллект необходимо, но тогда будет необходима и трансцендентальность интеллекта. А как вы можете потерять то, что даже не имели?

   Как вы сможете ощущать мир как Эйнштейн, но без его интеллекта? Это будет несравненное затишье, потому что оно наступает после шторма. Но ваш шторм еще не наступил. Отказ от дум после гигантских умственных усилий сродни полному выздоровлению после болезни. Подобный отказ — это большое блаженство, в том смысле, что предшествующая ему работа была величайшим напряжением.

   Пройдите через скудность ума, чтобы почувствовать блаженство мудрости. Пройдите через страдания мира, чтобы высший экстаз, пробуждающий божественное состояние, стал вашим. Вам придется пройти через крайности, только так.

#9)

 

Пятимерное образование

   До сих пор образование сводилось к следующему: все, что ты сейчас учишь, — неважно; а важен экзамен, который будет через год или два. Это делает будущее важным, важнее настоящего. Образование готово пожертвовать настоящим ради будущего. Это становится вашим стилем жизни, вы всегда жертвуете настоящим моментом ради будущего. Это порождает невероятную пустоту жизни.

   В моей коммуне будет пятимерное образование.

   Перед тем, как перейти к пятимерному образованию, необходимо сказать несколько слов. Во-первых, экзамен не должен быть частью обучения, вместо этого — каждодневный, ежечасный контроль учителя; их годовые оценки определят — переходить вам в следующий класс или еще остаться в этом.

   Никто не сдает экзамены, никто не проваливается на них, просто кто-то быстрее думает, а кто-то больше ленится; неудача на экзамене оставляет глубокий след неполноценности, а успех порождает другую болезнь — превосходство.

   Нет тех, кто стоит ниже; нет тех, кто стоит выше.

   Каждый является самим собой, он уникален.

   Итак, экзаменов не будет. Это устранит перспективу будущего в пользу настоящего. Решающим станет то, что вы делаете именно сейчас, а не пять вопросов в конце года. За это время вам предстоит пройти тысячи вопросов, и каждый из них будет решающим. Таким образом, образование станет независимым от итогов учебного года.

   В прошлом учитель был очень важной фигурой, потому что он знал, что он сдал все экзамены, получил знания. Однако ситуация изменилась, и это одна из проблем: ситуация изменилась, а наше отношение к ней — нет. Сейчас наблюдается такой взрыв знания, такой гигантский, такой невероятный, такой быстрый, что написать большой научный труд сегодня невозможно: ко времени его опубликования вся информация устареет; новые факты, новые открытия сделают книгу устаревшей. Сегодня наука опирается не на книги, а на статьи и периодические издания.

   Учитель получил образование тридцать лет назад. За тридцать лет все изменилось, а он продолжает повторять то, чему выучился. Он отстал от жизни и делает учеников такими же. Учителю нет места. Вместо учителей будут гиды, и нужно понять разницу: гид подскажет вам, где в библиотеке можно взять последнюю информацию по данному предмету.

   Обучение не должно проходить по устаревшим схемам; телевидение с этим справится лучше, оно без проблем предоставит вам самую последнюю информацию. Учителю необходимо задействовать ваш слух, телевизор же напрямую задействует зрение, и эффект от этого гораздо выше, потому что восемьдесят процентов информации передается через глаза, а глаза — самая подвижная часть тела.

   Если вы что-то видите, то нет смысла это запоминать; но если вы слышите что-нибудь, то запоминать придется. Почти девяносто восемь процентов обучения можно передать с помощью телевидения, а на вопросы студентов будет отвечать компьютер. Учитель станет всего лишь гидом, чтобы показать вам правильное направление, чтобы научить вас пользоваться компьютером, чтобы научить вас искать нужную книгу. Его функции будут совершенно другими. Он не будет делиться с вами знаниями, он сообщит вам о современном знании, самых последних достижениях науки. Он только гид.

   Исходя из этого я делю образование на пять измерений. Первое — информативное, это история, география и много других предметов, где будут использоваться вместе телевидение и компьютер. Второй частью будет наука. Знания здесь тоже можно передать с помощью телевидения и компьютера, но здесь понадобится помощь гида, потому что эта часть сложнее.

   В первую часть также попадают языки. Каждый человек в мире должен знать хотя бы два языка: родной и английский, в качестве средства международного общения. Телевизионными средствами их можно передать очень эффективно — акцент, грамматика, всему можно научить лучше, чем человек с этим справится.

   Можно создать атмосферу мирового братства: язык соединяет народы и также разъединяет их. Сегодня нет международного языка.

   Английский — самый распространенный язык, и людям надо отбросить предрассудки и взглянуть реальности в лицо. Немало попыток предпринималось для того, чтобы победить предрассудки — испанцы утверждают, что их язык нужно сделать международным, потому что на нем говорит больше людей, чем на любом другом. Чтобы преодолеть эти национальные распри создавались новые языки, эсперанто например. Но ни один искусственный язык не смог стать популярным. Есть нечто, что растет само, и его нельзя создать; язык — это результат тысячелетнего развития. Эсперанто выглядит очень искусственным, и все попытки сделать его средством общения провалились.

   Абсолютно важно говорить на двух языках: на родном, потому что чувства и некоторые нюансы можно передать только на родном языке.

   Один из моих профессоров, профессор философии, путешествовавший по многим странам, говорил, что в иностранном языке все можно передать, но когда дело доходит до драки или любви, то вы начинаете чувствовать, что вам не хватает искренности. Для чувств нужно использовать свой родной язык, который вы впитываете с молоком матери, который становится вашей плотью и кровью. Но этого недостаточно, это порождает маленькую группу людей, делая остальных чужими.

   Для одного мира, одного человечества крайне необходим один международный язык. Поэтому каждый должен знать два языка. Этому научат на первом этапе.

   Второй этап — это изучение научных дисциплин, что очень важно, потому что это — половина реальности, ее внешняя часть. Третьей ступенью будет то, что отсутствует сегодня в учебных планах, — искусство жизни. Люди полагают, что они знают, что такое любовь. Но они не знают… и к тому времени, когда они узнают, будет слишком поздно. Каждому ребенку нужно помочь переводить гнев, ненависть, зависть в любовь.

   Важной частью третьей ступени является и чувство юмора. Наше так называемое образование делает людей печальными и серьезными. И если одна треть вашей жизни потрачена зря в университете, сделавшем вас печальным и серьезным, то ваша жизнь становится тусклой. Вы забываете язык смеха — а человек, забывший смех, многое теряет в жизни.

   Итак, любовь, смех и знакомство с жизнью и ее чудесами, тайнами… нельзя не слышать пение птиц на деревьях. И деревья, и цветы, и звезды должны находить отзыв в вашем сердце. Восход и закат солнца не просто существуют вне вас, они должны быть частью вас самих. Основой третьей ступени должно стать поклонение жизни.

   Люди злоупотребляют своим положением в природе.

   Они продолжают убивать и поедать животных, называя это игрой; а если животное ест их, то они называют это бедствием. Странно… в игре все должны быть равны. У животных нет оружия, а у человека есть пушки или стрелы.

   Нужно научить уважать жизнь, потому что жизнь — это Бог, и нет другого Бога, кроме самой жизни, радости, смеха, чувства юмора — танцующего духа, в общем.

   На четвертом уровне стоит искусство и творчество: живопись, музыка, искусство гончарного дела, каменной кладки — все, что относится к творчеству. Необходимо ввести для учеников свободный выбор творческой деятельности. Лишь некоторые предметы должны быть обязательными: международный язык, умение зарабатывать на жизнь, творчество. Можно сделать выбор из широкого спектра видов искусств, так как пока человек не научится творить, он не сможет стать частью природы, находящейся в постоянном творческом процессе. Начиная творить, человек становится божественным; творчество — единственная молитва.

   Пятый уровень — это искусство смерти. Здесь будет проводиться курс медитации, чтобы вы знали, что смерти нет, чтобы вы осознали вечную жизнь внутри себя. Это очень важно, так как всем придется умереть; никто не избежит смерти. Под большим зонтом медитации вы приобщитесь к дзэн, Дао, йоге, хасидизму, ко всем существующим техникам, которые игнорировало образование. Здесь вы должны пройти курс боевого искусства: айкидо, джиу-джитсу, дзюдо — искусства самообороны без оружия, и не только самообороны, но одновременно и медитации.

   В новой коммуне будет полное образование, целостное образование. Все значимое должно стать обязательным к изучению, а все не очень значимое должно стать факультативным. У ученика должен быть широкий выбор. После изучения базовых дисциплин можно приступить к тому, от чего вы получаете удовольствие: музыка, танцы, живопись; нужно идти вглубь себя, стремиться познать себя. И всему этому можно научиться легко, без принуждения.

   Я сам был профессором и ушел из университета со словами: это не образование, это невообразимая глупость; здесь ничему значительному не учат.

   Но такое поверхностное образование преобладает во всем мире: от Советского Союза до США. Никто не занимался разработкой более целостного образования. В этом смысле почти все необразованны; и даже ученые с большим именем необразованны в большинстве сфер жизни. Одни необразованны больше, другие меньше, но все необразованны. Найти образованного человека просто невозможно, потому что целостного образования нет нигде.

#23)

 

   

   Этим же занимается и медитация: вы должны распуститься как цветок. Вам неведомо, кем вы станете, каким именно цветком, какого цвета и запаха. Вы движетесь в неизведанное. Вы просто доверяетесь энергии жизни. Она породила вас, она — ваша основа, ваше сущее. Вы доверяете ему. Вы осознаете, что вы — дитя Вселенной, и если эта Вселенная породила вас, то она и позаботится о вас.

   Когда вы доверяете себе, вы доверяете и всей Вселенной. Вселенная прекрасна. Только взгляните… сколько цветов; разве можно этому не доверять. Такая потрясающая красота вокруг; можно ли ей не доверять? Такая грация, такое великолепие от пылинки до звезд; такая симметрия, гармония; как можно этому не доверять?

   Образование — это вера в себя и во Вселенную, когда глубинное выходит на поверхность. Но никто о вас не беспокоится. Общество заботится о своих собственных идеях, идеологиях, предрассудках, технологиях; насилие над вами продолжается. Вас рассматривают как пустое место, а его необходимо заставить мебелью. Сегодняшнее образование или то, что называют образованием, просто пичкает вас знаниями, потому что эти знания можно использовать. Никто не заботится о вас, никто не думает о вашей судьбе. Им нужно больше врачей, инженеров, генералов, сантехников, электриков. Они им нужны; и они заставляют вас становиться сантехником, или врачом, или инженером.

   Я не хочу сказать, что плохо быть инженером или врачом, но плохо, если это навязывается извне. Врач по призванию демонстрирует чудеса исцеления. Он — врожденный целитель. Он будет врачом с большой буквы, его прикосновение уже исцеляет. Он рожден для этого.

   Но когда профессию навязывают, потому что необходимо выживать, зарабатывать себе на жизнь, то приходится соглашаться. Человек ломается под этим весом. Человек страдает, мучается и однажды умирает. В этой жизни никогда не было праздника. Конечно, он оставит много денег своим детям, чтобы они, в свою очередь, стали врачами, учились в том же университете, который погубил его. А его дети поступят так со своими детьми, и так это продолжается из поколения в поколение. Нет, я не могу назвать это образованием. Это преступление. И то, что несмотря на это в мире иногда появляется Будда, — настоящее чудо. Это — чудо. Просто невероятно, как кому-то удается избежать этого: это путь к смерти, так устроено образование. Маленькие дети попадают в эти сети, не ведая, куда это их приведет и что будет с ними. К тому времени, когда они осознают это, они уже будут совершенно испорченными и погубленными. К тому времени, когда они задумаются над своей жизнью, они уже будут практически неспособными сделать шаг в другую сторону.

   Когда вам двадцать пять или тридцать, половина жизни позади. Изменения теперь кажутся слишком рискованными. Вы стали врачом и успешно практикуете; но вдруг, в один прекрасный день вы осознаете, что это вовсе не ваше призвание. Это не для вас — но что же теперь делать? Остается притворяться врачом. А если врач несчастлив оттого, что он врач, он не поможет ни одному пациенту. Он может лечить пациента, прописывать лекарства, но он не сможет исцелять. Настоящий врач — врач от Бога… у каждого есть божье предназначение. Можно об этом даже не знать. Кто-то рождается поэтом; поэтом не становятся. Нельзя поэтов поставить на поток. Кто-то рождается художником. Нельзя художников поставить на поток.

   Но все в мире смешалось: художник лечит людей, а врач пишет картины. То же и с политиком: он мог бы быть хорошим сантехником, но он стал премьер-министром или президентом. А тот, кто мог бы быть премьер-министром, — сантехник.

   Вот почему в мире так много хаоса: каждый не на своем месте, делает не то, что ему следовало бы. Истинное образование ведет прямо к медитации. Ложное образование — барьер на пути к медитации, так как оно обучает вас тому, для чего вы не годитесь. До тех пор, пока вы не найдете своего призвания, вы не сможете быть здоровым и целостным. Вы обречены на страдание.

   Часто образованный человек, заинтересованный в медитации, забывает то, чему его учили. Ему нужно вернуться в детство и начинать оттуда, с алфавита. Вот почему я настаиваю на таких медитационных техниках, которые возвращают вас в детство. Когда вы танцуете, вы больше похожи на ребенка, чем на взрослого.

   Люди, добившиеся положения в обществе, попадают в трясину, так как они не могут ничего делать, они не могут рисковать своим положением. Они боятся. Они несчастны, они не знают, что такое блаженство, они даже точно не знают, что значит быть живым, но они почитаемы. Итак, они срастаются со своим положением, а затем умирают. Они никогда не живут; они умирают прежде, чем начнут жить. Многие умерли, не познав жизни.

   Мои медитации возвращают вас назад к жизни, когда у вас еще не было положения в обществе, когда вы могли совершать необдуманные поступки, когда вы были невинными, не испорченными обществом, когда вы еще не изучили хитрости мира, когда вы были из другого мира, из никакого мира. Я хотел бы вас вернуть в то время, чтобы вы оттуда начали опять. Это ваша жизнь. Положение в обществе или деньги — мыльные пузыри, это не настоящие ценности. Не обманывайтесь.

   Ни деньги, ни власть, ни престиж в рот не положишь. Это просто игра — бессмысленная, глупая, скучная игра. Если вы достаточно разумны, то вы поймете, что вам нужно просто жить и не заботиться ни о чем другом. Все другие доводы беспочвенны: это ваша жизнь. Ее нужно прожить по-настоящему, с любовью, страстью и состраданием, энергично. Станьте блаженной волной прилива. Делайте все, что для этого нужно.

   Необходимо будет переучиваться. Это значит, что нужно уйти с ложного пути, к которому вас принудило, соблазнило общество. Живите, как вам хочется, станьте себе хозяином. В этом предназначение санньясы.

   Настоящий санньясин не прислушивается к чужому мнению, а живет так, как хочет. Я не хочу сказать, чтобы вы стали безответственными. Когда вы живете с ответственностью, то вы не только заботитесь о себе, но также заботитесь и о других, но совершенно по-другому.

   Сейчас вам нужно будет постараться не вмешиваться в чужую жизнь, вот что такое ответственность. Вы не разрешаете другим вмешиваться в вашу жизнь, но и сами следите за тем, чтобы не вмешиваться в чужую. Вы не допускаете, чтобы кто-то руководил вашей жизнью, вы не хотите, чтобы ваша жизнь стала путешествием с гидом. Путешествие с гидом — это совсем не путешествие. Вы сами хотите найти дорогу. Вы хотите брести в лесу без карты, вам тоже хочется быть первооткрывателем, вам тоже хочется найти белые пятна.

   Имея карту, вы придете только туда, куда уже многие приходили до вас. Это место не новое, не оригинальное, не девственное. Оно уже отравлено, изгажено. Многие приезжали сюда и даже составили карту.

. Однажды я сказал отцу:

, то мне это не интересно.

   — Почему?

   — Если есть карта, то там делать нечего. Там уже побывали многие, даже картографы. Все измерили, обследовали, проставили таблички и ярлыки. Это кажется просто продолжением старого мира. В этом нет ничего нового. Я бы хотел попасть в мир, где нет карт. Хочу быть первооткрывателем.

   С тех пор я перестал ходить в храм.

   — Почему ты не ходишь в храм? — спросит меня отец.

   — Уберите карты. Я терпеть их не могу. Они оскорбительны. Только подумай: даже мокшу можно измерить. Тогда нет ничего неизмеримого!

   Все Будды говорили о том, что истина неизмерима; все Будды говорили о том, что истина не только неизвестна, но и непостижима. Это неизведанное море, вы берете маленькую лодку и отравляетесь в неизведанное море. Вы пускаетесь в приключение. Это рискованно, это опасно. Но в риске и опасности душа расцветает, становится целостной.

   Если образование истинно, то оно будет лишь частью медитации, медитация будет ее последней точкой. Если образование истинно, то университеты не будут выступать против Вселенной. Они станут тренировочной базой, трамплином во Вселенную. Если образование истинно, то оно будет беспокоиться о вашем блаженстве, счастье, музыке, любви, поэзии, танце. Оно научит вас раскрывать внутренние резервы. Оно научит вас выйти за пределы бытия, распускаться как цветок, расти, расширяться.

   Образование религиозно, если оно учит вас принимать себя такими, какие вы есть, жить свою жизнь, стать проявлением Вселенной вашим неповторимым путем, уникальным образом.

(The Discipline of Transcendence, Vol. 4, Chapter #6)

 

   

Прислушиваясь к птицам я вспомнил… Прямо за окнами нашего колледжа были прекрасные деревья манго. На них свили свои гнезда кукушки. Когда поет кукушка, то нет слаще звука.

   Я обычно сидел у окна, смотрел на птиц, на деревья, что выводило из себя моих учителей. Мне говорили:

   — Смотри на доску.

   — Это моя жизнь, и я имею право смотреть туда, куда мне хочется. На улице так хорошо: поют птицы, цветы, деревья, солнце, пробивающееся через кроны деревьев, разве может с этим сравниться ваша доска?

   Учитель очень разозлился и сказал мне:

   — Тогда иди во двор и стой там, пока не будешь готов посмотреть на доску, потому что я обучаю тебя математике, а ты смотришь на деревья и птиц.

   — Вы мне делаете большой подарок вместо наказания.

   Я попрощался с ним.

   — Что ты хочешь этим сказать?

   — Я никогда не вернусь, я буду ежедневно стоять за окном.

   — Ты, должно быть, сошел с ума. Я сообщу твоему отцу, твоей семье, что они зря тратят деньги на тебя, а ты стоишь во дворе школы.

   — Вы можете поступить как вам угодно. Я знаю, как договориться с моим отцом. А он прекрасно знает, что если я принял решение, то я останусь во дворе и ничто не повлияет на мое решение.

   Директор видел меня стоящим за окном, когда он делал обход. Он не мог понять, чем я там занимаюсь ежедневно. На третий или четвертый день он подошел ко мне и спросил:

   — Что ты тут делаешь? Зачем ты все время здесь стоишь?

   — Меня наградили.

   — Наградили? За что?

   — А вы просто станьте рядом и послушайте пение птиц. И красоту деревьев… Что же мне смотреть на доску и этого глупца?.. Ведь только глупцы становятся учителями; они не могут найти другой работы. В большинство случаев это третьесортные выпускники. Поэтому я не хочу смотреть ни на учителя, ни на доску. А что касается математики, не беспокойтесь — я справлюсь. Но я не могу упустить такую красоту.

   Он постоял со мной и сказал:

   — Конечно, это прекрасно. Двадцать лет я директор этой школы, но я никогда сюда не приходил. Согласен, что это награда. А что касается математики, то я доктор математических наук. Ты можешь приходить в мой дом, когда захочешь, и я научу тебя математике, но ты продолжай стоять здесь.

   Таким образом, я заполучил лучшего учителя, директора школы, который был лучшим математиком. А мой учитель математики был весьма удивлен. Он думал, что я быстро устану, но прошел месяц. Тогда он вышел и сказал:

   — Извини, мне трудно видеть, что я заставил тебя там стоять. А ты не сделал ничего дурного. Ты можешь зайти и смотреть куда захочешь.

   — Теперь уже слишком поздно.

   — То есть?

   — Мне нравится быть во дворе. Когда сидишь за окном, то видно только очень маленькую часть деревьев и птиц; а здесь взору открываются тысячи манговых деревьев. Что касается математики, то меня учит сам директор; я хожу к нему каждый вечер.

   — Что?

   — Да, потому что он согласен, что это — награда.

   Он пошел прямиком к директору и сказал:

   — Это нехорошо. Я наказал его, а вы поощряете его.

   Директор ответил:

   — Забудьте о наказаниях и поощрениях вам бы тоже не помешало иногда постоять за окном. Сейчас мне некогда; раньше мне было скучно делать обходы, а сейчас я спешу. Спешу на обход, чтобы постоять с тем учеником и посмотреть на деревья.

   — Впервые в жизни слышу, что есть что-то интереснее математики: голоса птиц, цветы, зеленые деревья, солнечные лучи, пробивающиеся сквозь кроны деревьев, пение ветра в ветках деревьев. Иногда вам не мешало бы выходить и присоединяться к нему.

   Учитель вернулся огорченным и сказал:

   — Директор рассказал мне обо всем, так что же мне делать? Что, мне весь класс вывести?

   — Это было бы здорово. Мы можем сидеть под этими деревьями, а вы будете учить нас своей математике. Но я не собираюсь возвращаться в класс, даже если вы поставите мне неуд, но этого вы не сделаете, потому что теперь я знаю математику лучше, чем любой ученик из класса. И у меня лучший учитель. Вы третьесортный бакалавр наук, а он первоклассный доктор математических наук, золотой медалист.

   Несколько дней он думал над этим, и однажды утром я увидел целый класс под деревьями. Я сказал:

   — Ваше сердце все еще живо; математика не погубила его.

#8)

 

   

Следует ли нам отказаться от всех наших представлений о религии? Что вы скажете о религиозном воспитании?

   

Каждого ребенка воспитывают и обращают в какую-нибудь религию.

   Это одно из величайших преступлений против человечества. Нет преступления тяжелее, чем пичкать ум невинного ребенка идеями, которые помешают ему познавать жизнь.

   Для того чтобы что-нибудь открыть, необходимо иметь незатуманенный разум. Будучи мусульманином, христианином, индуистом, вы не сможете познать религию, нет. Наоборот, это только помешает вам.

   До сегодняшнего дня каждое общество подвергало идеологической обработке каждого ребенка. Ребенку дают ответы еще до того, как он начнет задавать вопросы. Вы видите всю глупость этого?

   Ребенок еще не задал вопрос, а вы уже даете ему ответ. На самом деле вы убиваете любую возможность появления вопроса. Вы наполнили его разум ответами. А если у него нет своего собственного вопроса, то как у него может быть собственный ответ? У него самого должно быть стремление спросить. Его нельзя взять взаймы или унаследовать.

   Но эта глупость тянется веками. Священнику интересно, политику интересно, родителям интересно сделать из вас кого-нибудь еще до того, как вы сами обнаружите, кто же вы есть такой. Они опасаются того, что если вы сами обнаружите свою сущность, то вы станете бунтарем, можете стать угрозой неким интересам. Вы станете индивидуумом, живущим своим умом, а не по подсказке.

   Они так напуганы тем, что ребенок начнет задавать вопросы, интересоваться, что начинают вдалбливать в его ум всякую ерунду. Ребенок беззащитен. Естественно, он верит в мать, отца и в священника, в которого верят и отец, и мать. Великое сомнение еще не поселилось в его разуме.

   Сомнение — это одна из величайших вещей в жизни, потому что без сомнений вы не сможете сделать открытие.

   Вам нужно заточить лезвие сомнений, чтобы вы могли разрезать все слои чепухи и задавать такие вопросы, на которые никто не ответит. Ответы на них вы найдете только с помощью своего поиска, любознательности.

   На религиозный вопрос вам никто другой не ответит. Никто не сможет любить от вашего имени. Никто не сможет жить от вашего имени.

   Вам придется жить свою жизнь, и вам придется самому искать ответы на фундаментальные вопросы. Пока вы не познаете себя, у вас не будет ни радости, ни экстаза.

   Если вам дают готового Бога, то он вам совершенно не нужен, в нем нет ничего стоящего. Однако так все и происходит.

   То, что вы называете религиозными идеями, на самом деле таковыми не являются; это — передававшиеся веками предрассудки. Они настолько стары, что их возраст уже является доказательством их истинности.

   Истина как раз в обратном. Верь, и ты никогда ничего не найдешь, а что бы ты ни нашел — это будет проекция твоей веры, а не истина.

   Какое дело истине до вашей веры?

   Сомневайтесь, все подвергайте сомнению, потому что сомнение — это очистительный процесс. Оно освобождает ваш ум от всякого мусора.

   Вы опять станете невинным, ребенком, которого испортили родители, священники, политики, педагоги. Необходимо вновь обрести детство. Нужно начать с этого.

   Маленький, крошечный ребенок боится попасть в вечный ад, где живого бросают в адский огонь. Там он будет гореть, не умрет. Естественно, если сомнение может привести к такому финалу, то лучше от него отказаться. Ему подсказывают, что вера, простая вера сделает его жизнь радостной. Верьте — и вы на стороне Бога; сомневайтесь — и вы на стороне дьявола.

   Ребенку приходится верить в то дерьмо, которое вы ему подсовываете.

   Почему бы не спастись так дешево? Много от вас не просят. Просто верьте, и все у вас будет хорошо.

   Зачем же вам выбирать сомнения? Вам, естественно, нужно выбрать веру. И это происходит в совсем малом возрасте, а затем вы вырастаете, и происходит такое накопление веры, обусловленности, идей и философии, что уже становится очень тяжело вспомнить, что когда-то вы были полны сомнений. Сомнения были уничтожены, смяты. Когда-то вам было нелегко поверить, но вас убедили. Перед вами выставили всяческие награды.

   Малыша можно убедить, дав ему игрушку — и вы дали ему весь рай.

   Если вам удалось заставить ребенка поверить, то вы чуда не совершили. Это очень простая эксплуатация.

   Возможно, вы делаете неосознанно, вы ведь сами прошли через все это.

   Закрыв двери сомнениям, вы закрыли двери разуму, размышлению, вопрошанию, исследованию. Вы перестали быть человеком.

   Закрыв двери сомнениям, вы превратились в зомби, загипнотизированное, обусловленное существо, из-за страха и жадности поверившее в то, во что не поверит даже ребенок, если все это ему красиво не преподнести.

   Как только вы перестаете сомневаться и думать, вы начинаете верить всему подряд. Тогда нет необходимости в вопросе.

Только так можно познать религию.

(From Unconsciousness to Consciousness, Chapter #13)

 

   

Маленький мальчик так подытожил информацию, полученную на воскресном религиозном уроке:

   — Там были евреи, которые вырвались из тюремного лагеря в Египте. Они бежали и бежали, пока не увидели широкое озеро. Тюремщики стали их настигать, поэтому они прыгнули в воду и поплыли к лодкам, которые ожидали их. Охранники забрались в подводную лодку и хотели потопить лодки, но евреи сбросили глубинные мины, потопили все лодки и спокойно добрались до другого берега. Все обращались к адмиралу по имени — Моисей.

   Отец спросил его:

   — Сынок, ты уверен, что так рассказал вам учитель?

   — Папа, если ты мне не веришь, то ты бы никогда не поверил нашему учителю.

   

Рассказывая детям глупые истории, вы не помогаете стать им религиозными; наоборот, вы помогаете им стать антирелигиозными. Когда они вырастут, они узнают, что все эти религиозные доктрины оказались сказками.

   Ваш Бог, ваш Иисус Христос — все превратятся в Деда Мороза, когда ребенок вырастет; станет ясно, что этот обман, эти притчи были нужны только для того, чтобы занять ребенка. А когда дети разберутся, что то, что они воспринимали как абсолютную правду, оказалось ложью, то в них погибнет что-то очень ценное. Они никогда больше не заинтересуются религией.

   Я обратил внимание, что мир становится все более антирелигиозным из-за религиозного воспитания.

   Что вы помните из того, чему вас учили? Никто не помнит, все выброшено на свалку.

   Мир существовал миллионы лет. По сути дела, начала никогда и не было. Бог на самом деле ничего не создавал, Бог — это творчество. Сказать ребенку, что Бог закончил сотворение мира за шесть дней, а на седьмой день он устал и решил отдохнуть, означает, что с тех пор ему не было до нас никакого дела.

   

Человек пришел к портному и спросил:

   

И вы знаете, что ответил портной? Он сказал:

   

— Да, я знаю, но посмотрите на мир и посмотрите на мой костюм — и вы увидите разницу. В мире царит беспорядок. Вот что происходит, когда вы что-то делаете за шесть дней.

(The fish in the sea is not thirsty, Chapter #1)

 

   

Когда Эйзенберги переехали в Рим, маленький Хаим пришел из школы весь в слезах. Он объяснил матери, что воспитательницы приставали к нему со своими католическими вопросами, а откуда ему, маленькому еврейскому мальчику, знать ответы. Сердце миссис Эйзенберг растаяло от материнской симпатии. Она сказала:

   — Хаим, я вышью тебе ответы на внутренней стороне рубашки, а когда к тебе начнут приставать, ты просто посмотри туда и прочти.

   — Спасибо, мама,- ответил Хаим. И он не моргнув глазом ответил на вопрос Сестры Мишель, о том, кто была самая знаменитая дева:

   — Мэри.

   — Очень хорошо. А кто был ее мужем?

   — Иосиф.

   — Я вижу, ты готовился. А ну, сможешь ли ты сказать, кто был их сыном?

   — Конечно. Кельвин Кляйн.

   

Маленький Эрни очень устал от длинной церковной проповеди. Он громко шепнул матери:

   — А он нас отпустит, если мы ему дадим денег?

#2)

 

   

Как научить детей нравственности и религиозности?

   

Источником религиозности и морали является разум, и дети разумнее вас. Вместо того, чтобы учить их, вам необходимо самим у них поучиться. Отбрось эту глупую идею о том, что их надо учить. Посмотрите на них, на их естественность, спонтанность, осознанность; посмотрите, как они радуются жизни, как они веселы, как полны благоговения и удивления.

   Религиозность появляется в удивлении и благоговении. Если вы можете удивляться и чувствовать благоговение, то вы религиозны. Не читая Библию, Гиту или Коран, а ощущая благоговение. Чувствуете ли вы танец своего сердца, когда смотрите на небо, полное звезд? Вы чувствуете, как в вас рождается песня? Вы чувствуете единение со звездами? Тогда вы религиозны. Вы нерелигиозны, если ходите в церковь или храм и повторяете заученные молитвы, имеющие отношение не к вашему сердцу, а только к уму.

   Религии не обучают, ее хватают. Вы религиозны? Вибрирует ли возле вас религия? Тогда бы вы не задавали этот глупый вопрос. Тогда дети научились бы ей, просто находясь рядом с вами. Если они увидят, что вы со слезами наблюдаете за закатом солнца, то они обязательно отреагируют, они погрузятся в тишину. Вам не нужно говорить им замолчать; они увидят слезы и поймут язык.

   

   

Владелец птицефермы, воспитывая своего сына, преподнес ему урок:

   — Видишь, сынок? Плохих цыплят съела лиса.

   — А! — ответил сын. — Если бы они были хорошими, их бы съели мы!

   

   

Отец вернулся с работы домой, а на крыльце — его маленький сын, чем-то опечаленный.

   — Что стряслось? — спросил отец.

   — Только между нами, — ответил малыш, — я просто не выношу твоей жены.

   

Отец впервые повел своего маленького сына в оперу. Дирижер начал жестикулировать палочкой, и певица начала свою арию сопрано. Наконец мальчик спросил:

   — Зачем он бьет тетю своей палочкой?

   — Он никого не бьет, он просто жестикулирует.

   — Тогда почему она орет?

   

Просто понаблюдайте немного за маленькими детьми; и вы увидите их разумность.

   

Джонни только что вернулся домой после первого учебного дня в школе.

   — Дорогой, — спросила мать, — чему тебя научили?

   — Немногому. Мне придется идти опять.

   

Когда вы понаблюдаете за маленькими детьми, вы увидите, что они изобретательны, разумны, постоянно стремятся к неизведанному, любопытны, любознательны, и вы поймете, что вам нечему их учить.

   Помогите им разобраться и найти свою религию.

   Мы не допускаем детей к выборам; чтобы выразить свое мнение, им нужно дождаться двадцати одного года, тогда, по-нашему, им можно воспользоваться правом голоса. А что касается религии, то дети могут выражать свое мнение уже в четыре или пять лет! Вы думаете, религиозное образование уступает политическому? Вы думаете, принадлежность к политической партии требует больше зрелости и ума, чем принадлежность к религии? Если двадцать один год — возраст политической зрелости, то для религиозной зрелости нужно достичь как минимум сорока двух лет. До этого возраста нельзя выбирать религию. Задавайте вопросы, ищите, исследуйте, исследуйте повсеместно, во всех направлениях.

   Если вы сами определились с религией, то для вас она важна; а когда вам ее навязывают, то это рабство. Если вы выбираете религию сами, то вы ей преданы и увлечены.

   Нравственность — это побочный продукт религии. Когда человек ощущает свою религию сердцем и появляется связь и единение с Вселенной, то он становится нравственным. Это не относится к заповедям, запретам и позволениям, это вопрос любви и сострадания.

   Когда вы погружаетесь в тишину, то появляется глубокое сострадание ко всему живому, и благодаря этому человек становится нравственным. Человек не может быть жестоким, убивать, разрушать. Когда вы погружаетесь в божественную тишину, вы становитесь благословением для всех вокруг. Это становление и есть истинная нравственность.

   Я стремлюсь помочь вам открыть глаза — раскрыть их, снять с них пелену, чтобы вы сами увидели истину. А когда вы увидите истину, вы привяжетесь к ней, вы не сможете поступать иначе. Когда вы осознаете ложь, то вы не сможете обманывать. Это невозможно.

   Религия вносит ясность, а ясность трансформирует ваш характер.

(Zen: The Special Transmission, Chapter #6)

 

   

Вы часто говорите не судить себя и других. Я учитель, и обязан судить студентов. Как же мне выполнять свои обязанности? Помогите.

   

   Дело не в осуждении личности, а определенного поступка. И я не говорю, что нельзя осуждать поступок, — это совсем другое.

   Например, если кто-то что-то украл, то вы можете осуждать воровство как плохой поступок. Но не судите личность. Потому что человек — это великое проявление Бога, а проступок — это мелочь. Проступок настолько мелочен… нельзя по нему судить в целом о человеке. Вор может обладать многими прекрасными качествами; он может быть правдивым, искренним и очень любящим.

   Чаще всего происходит обратное: люди берутся осуждать человека, а не его проступок. Поступки нужно исправлять, особенно вам, как учителю; вы не можете позволять студентам совершать неблаговидные поступки. Это было бы жестоко.

   Но не исправляйте их в соответствии с традициями, условностями, с так называемой моралью, предрассудками. Когда бы вы ни исправляли кого-то, будьте медитативны, наполнитесь тишиной; со всех сторон посмотрите на происшедшее. Возможно, они поступают правильно, а ваш запрет ошибочен.

   Что касается наставления на путь истинный, то помогать нужно осознанно, освободившись от предрассудков. Если вы видите, что зло навредит человеку или приведет его на ложный путь, помогите ему.

   Работа учителя заключается не только в том, чтобы обучать бесполезным вещам — географии, истории и другой чепухе. Главное его предназначение — развить у студентов более глубокое, более высокое сознание. Любовь и сострадание должны быть единственным критерием оценки поступка.

   Никогда, ни на одну секунду не дайте человеку почувствовать себя осужденным. Наоборот, пусть он почувствует вашу любовь и что именно благодаря вашей любви вы старались помочь ему.

   

В больнице больной приходит в себя после анестезии.

   — У меня для вас две новости: хорошая и плохая. С какой начать? — спрашивает его врач.

   — А-а-а, — простонал больной, — давайте плохую.

   — Нам пришлось ампутировать вам обе ноги выше колен.

   — А-а-а, — очнувшись от шока, снова простонал больной.

   — А хорошая?

   — Больной на соседней койке хочет купить ваши тапки!

   

Не будьте серьезными! Не думайте, что учительство — это очень серьезная работа. Смотрите на жизнь как на игру… жизнь полна веселья! Нечего судить — каждый делает все, что может. Если кто-то вызывает в вас беспокойство, то это ваша проблема, а не его. Измените, прежде всего, себя.

#25)

 

   

Я — воспитатель детского сада, я обучаю детей четырех и пяти лет.

   

Быть с детьми — самое прекрасное в жизни. Но этому необходимо учиться, чтобы жизнь не превратилась в кошмар. Детей нужно любить, иначе вам это быстро надоест. Это может свести с ума, привести к нервному истощению, ведь дети — такие шумные, дикие, бескультурные… животные; они любого сведут с ума. Одного ребенка достаточно, чтобы сойти с ума, а если детей много, целый класс, то с ними действительно нелегко. Но если вас переполняет любовь, то это великое дело.

   Итак, не просто учите детей, учитесь у детей, потому что в них еще есть то, что вы давно потеряли. Рано или поздно они тоже лишатся этого. Но пока есть шанс, учитесь у них. Они все еще спонтанны, все еще бесстрашны. Они невинны. Но они быстро теряют эти качества. С ростом цивилизации детство заканчивается. Раньше этот конец приходился на возраст четырнадцать-шестнадцать лет. Сегодня даже семилетнего уже трудно назвать ребенком. Он быстро взрослеет. Зрелость наступает теперь значительно быстрее, так как обществу известны более изощренные методы подчинения условностям и своей структуре.

   Итак, очень здорово с детьми четырех-пяти лет самому стать четырех-, пятилетним. Не воображайте себя знающими, а детей — невежественными. Прислушайтесь — они кое-что знают. Их знания интуитивны. Детей не назовешь осведомленными, но у них есть видение, ясное ведение. У них ясные глаза и живые сердца. Они еще чисты. Яд еще не коснулся их. Они сохраняют естественность.

   Поэтому не нужно мудрствовать с маленькими детьми. Будьте не учителем, а другом. Относитесь к ним дружески и прислушивайтесь к проявлениям невинности, спонтанности, разумности. Это вам сильно поможет, и ваша медитация станет более глубокой.

(The Passion for the Impossible, Chapter #1)

 

   

Вам нужно окружить их заботой, чтобы помочь им сделать их работу лучше. Просто помогайте им выполнить ее лучше. И это уже не игра, не игра с амбициями.

   Нет, мы не стараемся сделать их в жизни очень властными, знаменитыми, богатыми и тому подобное. Нам, прежде всего, нужно помочь им быть живыми, естественными, любящими, а жизнь дальше обо всем позаботится. Я не имею в виду, что им нужно отдыхать, а не бороться. А в образовании помогайте им стать более творческими; пусть будут инициативными. И не навязывайте свои критерии.

   Когда ребенок рисует, не нужно вставлять свои взрослые замечания: мол, это совсем не Пикассо. Уже достаточно того, что ребенок рисуя, был полностью поглощен процессом. Рисовать — это так здорово! Объективные оценки здесь ни к чему — это может быть какая-то мазня, просто разлиты краски, все перемешано… Но так и должно быть, потому что ребенок есть ребенок, и он по-другому видит мир.

   Например, рисуя лицо человека, ребенок видит совсем по-другому. Он рисует очень большие глаза и очень маленький нос. Он может не нарисовать уши — он никогда на них не смотрел — но глаза для него имеют большую важность. Ребенок нарисует мужчину с головой, руками, ногами, но без туловища: так он видит. В отличие от взрослого ребенок видит в мужчине только руки, нога и голову.

   Итак, вопрос не в том, чтобы давать оценку рисунку. Оценивать вообще ничего не следует. Ребенку нет нужды знать, хорошо это или плохо. Если ребенок поглощен процессом рисования, то этого уже достаточно. Он в глубокой медитации, он полностью слился с действием… он растворился в нем! Рисунок хорош, потому что художник растворился в нем. Помогите ребенку полностью раствориться, и в дальнейшем, рисуя, он всегда будет поглощен. Если вы заставляете его рисовать, то он не сможет погрузиться в медитацию. Итак, что бы дети ни делали, разрешайте им, просто помогайте им. Есть много способов помочь. Можно подсказать, как смешивать краски, закрепить полотно, пользоваться кистью. Будьте помощником, а не руководителем.

   Так же, как садовник помогает дереву… Вы не заставите дерево расти быстрее, природу нельзя форсировать. Можно только сажать семена, поливать, вносить удобрения и ждать! Дерево вырастет само, а вы оберегайте, чтоб никто его не повредил. В этом задача учителя: он должен быть садовником. Ему не нужно взращивать ребенка; ребенок вырастет сам — об этом позаботится природа.

   Итак, помогайте им быть творческими, веселыми, потому что это напрочь исчезло из школ. Дети очень печальны, а печальные дети создают печальный мир. Им предстоит унаследовать этот мир, а мы разрушаем их радость. Всячески поддерживайте их веселье и жизнерадостность. Это самое важное.

   Человека спасет деструктуризация школы. Только совершенно новый вид школ, которые и школами назвать трудно, спасет человечество.

   Вам и другим учителям будет нелегко, потому что мы так привыкли сравнивать. Никогда не сравнивайте. Каждый ребенок достоин уважения за свою индивидуальность. Каждый ребенок достоин уважения за свою уникальность.

#1)

 

Примирение с родителями

Впервые я очень разозлился на своих родителей. Мне больно, потому что я их люблю. Помогите.

   

Каждый ребенок рассердился бы, если бы понял, что бедные родители относились к нему неосознанно. Все их старания направлены на благосостояние ребенка. Намерения-то у них хороши, а вот осознанности нет. Хорошие намерения в руках неосознающих людей становятся опасными; они дают прямо противоположные результаты.

   Каждый родитель хочет привести в этот мир прекрасного ребенка, но, посмотрев на мир, мы обнаруживаем, что это приют для сирот. Родителей нет. На самом деле было бы даже лучше, если бы это был сиротский приют: здесь хотя бы можно быть самим собой, без вмешательства родителей.

   Родители совершали свои ошибки двадцать, тридцать лет назад, а вы сердитесь сейчас. Ваш гнев никому не поможет; он только добавит боли. Я хочу объяснить вам механизм воспитания детей; вы должны понять: то, что случилось, должно было произойти. Поведение ваших родителей обусловлено их родителями. Трудно разобраться, кто должен нести ответственность. Так происходит от поколения к поколению.

   Ваши родители повторяют путь своих родителей. Они — жертвы. Почувствуйте сострадание к ним и радуйтесь, что вы не повторите то же самое в своей жизни. Если вы захотите иметь детей, вы испытаете радость оттого, что вы в состоянии разорвать порочный круг, положить этому конец. Вы не повторите этих ошибок в воспитании своих или чужих детей.

   Вам повезло, что у вас есть учитель, который объяснит, что происходит между родителями и детьми: непростое воспитание, хорошие намерения, плохие результаты, когда все стараются изо всех сил, а мир становится все хуже.

   У ваших родителей не было учителя — и вы злитесь на них. Вам нужно быть сострадательным, добрым, любящим. Ведь они были невежественны, по-другому они не смогли бы поступать. Все, что они знали, они старались применить в воспитании вас. Они были несчастны и породили еще одно такое существо.

   Они совершенно не догадывались о причине своего несчастья. У вас уже есть четкое понимание, почему так происходит. Как только вы понимаете источник несчастья, вы сможете не причинять страданий другим.

   Пожалейте родителей. Они старались, они сделали все, что было в их силах, но они не знали, как работает психология. Вместо того, чтобы учиться, как стать матерью или отцом, их учили, как стать христианином, марксистом, портным, сантехником, философом — все это хорошо и в жизни необходимо, но при этом отсутствует главное. Если вы планируете завести детей, то вам, прежде всего, необходимо научиться быть отцом и матерью.

   Раньше считалось, что, когда люди становятся родителями, к ним автоматически приходит понимание о том, что значит быть матерью или отцом. Да, что касается непосредственно рождения… это биологическое понятие, и к нему не надо психологически готовиться. Животные с этим прекрасно справляются, птицы справляются, деревья справляются. Но дать биологическую жизнь ребенку — это одно, а быть отцом или матерью — это совсем другое. Вам необходимо быть хорошо образованным, потому что вы создаете человеческое существо.

   Животные ничего не создают, они просто производят копии под копирку. Сейчас ученые открыли, что действительно можно воспроизводить копии! Это очень опасная идея. Если мы создадим банки спермы, а раньше или позже мы их создадим, то любая идея может стать реальностью. Научно доказано, что это возможно на сто процентов… нет никаких проблем.

   В больницах можно иметь как банки спермы, так и яйцеклеток. Можно создать два абсолютно идентичных сперматозоида и две идентичные яйцеклетки, и получить двух совершенно одинаковых близнецов. Один ребенок рождается естественным образом, а его двойника выращивают в бессознательном состоянии в клинике, причем все их органы абсолютно идентичны. Если первый попадет в аварию и возникнет необходимость ампутирования ноги или удаления почки, то проблем с поиском трансплантанта не возникает: в клинике его ждет двойник. У двойника изымают почку: он развивается такими же темпами, просто пребывает в бессознательном состоянии; и эта почка абсолютно идентична потерянной, ее и пересаживают.

   Идея выращивания двойников может показаться большим прорывом в медицинской науке, но это опасно, опасно в том смысле, что человек становится машиной с запчастями, обычной машиной. При необходимости можно заменить деталь. Если можно заменить любой орган, то человек все дальше отдаляется от духовного роста, потому что он начнет воспринимать себя как машину. Половина мира, коммунистического мира, думает, что человек — это машина. Вам повезло, что вы осознали положение, в котором находились ваши родители. Они ничего специально для вас не делали; они поступили бы так с любым ребенком, который бы у них родился. Они так запрограммированы, и в этом их беспомощность. А гневаться на беспомощных людей просто неправильно. Это несправедливо и, более того, вредно для вас. Вы можете помочь им только одним: стать личностью, о которой я говорю, более сознательной, осознающей, любящей. Видя вас, они изменятся сами. Видя ваше радикальное изменение, они задумаются над своими ошибками. Другого пути нет. Вы не сможете изменить их разумом. Они станут спорить с вами, а спор не может никого изменить. Только харизма, личный магнетизм в состоянии изменить людей. Тогда все, к чему вы прикасаетесь, становится золотым.

   Не тратьте напрасно силы и время на гнев и борьбу с прошлым, которого уже нет, направьте всю свою энергию на то, чтобы чудесным образом изменить себя. Когда ваши родители увидят это, они будут тронуты новыми качественными изменениями в вас, которые не могут не произвести впечатление ваши свежесть, понимание, необусловленная любовь, доброта даже там, где, казалось бы, нужно сердиться.

   Только эти качества могут убедить. Вам не нужно ничего говорить. За вас говорят глаза, лицо, поступки, поведение, участие. Они начнут интересоваться, что же с вами произошло, как это произошло, ведь все хотели бы иметь такие качества. Это настоящая ценность. Эти качества обогатят любого.

   Итак, направьте свою энергию на трансформирование себя. Это поможет и вам, и вашим родителям. Возможно, это создаст цепную реакцию. Ведь у ваших родителей могут быть еще дети, или друзья, и так далее.

   Это похоже на то, как вы сидите на берегу тихого озера и кидаете камешек в воду. Камень настолько мал, что сначала появляется маленький круг, но постепенно круги становятся все шире, пока не достигнут размеров самого озера. А ведь все началось с маленького камешка.

   Мы живем в некой новой эре, образно говоря, в новом психологическом озере, в котором любые ваши действия создают определенные вибрации вокруг вас. Эти вибрации отражаются на других, уходя в неизвестность. Рожденные малой рябью, волны достигнут многих, особенно тех, кто близок вам. Они первыми ощутят их силу и благоговение. Чувствуйте блаженство. У вас есть шанс полностью трансформироваться. Помогите своим родителям, они не имели такой возможности; пожалейте их.

(The Path of the Mystic, Chapter #11)

 

   

Мои родители сильно разочарованы во мне, они все время беспокоятся. Чем я им обязан?

   

Проблема семьи заключается в том, что дети взрослеют, а родители — никогда! Человек еще не осознал, что нельзя вечно опекать детей. Когда ребенок вырос, необходимость в опеке отпадает. Ребенок нуждался в ней, когда был беспомощным. Ему нужны были мать, отец, их защита; но когда он становится на ноги, родителям нужно научиться предоставлять ему свободу. А так как родители никогда этого не делают, то они остаются источником постоянной обеспокоенности для себя и для детей. Они мешают, заставляют испытывать чувство вины, они способны помочь лишь в определенных пределах.

   Быть родителем — это большое искусство; немногие могут быть настоящими родителями.

   Не переживайте — все родители разочарованы в своих детях! Все, без исключения. Даже родители Гаутамы Будды и Иисуса Христа были разочарованы в своих сыновьях. Родители Иисуса вели определенный образ жизни — они были ортодоксальными евреями, а их сын восставал против традиций и условностей. Отец Иисуса Иосиф, должно быть, надеялся, что, когда он состарится, сын поможет ему плотничать в мастерской; а глупый сын начал вести разговоры о Царствии Божьем. Вы думаете, отец-старик был счастлив?

   Отец Гаутамы Будды был очень стар, у него был только один сын, да и тот родился, когда он уже был в летах. Всю жизнь он ждал, молился, проводил всевозможные религиозные ритуалы в надежде, что у него родится сын, потому что наследник позаботился бы о его королевстве. Но однажды сын исчез из дворца. Вы думаете, он был счастлив? Он был сильно разгневан, он готов был убить Будду! Его детективы рыскали по всему королевству.

   — Где он прячется? Приведите его ко мне!

   Будда знал, что его схватят агенты отца, поэтому он сразу перебрался в другое королевство, и двенадцать лет о нем ничего не было слышно.

   Став просветленным, он вернулся домой, чтобы поделиться радостью с отцом:

   — Я вернулся домой, потому что познал истину.

   Но отец был очень зол, он дрожал от негодования, он был очень стар.

   — Ты мой позор! — кричал он Будде. Будда был одет, как нищий, в руке он держал кружку для подаяний.

   — Как смеешь ты явиться ко мне в нищенском виде? Ты сын императора, в нашем роду никогда не было нищих! Мой отец был императором, мой дед был императором, наш императорский род насчитывает века! Ты опозорил весь род!

   За полчаса Будда не издал ни звука. Когда отец немного остыл, у него на глазах появились слезы: слезы гнева и отчаяния. Затем Будда сказал:

   — Прошу лишь одного. Пожалуйста, вытри слезы и посмотри на меня — я стал совсем другим, я изменился. Но из-за слез ты ничего не видишь. Ты обращаешься к тому, кого уже нет! Он умер.

   Это вызвало новую бурю гнева:

   — Ты что, вздумал учить меня? Думаешь, я глупец и не могу узнать собственного сына? В твоих жилах течет моя кровь, и я не могу узнать тебя?

   — Пойми меня правильно. Тело, без сомнения, принадлежит тебе, но не мое сознание. Моя реальность — это сознание, а не тело. Ты прав в том, что твой отец был императором, как и его отец. А я и в прошлой, и в позапрошлой жизни был бедняком, потому что искал истину. Мое тело появилось благодаря тебе, но ты был просто тоннелем. Ты не создал меня, ты был посредником, и мое сознание не имеет ничего общего с твоим. Повторяю: я пришел домой с новым сознанием, я родился заново. Только взгляни на меня, на мою радость!

   Отец взглянул на сына, не веря услышанному. Одно не вызывало сомнений: на его агрессивное поведение сын никак не реагировал. Это было что-то новое: он хорошо знал своего сына. Если бы сын оставался прежним, то он тоже стал бы злиться, даже еще сильнее, чем отец, потому что был еще вспыльчивее отца. Однако ничего подобного не происходило, на лице сына было совершенное спокойствие. Он не реагировал на гнев отца. Отец оскорбил его, но это не вызвало никакой реакции.

   Он вытер слезы, взглянул еще раз и прозрел…

   Родители будут разочарованы в вас, если вы не сможете воплотить их мечты. Но не чувствуйте себя виновными в этом, иначе вы погубите свою радость, рост, тишину. Оставайтесь невозмутимым, не реагируйте. Не испытывайте чувство вины. Это ваша жизнь, живите ее согласно вашему внутреннему свету.

   А когда на вас снизошла радость и благодать — поделитесь ими с родителями. Подождите, пока они остынут от гнева, гнев — это не постоянная величина, он приходит и уходит как туча. Подождите! Идите к родителям лишь тогда, когда вы будете уверенными, что сможете остаться невозмутимыми, когда сможете не реагировать на услышанное, когда на гнев сможете ответить любовью. Только так можно помочь им.

   Это их проблемы! Не думайте, что если бы вы следовали их советам, то они не беспокоились бы. Они бы все равно беспокоились, потому что они обусловлены. Беспокоились их родители, и родители их родителей: таково их наследство. А вы разочаровываете их, потому что отказываетесь беспокоиться. Вы удаляетесь от них! Они страдают, их родители страдали, и так далее, и тому подобное… вплоть до Адама и Евы! А вы удаляетесь, и это вызывает у них беспокойство.

   Если вы тоже начнете беспокоиться, то упустите возможности; они вас затянут в ту же самую трясину. Они будут рады, что вы вернулись на старый традиционный путь, но это не поможет ни вам, ни им.

   Если вы решите остаться независимым, ощущать аромат свободы, стать более медитативным — а потому вы и появились здесь, чтобы стать более медитативным, погрузиться в тишину и любовь, стать блаженным, то однажды вы сможете поделиться этим блаженством. Чтобы делиться чем-то, нужно сначала иметь это, можно делиться лишь тем, что у вас есть.

   Сейчас вы можете только волноваться, но два переживающих человека лишь умножают волнения, они не могут помочь друг другу.

   Это стало их обусловленностью. Это обусловленность всех в мире.

   

Раввина пригласили в гости. Хозяин дома, ожидая прихода высокого гостя, предупредил детей, чтобы они вели хорошо себя за обеденным столом: к ним придет главный раввин. Однако во время еды они стали смеяться над чем-то и хозяин приказал им удалиться.

   Раввин встал и собрался уходить.

   — Что-то не так? — заискивающе спросил хозяин.

   — Но я ведь тоже смеялся! — ответил раввин.

   

Не думайте об их переживаниях и волнениях. Они бессознательно хотят, чтобы вы почувствовали вину. Не идите у них на поводу, в противном случае они погубят вас, они также погубят и возможность к своему собственному росту, которую смогли бы получить благодаря вам.

   Вот чем вы им обязаны: вам нужно оставаться самим собой. Вы им обязаны следующим: будьте блаженным, будьте экстатичным, ваша жизнь должна наполниться радостью, вам нужно научиться смеяться и веселиться. Они помогли вам физически, а вы помогите им духовно. Только так вы сможете отплатить им.

#1)

 

   

Я чувствую вину перед матерью. Я не даю ей любви, не уделяю внимания, а с тех пор, как она стала жить в том же доме, ситуация еще больше осложнилась. Я не знаю, что делать.

   

Давайте поразмышляем. Во-первых, матери и отцы чересчур требовательны к детям, потому что естественный ход развития таков: они вас любят, потому что вы — их дети; но вы их так любить не сможете, потому что они не ваши дети. Вы будете любить своих детей, и произойдет то же самое: ваши дети не смогут вас любить той же любовью, потому что реки текут вперед, а не вспять. Однако требование выглядит естественным. Вас мать любит, и ей хочется, чтобы вы любили ее так же; и чем больше она будет настаивать на этом, тем меньше у вас будет возможности для этого, и у вас появится чувство вины. Поэтому вам нужно отбросить эти мысли, полностью отказаться от них, все происходит естественно. Вы не можете любить ее так, как она любит вас, и это не ваша проблема, абсолютно не ваша. Это происходит с любым ребенком, это происходит естественным образом.

   Если родители слишком сильно любят своих родителей, то они не смогут любить своих детей. Это будет еще опаснее — выживание видов окажется в опасности. Ваша мать также не любила свою мать. Максимум, можно быть вежливым, учтивым, но любовь не течет назад. Можно кого-то уважать, это реально, уважать необходимо, но любви здесь не будет. Как только вы поймете, что любовь невозможна, у вас пройдет чувство вины.

   Есть люди, которые слишком привязаны к родителям, просто маниакально привязаны к ним: они психологически больны. Если женщина очень сильно любит свою мать, то она не сможет полюбить мужчину, потому что будет думать, что мать будет страдать, а это приведет к конфликту. Если она любит мужчину, то ее любовь будет направлена к нему, и она начнет чувствовать вину. Они не смогут радоваться жизни и будут также недовольны родителями. Глубоко внутри они будут надеяться, что смерть матери или отца принесет им свободу. Они в этом никому не признаются, даже себе. Просто эта мысль будет их терзать в подсознании, так как она кажется единственным условием свободы. Плохо ждать смерти родителей, но это происходит, если вы становитесь слишком привязанными к ним.

   В этом нет необходимости, просто будьте вежливыми — вот и все. Делайте все, что можете, но не допускайте мысли о своей виновности.

   Дело не в том, что родители ничего не сделали; они сделали много, особенно мать; но это было радостью для нее. Ей было радостно носить вас под сердцем. Ей было радостно кормить и воспитывать вас. Она уже получила награду. Вы ей уже ничего не должны; вопрос так не ставится. Она была всему рада: была рада беременности, родам, материнству, она чувствовала свою важность. Она была счастлива воспитывать вас, воспитание ребенка — естественный процесс. Она уже получила свою награду. Природа награждает немедленно, она ничего не задерживает.

   Не чувствуйте вины, вам нужно поменять психологию. Отбросьте эти мысли, и вы увидите изменения.

Будьте немного сознательнее.

(The Tongue-Tip Taste of Tаo, Chapter #l)

   

У меня живот сводит от мысли, что нужно идти к родителям. Я становлюсь отчужденным, равнодушным с ними или, наоборот, много спорю. У меня нет сострадания к ним. Не нужна ли мне помощь врача?

   

В этом нет необходимости. Это страх, идущий из прошлого. Твоя энергетика в полном порядке: у тебя есть узелок памяти, а не энергетики. Это разные вещи.

   Если есть энергетический узел, то это сложно. Но если это узел памяти, то ситуация проста, его можно легко отбросить. Советую тебе перед тем, как заняться чем-нибудь, просто побыть счастливым два, три месяца. Радуйся жизни без помех, без чувства вины. Если тебе удастся радоваться жизни без всяких помех, то у тебя появится чувство сострадания к родителям.

   Пока у ребенка есть чувство вины, он не сможет простить своих родителей, потому что родители означают вину. Они породили это чувство: делай это, а это не делай; будь таким, а таким не будь. Они были первыми созидателями, но одновременно и разрушителями. Они помогали ребенку расти, любили ребенка, но также пытались передать ему всю свою обусловленность. Поэтому каждый ребенок ненавидит своих родителей.

   Вам неприятны родители, вы боитесь их. Это происходит потому, что они не давали вам быть самими собой. Рядом с ними вы начинаете чувствовать судороги, у вас сжимается живот: они не разрешали вам быть самими собой. Рядом с ними вы опять превращаетесь в ребенка, опять прошлое оживает. Вы опять становитесь беззащитным, но вы уже не ребенок, естественно вы начинаете спорить, платить той же монетой, сердитесь или защищаетесь, начинаете избегать их… все это создает отчуждение.

   У вас есть сильное внутреннее желание любить своих родителей, оно есть у каждого. Они породили вас, вы появились на свет благодаря им. Однако такая ситуация препятствует сближению, общению; проблема появляется при сближении. Если вы не близки, то появляется глубокое желание общения, всепрощения; появляется желание навести новые мосты.

   Проводи этот эксперимент три месяца, за три месяца узел в животе исчезнет. Его можно легко смыть, вытереть. Ты это сделаешь сам, без всякого врачебного вмешательства. Если станет понятно, что ты сам не справишься, тогда посторонняя помощь может пригодиться. Если тебе самому это не удастся, то можно воспользоваться помощью эксперта, но прежде попробуй справиться сам.

   Иногда бывает так, что специалист, избавляя вас от родительской зависимости, сам становится родителем. Наш ум очень неуклюж и труслив, поэтому при потере связи с чем-то он немедленно начинает искать ему замену. Психотерапевт, избавляя многих людей от их проблем, сам становится проблемой. Тогда им становится трудно отпустить терапевта, они становятся зависимыми от терапии. Они могут поменять терапевта, поменять терапию, оставаясь при этом зависимыми от нее.

   Иногда очень полезно самому решать свои проблемы, это придаст вам больше уверенности в себе.

   Процесс заключается в том, чтобы вы делали то, что хотите. Не важно, хорошо это или плохо. Если вам нравится делать что-нибудь в течение этих трех месяцев — делайте; и не делайте того, что вы считаете плохим. Будьте полностью расслабленными и радуйтесь жизни так, как будто вы только что родились. Это достигается с помощью санньясы. Вы — новорожденный, произошло новое рождение. Вы начнете новую жизнь, а родительские голоса и обусловленности исчезнут, начинается новый рост.

#20)

 

   

Мой отец неожиданно умер, и мне кажется, что теперь мне нужно больше быть с матерью. Сейчас, как никогда, мне хочется заполнить какую-то эмоциональную брешь в отношениях с ней.

   

Так всегда бывает с родителями. Для того чтобы восстановить с ними связь, нужна большая осознанность — только так можно этого достичь. Даже сама идея сближения может помешать этому. Отбросьте эту мысль. Просто будь… естественным и любящим.

   Делай то, что ты можешь, ведь родители сделали многое, а на Западе никто не благодарит их за это, никто не чувствует благодарности.

   На Востоке совсем по-другому. Там отношения между детьми и родителями полноценны: родители все отдают детям, а дети всегда с огромным уважением относятся к родителям. Там такие отношения стали естественными, и для этого есть веские основания.

   Без гармоничных отношений с родителями вы потеряете внутреннюю гармонию, ибо родители — не случайное явление, вы — их плоть и кровь… они породили вас. Одна половина вас — от матери, а другая — от отца. Они продолжают себя в вас. Их конфликт будет продолжаться в вас… их волнения и заботы найдут свое продолжение в вас. Вам самим необходима связь с родителями. И самый простой путь для этого — не предпринимать никаких усилий.

   Усилия не помогут, они противоестественны. Поэтому откажись от этой идеи, иначе ты опять придешь к ощущению пустоты.

   Просто иди к матери и будь с ней. Ты сейчас нужен ей: она сильно переживает смерть отца, и ты ей нужен. Поэтому не делай никаких специальных усилий. Просто будь рядом, приласкай ее, заботься о ней… Иногда медитируй вместе с ней, или помоги медитировать ей, если она умеет. Просто скажи, что будешь медитировать в ее комнате. Пусть она отдыхает, а ты медитируй. Эти вибрации помогут ей.

   Будьте счастливы. Быть счастливыми в такой ситуации нелегко, и тем не менее будьте счастливы. Развесели ее… раздели с ней ее ношу. Помоги ей справиться с ситуацией.

   Не думай о ваших взаимоотношениях, и однажды ты обнаружишь, что все наладилось. Это происходит косвенно — здесь сознательно ничего не поделаешь. Две-три недели твоей любви и помощи осчастливят ее, она счастлива оттого, что ты обладаешь совершенно иной энергией, которая ей так нужна… Что ты напитал ее этой энергией — этого достаточно. Ты почувствуешь обратную связь.

   Отношения строятся сами, если мы полны любви. Они совершенны.

#22)

 

   

Я подозреваю, что мой отец мне не родной. Как избавиться от этих сомнений?

   

Это действительно сложный вопрос! Во-первых, это не имеет значения. Не важно, кто ваш отец: А или Б. Какое это имеет значение? Вы — это вы, и вы такой, как есть. Происхождение ваших клеток сейчас не важно.

   Почему вы так обеспокоены этим? Люди часто становятся одержимыми подобными мыслями. Если даже вы узнаете правду, если я вам скажу: вот ваш отец, например, Пол, — что тогда? Вы мне поверите? Вы подвергаете сомнению мои слова, поэтому уж лучше сомневайтесь в вашем отце! Вы также можете сомневаться в бедном Поле, который не имеет к этому никакого отношения! Ответ знает ваша мать. Даже ваш отец может ошибиться, даже он может не знать. Спросите у матери.

   

Сын подходит к отцу и говорит:

   — Папа, я хочу жениться на Сьюзи.

   — Не женись на ней, сынок. В молодости я наломал дров. Ты знаешь, что из этого вышло.

   Через неделю сын опять подходит к отцу и говорит:

   — Папа, я влюбился в Милдред и хочу на ней жениться.

   Старый коммерсант ответил:

   — Она твоя сестра по крови, ты не можешь жениться на ней.

   — А как насчет Мэйбл? — спросил парень через пару недель.

   — Она тоже твоя сестра по крови.

   Парень, которому приспичило жениться, пошел жаловаться матери:

   — Папа говорит, что мне нельзя жениться на Сьюзи, Милдред или Мэйбл, потому что они мои сестры по крови. Что же мне делать?

   Мать обняла своего сына и утешила:

   — Ты можешь жениться на любой из них — он не твой отец!

   

Пока мать вам ничего не скажет, будет нелегко определить, никто не даст вам гарантии.

   Я слышал, что в Ай-Би-Эм создали новую машину. Не знаю, правда это или нет, но вы можете навести справки.

   

Наслушавшись о фантастических возможностях компьютеров Ай-Би-Эм, женщина зашла посмотреть в торговый зал компании.

   — Задайте машине любой вопрос, и она даст правильный ответ, — предлагает продавец.

   — Чушь! Мой отец умер двадцать лет назад.

   — Машина никогда не ошибается, — заверил продавец. — Это просто недоразумение. Перефразируйте свой вопрос и повторите его опять.

   Компьютер ответил:

   

Только, пожалуйста, не задавайте подобные вопросы мне, я — не компьютер и тем более не ваша мать!

#8)

 

   Медитация

   Медитация — это природное состояние, которое было нами утеряно. Это потерянный рай, но его еще можно вернуть. Посмотрите в глаза ребенка, посмотрите, и вы увидите невероятную тишину и чистоту. Каждый рождается в состоянии медитации, но его стараются приспособить к жизни в обществе: его учат думать, считать, быть аргументированным и логичным; его учат словам, языкам, понятиям. Постепенно он теряет контакт со своей чистотой. Общество его загрязняет и отравляет. Он становится эффективным механизмом, он перестает быть человеком.

   Нужно лишь одно — восстановить утраченное. Вам это уже было знакомо, и вы удивляетесь, когда впервые познаете состояние медитации, — оно кажется вам известным. И это так, вы знали его раньше. Вы просто забыли. Бриллиант затерялся в куче мусора. Но если вы разгребете все, то найдете его — ведь бриллиант принадлежит вам.

   На самом деле его нельзя потерять, его можно только забыть. От рождения мы умеем медитировать, но затем теряемся в умствованиях. Однако наша душа спрятана глубоко, как подземное течение. Достаточно немного копнуть, чтобы обнаружить, что источник все еще есть, источник свежей воды. Найти его — величайшая радость жизни.

#5)

 

   

Я уверен, медитация нужна только мистикам. Почему вы рекомендуете медитацию обычным людям и их детям?

   

Да, она нужна мистикам, но каждый из нас рождается мистиком, потому что каждый несет в себе великую тайну, которую нужно понять, каждый несет большой потенциал, который нужно реализовать. У каждого от рождения есть будущее. У каждого есть надежда. Кто такой мистик, по-вашему? Мистик — это тот, кто пытается познать тайну жизни, кто движется в неизвестное, кто стремится в неизведанное. Его жизнь стала приключением, исследованием.

   Но это есть в сердце у каждого ребенка — удивление, стремление к поиску. Все дети — мистики. Где-то на пути вашего так называемого взросления вы теряете контакт с вашей внутренней способностью быть мистиком, и вы становитесь бизнесменом или клерком, государственным служащим, министром. Вы кем-то становитесь. И вы начинаете думать, что вы это и есть. А когда вы верите в это, то так и происходит.

   Моя задача — разрушить ваши неправильные понятия и освободить путь к мистицизму. Медитация — это путь к освобождению мистицизма, она подходит любому без исключения.

   Дети — самые способные к этому. Они природные мистики. И, прежде чем их испортит общество, другие роботы и другие испорченные люди, им нужно помочь открыть путь к медитации.

   Медитация не приносит обусловленности, потому что это не идеологическая обработка. Медитация не вооружает их никаким кредо. Если вы учите ребенка быть христианином, то вам необходимо дать ему доктрину, вам нужно заставить его верить в то, что выглядит для него абсурдным. Вам нужно рассказать ребенку, что мать Иисуса осталась девственницей, это становится фундаментальным. Сейчас вы разрушаете врожденную смекалку ребенка.

   При обучении медитации вы не будете принуждать ребенка к чему-либо. Вам не нужно говорить ему, что он должен во что-то верить, вы просто приглашаете его на эксперимент, когда нет никаких мыслей. Отсутствие мыслей — это не доктрина, это ощущения. И дети очень, очень способны, ведь они близки к источнику. Они все еще помнят эту тайну. Они только что прибыли из другого мира и полностью его еще не забыли. Раньше или позже они его забудут, но вокруг них все еще есть этот аромат. Поэтому все дети так прекрасны, так грациозны. Вы когда-нибудь видели некрасивого ребенка?

   И что же происходит с этими прекрасными детьми? Куда они исчезают? Очень трудно найти красивых взрослых. Так что же происходит с этими прекрасными детьми? Почему они превращаются в уродцев? Какой несчастный случай, какое бедствие случается с ними?

   Они начинают терять свою грациозность в тот день, когда теряют разум. Они теряют естественный ритм, свою естественную элегантность и начинают обучаться лицемерию. Они уже не смеются спонтанно, они уже не плачут спонтанно, они уже не танцуют спонтанно. Вы загнали их в сетку, надели на них смирительную рубашку. Вы засадили их в тюрьму.

   Цепи практически незаметны. Это цепи ментального характера — христианские, индуистские, мусульманские. Вы связываете ребенка, но он не видит этих цепей и не понимает, что связан. Он будет страдать всю жизнь. Это тюрьма. Но это не то же самое, когда человека бросают в тюрьму, это тюрьма вокруг человека, и, куда бы он ни шел, она преследует его. Он может уйти в Гималаи и сидеть в пещере, но он останется индуистом, христианином — и он будет продолжать думать.

   Медитация — это способ проникновения в себя до тех глубин, где нет места мыслям, это не идеологическая обработка. Медитация не учит вас ничему, — в сущности, она просто развивает вашу способность к внутреннему созерцанию без ума, без мыслей. Самое лучшее время для медитации — безмятежное детство.

#10)

 

   

Когда мне было одиннадцать или двенадцать лет, со мной произошла любопытная история. Во время школьного перерыва в душевой я посмотрелась в зеркало. И вдруг я обнаружила себя стоящей между своим телом и зеркалом, наблюдая, как я смотрю на свое отражение в зеркале. Мне было забавно видеть себя в трех экземплярах, и я тогда подумала, что это, должно быть, трюк, которому можно научиться. Я хотела показать это своей подруге, но безуспешно. Чувство было такое, будто моя душа покинула физическое тело. Представляет ли этот опыт какую-нибудь ценность?

   

Это происходит со многими детьми, так как окружающая их атмосфера не способствует развитию осознанности, ее не развивают ни родители, ни школа, ни друзья, ни учителя. Если вы расскажете об этом случае, то все будут смеяться, да и вы сами сочтете, что с вами произошло что-то неприятное, неправильное.

   Почему детям нравится кружиться? Кружась, маленькие дети видят свое тело в движении. Они смотрят на себя как бы со стороны: это совершенно новые ощущения.

   Дети ассоциируют себя со многим: с тем, как они гуляют, с тем, как они едят, со всем, что они делают. Кружение — это новое ощущение: чем быстрее двигается, кружится тело, тем быстрее они растворяются в этом вихре.

   Вскоре движение замедляется; тело продолжает кружиться го инерции, а естество останавливается. В какой-то момент ребенок видит свое тело, вращающееся тело. Иногда он даже покидает свое тело. Когда кружащийся ребенок не стоит на одном месте, а двигается, то его душа выходит и наблюдает за телом.

   Я расскажу вам о своем опыте из детства… Через наш городок протекала река, и никто не решался переплыть ее во время половодья. Это была горная река. Конечно, она была маленькой, но в дождливый сезон она разливалась по меньшей мере на километр. Течение было очень сильным, оно сбивало с ног. Река была глубокой, и устоять в ней было невозможно.

   Я любил ее. Я ждал сезон дождей, потому что мне это помогало… Наступал момент, когда я чувствовал, что погибаю от усталости, я не мог уже видеть противоположный берег, кругом только высокие волны, сильное течение… вернуться назад было просто невозможно, потому что берег был уже очень далеко. Я был посредине реки, на одинаковом расстоянии от обоих берегов. Я выбился из сил, меня несло вига по течению с такой стремительной силой, что, казалось, выжить уже невозможно. И внезапно я увидел себя парящим над водой, в то время как мое тело оставалось в воде. Когда я испытал это впервые, я испугался. Я думал, что я, должно быть, умер. Я слышал, что, когда человек умирает, душа покидает его тело: значит, моя душа вышла из тела и я умер. Но я видел, что тело все еще пытается достичь противоположного берега, и я последовал за ним.

   Так впервые я осознал связь между душой и телом человека. Душа прикрепляется к телу в пяти сантиметрах ниже пупка чем-то вроде серебряного шнура, серебряной веревки. Этот шнур нематериален, но светится, как серебряный. Каждый раз, в момент достижения противоположного берега, моя душа снова возвращалась в тело. В первый раз было страшно, но затем это стало большим развлечением.

   То, что с вами произошло, — случайность. При определенной тренировке это состояние можно вызывать.

   Но это было здорово… это случается со многими детьми, но никто не стремится пережить это еще раз. Так что, когда это случается, дети забывают об этом либо думают, что им померещилось или приснилось. Но это реальность. Твоя душа покинула тело, и ты наблюдала сознание вне тела.

(The Transmission of The Lamp, Chapter #3)

 

   

Как научить медитации детей?

   

Дети очень легко входят в медитацию, стоит их лишь направить. Принуждение недопустимо. Принудить к медитации невозможно, принуждение — это насилие. Разве может медитация быть насильственной? Ребенка можно только убедить.

   Ребенка можно только пригласить, выказывая ему свое чрезвычайное уважение. Танцуйте с ним, пойте с ним, посидите с ним в тишине. Постепенно он начнет привыкать. Постепенно ему понравится эта игра. Это может быть только игра, никакой серьезности — ни для кого. Только игра. Итак, научите ребенка игре в медитацию. Пусть это будет игра. Постепенно он полюбит эту игру. Он начнет спрашивать у вас, когда же можно будет поиграть в медитацию. Как только он научился сидеть в тишине, он сделал первые шаги в медитации; и однажды, к своему удивлению, вы обнаружите, что ваш ребенок в глубокой медитации. Ваша задача — обеспечить медитативную атмосферу.

   Вот мое наблюдение: если взрослые, окружающие детей, способны к медитации, дети впитывают этот дух чрезвычайно легко. Дети очень чувствительны. Они схватывают на лету; они улавливают вибрации.

   Они никогда не слышат слов. Они уважают вас за ваши дела. Дети обладают глубокой проницательностью, ясностью ума, интуицией.

(The Passion for the Impossible, Chapter #20)

 

   

Общество бы полностью изменилось, если бы маленькие дети начали медитировать. Они не умеют быть серьезными, поэтому открыты для медитации. Они веселы, игривы. Они радуются всему вокруг. Только ребенок может искренне радоваться, закрывая глаза в ответ на мою просьбу это сделать. Ему радостно оттого, что к нему проявили внимание. Закрыв глаза, он сидит тихо-тихо. Я видел, как взрослые иногда подглядывают из-под закрытых глаз, им любопытно, что же происходит. Только маленькие дети способны честно, по-настоящему закрыть глаза. Они сильно зажмуриваются, они переживают, чтобы глаза сами случайно не открылись. Они стараются изо всех сил удержать глаза закрытыми, чтобы те случайно не открылись и не приоткрыли всю тайну происходящего. Я видел детей, погруженных в тишину, — это великолепное зрелище.

   Дети легко обучаются медитации, так как они еще чисты. Если же вас уже чему-нибудь научили, самое сложное — переучиваться.

   Обучать нетрудно, если ученик готов к обучению. Обучать легко, если ученик открыт, с чистым сердцем. Чистое сердце бывает у ребенка.

#12)

 

   

Мне двенадцать лет; могу я начинать медитировать?

   

Самое подходящее время для медитации — лет четырнадцать. Тебе двенадцать, но эти недостающие два года имеют для тебя большое значение. Каждые семь лет ум получает новый виток развития. Четырнадцать лет — важный рубеж, таящий в себе большие возможности. Но если подросток не готов ничего изменить, то ничего и не происходит. А все самое прекрасное как раз и случается на рубеже этапов.

   Итак, начинай медитировать. Каждый раз, когда ты сидишь, погружаясь в тишину, раскачивайся точно так же, как ты это делала сейчас. Раскачивайся, как дерево. Раскачивайся, представляя себя деревом, и ты растворишься; это растворение и есть медитация. Существует тысяча и один способ забыться в медитации. Я советую тебе самый простой, который ты осилишь без труда. Танцуй, кружись и растворяйся в вихре танца. Бегай трусцой и растворяйся в беге: тебя нет, есть только бег. Эта способность забыться и есть медитация, доступная в данном возрасте.

   Позже можно осилить и другие методики медитации, но для ребенка достаточно забыться, занимаясь чем-нибудь. Итак, растворяйтесь в том, что вы делаете, это и есть ваша медитация.

(Believing The Impossible Before Breakfast, Chapter #11)

 

   

Дети легко входят в медитацию посредством танца, потому что танец естествен; у человека врожденная способность к танцам. Из-за того что мы перестали естественно танцевать, наше тело сильно страдает. Некоторые вещи становятся возможными только благодаря танцу, поток возможен только через танец. Итак, научите вашего ребенка медитировать в танце. Пусть танцует, танец для него и есть медитация.

(Don’t Bite My Finger, Look Where I’m Pointing, Chapter #5)

 

   

Мои дети в школе иногда любят шуметь и бегать. Я больше не хочу заставлять их сидеть спокойно.

   

Сделай вот что: ежедневно, хотя бы раза два, дай детям пятнадцать-двадцать минут полной свободы, пусть сходят с ума, делают все, что захотят, — кричат, прыгают… всего лишь двадцать минут утром перед началом уроков. Ты тоже участвуй — тогда это им понравится еще больше, — кричи, прыгай; они будут в восторге. Когда они увидят, что их учитель присоединился к ним, они очень обрадуются. Пятнадцати минут будет достаточно. Скажи им, чтобы кричали что есть мочи и делали все, что им заблагорассудится. Затем попроси их остановиться и погрузиться в тишину на пять минут; для них это станет хорошей медитацией.

   Если ты чувствуешь, что это действительно необходимо им, то днем, перед концом занятий повтори эту игру. Через два-три месяца ты увидишь, как изменились твои дети… это просто невероятно.

   Их энергия рвется наружу. У них настолько много энергии, что, когда мы заставляем их сидеть спокойно, она просто начинает бурлить! Они начнут искать, как бы им напроказничать. Разреши им. Это им очень поможет, ты сама увидишь: их сообразительность увеличивается, концентрация улучшается, понимание увеличивается, а все потому, что у них не останется застоя. Их любовь и уважение к тебе необычайно вырастут, и они начнут тебя слушаться — не будет необходимости заставлять их что-нибудь делать, достаточно будет только сказать.

   Если твои действия вызовут недовольство начальства, то следует поговорить с ними. Им можно помочь, другим классам тоже можно помочь. Скажи им, что проводишь эксперимент и тебе нужно шесть месяцев. Затем пусть они придут и сравнят: улучшились ли оценки, успеваемость, поведение. Пусть сравнят; и если результаты будут позитивными, то этот опыт можно перенести на всю школу. Вся школа может объединяться на двадцать минут, и это станет большим праздником.

#18)

 

   Медитации

   Тарабарская медитация

   Это техника катарсиса, служащая для экспрессивных телодвижений.

   Пользуйтесь тарабарщиной, не пользуйтесь словами, языком, который вы знаете. Пользуйтесь китайским, японским, немецким — любым языком, которого не знаете. Впервые ощутите свободу, свободу, которая есть у всех птиц. Выражайте все, что приходит к вам в голову, не заботясь о смысле, значении, логике — как это делают птицы.

(Yaa-hoo! The Mystic Rose, Chapter #30)

 

   

Первая ступень: 15 минут.

   Полностью погрузитесь в тарабарщину. Произносите любые звуки, но не пользуйтесь ни одним языком. Пусть из вас выходит все, что хочет выйти. Выбросьте это. Сходите с ума, четко осознавайте, что вы находитесь в центре циклона.

   Ум всегда пользуется словами. Тарабарщина помогает сломать постоянную вербализацию. Не нужно подавлять свои мысли, их просто нет. Пусть тело почувствует ту же свободу.

   

Вторая ступень: 15 минут.

   Лягте на живот и представьте, что вы сливаетесь с Матерью-Землей. С каждым выдохом чувствуйте слияние с землей под вами.

   Эту ежедневную двухчасовую медитацию в течение семи дней можно проводить в группе или одному.

   Станьте игривым. Будет нелегко, потому что вы сильно обусловлены. Рядом с вами взведенное оружие, и очень непросто разрядить его.

   На три дня отбросьте свою серьезность, знания, полностью погрузитесь в игру. Вам нечего терять. Если вы ничего не получите, то и ничего не потеряете. Что можно потерять, погрузившись в игру? Но я скажу вам: вы никогда уже не останетесь тем же.

   Верните детство. Все мечтают о нем, но никто ничего не делает для этого. Все мечтают о нем! Все говорят, что детство — это рай, поэты пишут стихи о прекрасной детской поре. Кто вам мешает вернуться в детство? Я даю вам возможность.

(The Supreme Doctrine, Chapter #1)

 

   

Первая ступень: 1 час.

Ведите себя как ребенок. Просто войдите в детство. Делайте все, что вам хочется: танцуйте, пойте, прыгайте, плачьте, войте — что угодно, в каком угодно виде. Все разрешается, кроме вмешательства в дела других.

   

Вторая ступень: 1 час.

   Посидите спокойно, в медитации. Вы станете более свежим, чистым и медитация пройдет легче.

   Медитация для детей до двенадцати лет

   Это совместная практика для детей и учителей перед началом уроков. Ее нельзя делать принудительной.

   

Первая ступень. Пять минут тарабарщины.

   Пусть дети кричат, орут, всячески выражают свои эмоции.

   

Вторая ступень. Пять минут смеха.

   Пусть смеются до упаду. Это очистит и освежит их разум.

   

Третья ступень.

   После тарабарщины и смеха им нужно полежать пять минут: тихо и без движений, как мертвым, — только вдох и выдох.

   Медитация для детей старше двенадцати лет

   Позднее Ошо добавил еще одну ступень для подростков, введя пятиминутный период рыданий после смеха и перед покоем для детей старше двенадцати лет.

5 минут тарабарщины

5 минут смеха

5 минут плача

5 минут мертвого покоя

Вернитесь в лоно матери

   Перед сном посидите на кровати, сидите расслабленно и закройте глаза. Почувствуйте, как расслабилось тело… Если тело захочет податься вперед, разрешите ему это. Тело может захотеть свернуться в клубок, подобно ребенку в утробе матери. Примите такое положение, станьте младенцем в утробе матери.

   Слушайте свое дыхание, и больше ничего. Прислушайтесь: вдох- выдох. Просто чувствуйте, как происходит вдох и выдох. В этом чувстве вы ощутите необычайную тишину и ясность.

   Это нужно делать десять-двадцать минут, минимум десять, максимум двадцать. Затем отправляйтесь спать.

#12)

 

Почувствуйте тишину утробы

   Пусть тишина станет вашей медитацией. Когда у вас найдется время — нырните в тишину, и это именно то, о чем я говорю: свернитесь клубком, как ребенок в матери. Посидите в таком положении, и постепенно у вас появится желание положить голову на пол. Положите ее на пол. Свернитесь клубком и сразу почувствуете надвигающуюся тишину, ту тишину, что была в утробе матери. Сидя на кровати, укройтесь одеялом, свернитесь в клубок и оставайтесь неподвижным, ничего не делайте.

   Могут появиться какие-то мысли, пусть проходят, оставайтесь равнодушным, незаинтересованным: если они пришли — хорошо, не пришли — тоже хорошо. Не боритесь, не отталкивайте их. Если будете бороться с ними, то станете напрягаться; если будете отталкивать их, то придется проявлять настойчивость; если будете отвергать их, то они будут настойчиво идти к вам. Просто оставайтесь безучастным, пусть остаются на периферии, как будто шум транспорта. А это действительно шум транспорта, шум общения миллионов клеток мозга, шум обмена их энергий, электричества, прыгающего от одной клетки к другой. Это напоминает гул работающей машины — пусть присутствует.

   Оставайтесь абсолютно безучастными, это вас не касается, это не ваши проблемы; это могут быть чьи-то проблемы, но не ваши. Причем здесь вы? И вы удивитесь: наступит момент, когда шум стихнет, и вас оставят в покое.

)

   От негативного к позитивному

   Негативизм очень, очень естествен. Так быть не должно, но так происходит, потому что ребенок переживает немало негативных моментов в своей жизни.

   Он становится лицемером.

   Это основной закон ума: вам не удается делать то, что вы делаете сознательно. Но придется, если делать все сознательно, то можно почувствовать разделение. Вы делаете это, оставаясь наблюдателем, вы не теряетесь в этом. Появляется разрыв, и он просто великолепен. Я не говорю, что нужно создавать эту пропасть. Это — побочный продукт, не переживайте. Через сорок минут нужно резко выскочить из негативизма.

   Это вас полностью очистит. Избавившись от камней, ваша энергия весело потечет вперед.

(Be realistic, plan for a miracle, Chapter #7)

 

Медитационная техника смеха

   Пользуйтесь этой техникой от десяти до сорока минут ночью, перед сном и утром, после пробуждения. Сидя в тишине, постарайтесь рассмешить себя. Начинайте трястись от смеха, пусть его волны докатятся до рук и ног. Если на вас нападет хохот — хорошо, если улыбка — тоже хорошо. Пусть участвует все тело, не только губы и гортань; пусть волны исходят от ступней и проникают в живот.

   Рассматривайте себя как маленького ребенка. Если хочется, можете кататься по полу. Главное не шумовой эффект, а участие. Не закрепощайтесь, расслабьтесь. Полезно будет вначале даже преувеличивать немного.

   После этого лягте на землю или на пол лицом вниз. Прижмитесь к земле, как ребенок к матери, отдайтесь полностью чувствам. Дышите вместе с землей, станьте единым целым. Земля дала нам жизнь, земля заберет нас обратно.

   Практиковать нужно перед сном. Всего лишь десять минут — и можно идти спать. Первым делом после сна можно проводить эту технику в постели. Итак первым делом после сна, и последним делом — перед сном. Ночной смех оставит след в вашем сне. Сны станут более веселыми, громогласными; они помогут утреннему веселью, станут фоном его. Утренний смех станет основой для всего дня. В течение дня, когда бы ни подвернулся случай, — смейтесь.

(The Great Nothing, Chapter #19)

 

Напряженность лица

Ежедневно, перед тем, как идти спать, сядьте на постель и начните гримасничать, как это делают маленькие дети. Пусть гримасы будут разными: хорошие, плохие, ужасные, прекрасные; главное, чтобы все лицо было подвижным. Издавайте разные звуки, несите какую-нибудь чепуху, за десять-пятнадцать минут до сна. Утром, перед водными процедурами, погримасничайте минут десять перед зеркалом. Зеркало вам пригодится: вы сможете наблюдать и, если нужно, корректировать выражение лица.

   В детстве вы постоянно держали лицо под контролем. Вы подавляли свои эмоции. Ваше лицо стало неэмоциональным, никто не мог сказать по вашему лицу, какие чувства вы испытывали.

   Итак, гримасничайте десять минут перед тем, как идти спать, а также утром пред зеркалом, издавайте звуки, полюбите это, как маленький ребенок, и у вас все будет хорошо получаться. Через два-три месяца напряженность лица исчезнет.

#14)

 

   От ума к сердцу

   Переходите от думанья к чувствованию. Лучше всего начать дышать от сердца.

   В течение дня, когда вспомните, глубоко вдохните; почувствуйте расширение в середине грудной клетки. Почувствуйте, что вся Вселенная вливается в вас, в ваше сердце, и именно посередине — не слева, не справа… а точно посередине. Именно здесь находится центр сердца.

   Мы не говорим о физическом сердце. Это совсем другое; мы говорим о неосязаемом теле.

   Глубоко вдохните, минимум пять раз; вдохните, наполните сердце. Почувствуйте его посередине… Вселенная вливается в сердце… энергия, жизнь, божественность, природа… все вливается.

   Затем сильно выдохните, опять из самого сердца, почувствуйте, что вы выдыхаете обратно во Вселенную то, что ранее вдохнули. Почаще повторяйте упражнение в течение дня.

   Вы станете более чувствительным, более осознающим. У вас обострится обоняние, вкус, зрение, ощущения, слух; все станет ярче. Вы почувствуете, как жизнь пульсирует в вас.

#4)

 

   Релаксация

   Понаблюдайте за ребенком: он расслаблен, ненапряжен. Не нужно быть слишком мудрым, чтобы уметь расслабляться, это несложное искусство — вы им владели, когда родились; оно здесь, необходимо лишь пробудить его из спячки. Его нужно выявить.

   Все методы медитации — это не что иное, как способы возрождения искусства расслабления.

   Необходимо запомнить простые принципы: тело — это лишь начало. Лягте на кровать перед сном, закройте глаза и начинайте следить, как энергия поднимается от ступней. Начинайте оттуда, наблюдайте изнутри: нет ли где-нибудь напряжения? В ногах, в бедрах, в животе? Есть ли какое-нибудь напряжение? Если оно где-нибудь обнаружится, то просто постарайтесь расслабиться. Не покидайте место напряжения до тех пор, пока не почувствуете там расслабления.

   Перейдите к рукам: ваши руки — это ваш ум, они соединены с умом. Если напряжена правая рука, то будет напряжено и левое полушарие. Если напряжена левая рука, то будет напряжено и правое полушарие. Итак, сначала ощутите руки, они почти полушария мозга, и затем только переходите к уму.

   При расслабленном теле ум расслабляется на девяносто процентов, ведь тело — это продолжение ума. Остается лишь десять процентов напряженности ума… наблюдайте за ним, одно лишь наблюдение разгонит тучи. Вам понадобится несколько дней, нужна сноровка. На вас снизойдут ощущения детства, когда тело было таким расслабленным.

   Через пару дней у вас появится сноровка. Как только вы узнаете секрет, который вам никто не скажет, начинайте исследовать тело изнутри, и вы сможете научиться расслабляться днем и в любое время дня. Уметь расслабляться — одно из самых прекрасных ощущений в мире. Это начало большого путешествия к духовности, поскольку в расслабленном состоянии вы перестаете быть телом.

   Если все тело расслаблено, то вы забываете о нем. И в этой забывчивости появляется новое ощущение того, что спрятано внутри тела: души.

   Расслабленность — это способ осознания, что вы являетесь не телом, а чем-то вечным, бессмертным.

   Посмотрите, где в жизни вы можете найти естественное ощущение свободы. Иногда вы плаваете в реке. Если вы настоящий пловец, то вам достаточно скользить по воде, а не плыть и вы почувствуете безграничную свободу двигаться вместе с рекой, не плыть против течения, а быть частью течения.

   Необходимо собирать ощущения свободы из разных источников, и скоро вы узнаете весь секрет.

(Satyam Shivam Sunderam, Chapter #5)

 

Возвращенный рай

Рядом с вами меня неоднократно посещало чувство детства. Оно кажется очень знакомым, хотя и далеким. Это хорошо?

   

Наша главная задача здесь — вернуть утраченное детство.

   Естественно, второе детство намного важнее первого. В первом невинность исходила от незнания, то есть она не была чистой, не принадлежала вам: это естественное качество любого ребенка. Второе детство — это ваше большое достижение, оно никак не является естественным. Во втором детстве вы становитесь невинным без незнания, оно появляется благодаря сумме ощущений. Оно зрелое, сознательное.

   Вы блаженны, если чувствуете это. Второе детство — это как раз экзистенциональное значение медитации, отсюда начинается великая дорога домой — в дом, который вы никогда и не покидали, его невозможно покинуть, потому что это вы сами. Куда бы вы ни пошли, вы всегда там себя найдете.

   Поиск самой вашей сердцевины — это, с одной стороны, величайшая невинность, а с другой — величайшая мудрость, когда-либо существовавшая на земле.

   Ваше тело может стареть, но, если вы знаете, как погрузиться в тишину, как стать медитативным, миролюбивым и любящим, вы не будете стареть. Вы будете оставаться молодым и свежим, как роса на прекрасном утреннем рассвете, выглядящая дороже любого жемчуга.

   

— Я больше не допущу, чтобы ваш Эрни плавал в нашем бассейне, — говорит миссис Мейер своей соседке, миссис Джоунс.

   — Что же мой малыш наделал?

   — Он постоянно писает в бассейн, — сердится миссис Мейер.

   — Не будьте такой придирчивой, все дети в этом возрасте так делают.

   — Может, и делают, но не с вышки для прыжков.

   

Детство прекрасно, потому что оно не знает этикета, манер и другой ерунды. Оно такое непосредственное и невинное.

   

В бар зашел человек и удивился, увидев собаку за одним столом с тремя игроками в покер. Он подошел и спросил:

   — А что, пес действительно умеет играть в покер?

   — Конечно, — ответил один из компании. — Но он неважный игрок. Когда он вытаскивает хорошую карту, то виляет хвостом!

   

Два таракана лакомились на мусорной куче, и один из них вдруг заговорил о новых жильцах в соседних квартирах.

   — Я слышал, что у них изумительная чистота: в холодильнике ни крошки, полы сверкают, нигде ни пылинки.

   — Только прошу тебя, не во время еды!

   Такие плохие новости…!

   

День, когда мы начнем понимать язык птиц, пчел, тараканов, будет поистине революционным. У них свои способы общения. Становится немного грустно оттого, что за миллион лет существования люди так и не научились общаться друг с другом. Как это должно быть глупо, что человек не ощущает себя частичкой человечества, не осознает свою принадлежность к целому. Все, чего достиг человек, это — резня, убийство, войны. А ту же самую энергию можно было использовать для превращения мира в величайшее чудо Вселенной.

   Но мы не понимаем друг друга. Даже говоря на одном и том же языке, мы не всегда понимаем друг друга, скорее наоборот. Люди прячутся, прячут свое детство, свою невинность, защищаясь от всех и вся. В противном случае мы бы видели кругом одних детей — молодых и старых, играющих в саду радости, веселящихся, смеющихся, хихикающих. К чему эта серьезность? Серьезность не принесла человеку ровным счетом ничего; наоборот, она лишила его всего, но он продолжает быть серьезным.

   Я однозначно против всякой серьезности.

   Я называю ее психологической болезнью.

   Только шаловливое, невинное, детское поведение является правильным, то, что я бы называл добродетельным поведением, религиозным, духовным… не только человеческим, но и Божественным.

   В тот момент, когда вы станете чисты, как ребенок, вы трансцендируете свою человековость и войдете в мир божественный.

(The Great Pilgrimage From Here To Here, Chapter #16)

 

   

Когда мне был один годик, я не чувствовал себя по-настоящему ребенком. Но в последние несколько дней я чувствую себя малышом.

   

Это настоящее чудо, настоящее чудо! Почувствовать себя опять ребенком — великое превращение. Примите это… не стесняйтесь. Отделите возраст от ума. Если удастся, вы почувствуете, как энергия наполняет ваше тело. Вы станете моложе по меньшей мере лет на двадцать. Вы сразу станете моложе и проживете дольше. Примите это состояние, оно прекрасно.

   Нужно вновь почувствовать себя, как ребенок, и тогда жизнь станет завершенной. Мы начинаем с детства, мы и заканчиваем там же. Если человек умирает, не став ребенком, то его жизнь не завершается. Ему придется еще раз родиться.

   Это восточная идея реинкарнации. Если вам удастся вновь родиться — в этой жизни, — то отпадет необходимость рождаться еще раз. Если вам посчастливится стать ребенком в этом теле, то не будет необходимости вновь появляться на свет. Можно жить в сердце Вселенной. Нет нужды возвращаться. Вы выучили урок и завершили круг.

   В конце концов камень всегда проигрывает скале. Старик всегда уступает ребенку. Смерть всегда уступает жизни. Нужно помнить об этом и всегда помогать мягкому, юному, свежему.

   Подружитесь с детьми и везде следуйте за ними. Делайте то, что они делают. Им это понравится. Дети очень впечатлительны и всегда понимают. Они сразу поймут, что, несмотря на ваш возраст, вы молоды. Просто подружитесь с детьми и забудьте о больших дядях.

#1)

 

   

Стремитесь погулять с 2-3-летним ребенком, общайтесь с ним, смотрите, что он делает, как он идет, как он всем интересуется. Как сильно, каждую секунду он интересуется бабочкой, или цветком, или лающей собакой. Только ребенок знает, как надо жить, или еще тот знает, кто вновь стал таким же. А все остальное — страдания и ад.

   Итак, представляйте себя трехлетним ребенком. Пусть это станет вашей реальностью, а ваш хронологический возраст — это социальный феномен, просто фасад. Снаружи будьте взрослым, а внутри — ребенком. Наедине с собой отбросьте эту взрослость, она не нужна. Ведите себя как ребенок. Играйте с малышами — это здорово.

   Иногда возьмите их на прогулку, на берег моря или куда угодно, в сад; ведите себя так, как они, не заставляйте их вести себя по-взрослому. Следуйте за ними, и вы обнаружите в себе новое понимание мира.

   Иногда вам станет страшно вести себя как ребенок, ведь вы становитесь таким чувствительным, открытым, что любой может вас обидеть. Вы опять становитесь беззащитным… но эта беззащитность прекрасна. Избегая этих ран, мы становимся жесткими, твердыми, как сталь, безжалостными. Такое поведение безопасное, но оно мертвое.

Сейчас вы находитесь в прекрасном состоянии! Оставайтесь в нем, постоянно тянитесь к нему.

При любой возможности становитесь ребенком. Сидя в ванной, окружите себя игрушками, почувствуйте себя ребенком!

(Don’t Just Do Something, Sit There, Chapter #1)

 

   

 

OO¬«o«n_Oo« ¬ oU»«__N___ ¬«_OO«_y_«® Oai«OU! eCaiA!

0

Употребите при ответе стилистические характеристики, но в скобках, в качестве примеров, должны быть примеры из Вашего текста контрольной работы.

асти их применения

 

Для лексики научного стиля характерно:

грузопоток, перевалка, счет-фактура);

скорость, время, развитие, давление);

• отсутствие разговорных эмоционально-экспрессивных слов.

В области морфологии для научного стиля характерно:

;

теории);

заключение, в продолжение, благодаря тому что, ввиду того что, несмотря на то что).

следующим:

адание сложноподчиненных предложений;

Для лексики этого стиля характерно:

;

);

• употребление полных наименований, точных дат.

следующим:

заключение, оформление, решение);

;

в силу);

В синтаксическом плане этому стилю присущи:

);

планировочную возможность);

частая употребительность сложноподчиненных предложений с союзами, передающими логические отношения (придаточные причины, следствия, условия);

(необходимо создать, поручить выполнение, предоставить документы);

членение текста на смысловые блоки, обычно с использованием подзаголовков и цифрового оформления пунктов.

Для лексики публицистического стиля характерно:

отбор языковых средств с установкой на их доходчивость (газета – наиболее распространенный вид массовой информации);

маркетинг, спикер, консенсус, инаугурация, имидж, хит, холдинг);

, раскрутка);

эмоционально-экспрессивной лексики;

Морфологические особенности:

• употребление глаголов в первом лице (речь часто ведется от первого лица);

• использование настоящего времени для описания событий, происходивших в прошлом;

самый лучший);

ЧП, СНГ, ОМОН).

В области синтаксиса этому стилю присущи:

риторические вопросы;

номинативные предложения, особенно в заголовках;

Для художественной речи характерна образность. В художественном тексте слова выражают не понятия, а художественные образы.

стиле речи имеет свои особенности:

• присуща широкая метафоричность, образность языковых единиц почти всех уровней;

диалектизмы, просторечия, жаргонизмы.

В области морфологии характерно:

редкое употребление слов среднего рода с отвлеченным значением;

местоимений;

(известно, что частота их почти в два раза выше, чем в научной, и в три раза выше, чем в официально-деловой речи).

отражает поток образно-эмоциональных авторских впечатлений, поэтому здесь можно встретить:

• все разнообразие синтаксических структур;

речь;

Помогла им чистейшая случайность).

жестов, мимики (особенно взгляда) в разговорной речи велика: включаясь в высказывание или выступая в качестве самостоятельной реплики, они, заменяя слова или предложения, несут большую смысловую и экспрессивную нагрузку.

данного стиля имеет следующие особенности:

будоражит, горемыка, живность, белобрысый, очумелый, огреть);

неотложная помощь – неотложка; высшая математика – вышка).

отсутствие в разговорной речи причастий и деепричастий, кратких прилагательных, уменьшение доли существительных, увеличение доли частиц;

пять килограмм апельсин);

К основным синтаксическим особенностям разговорного стиля речи относятся:

широкое использование вопросительных и восклицательных предложений;

Нет.);

никуда);

переспросы, повторы.

 

составленный с участием представителя Стороны получающей товар официальной контрольной организации Стороны получающей товар.

Определить стилистическую принадлежность приведённых слов. В трудных случаях использовать словарь:

ограничитель, чебурахнуться, очарованный, лес, идти, очернить, теодолит.

 

Образец выполнения:

 

 

словами. При выполнении задания использовать словарь иностранных слов.

моветон, мимикрия, пиетет.

. При выборе профессии и места учебы у каждого человека должна быть альтернатива.

Задание 3. Спишите, вставляя пропущенные буквы.

Пос…жать окружающих, з..мл..тр…сение.

ОРФОЭПИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ!

Агент, банты, баловать, брелоки, валовой, вероисповедание, воспринял, вручит, газопровод, гербы, с деньгами, диспансер, досуг, закупоривать, запломбированный (зуб), звонят, каталог, квартал, колледж, кремов, начать, обеспечение, одновременно, электропровод.

СВОЙСТВА РУССКОГО УДАРЕНИЯ

 

берег, товарищ, молодец,

перевезённый,

переквалифицировался

нь;

буквами;

 

водонепроницаемый, главврач; межобластной, околоземный

 

Задание 5.

Определите, какие семантические отношения связывают приведенные в парах слова.(Определить где синонимы, антонимы, омонимы ,паронимы или многозначные слова).

Прелестный – очаровательный, я лечу самолетом- я лечу больного, шутливо – серьезно, скупой – жадный , сломанный – сломленный, проселочная дорога – дорога как память, противотанковая мина – капризная мина, живая рыба – живой ум.

Например: прелестный -очаровательный – синонимы.

словари:

Синонимов – слова близкие по значению (веселый, позитивный, радостный);

Полные омонимы полностью совпадают, частичные нет.

город Орел (имя собственное – заглавная буква) и птица орел (имя нарицательное с маленькой буквы).

ассоциативно передавая общий признак или действие.

Паронимов – близкие по звучанию слова (одеть – надеть, адресат-адресант и др.);

– противоположные по значению слова (день-ночь). К антонимии относятся понятия – антитезе – противопоставление и оксюморон – несопоставимые понятия (слезы радости).

(Словарь паронимов).

Добрый – добротный, понятный — понятливый, конструкторский – конструктивный, земляной — земельный, усложнить-осложнить.

Например: У доброй соседки всегда много гостей. Добротный дом требует много материальных вложений.

(Грамматический словарь). Именительный падеж вопросы Кто? Что?

Возраст, джемпер, договор, инженер, ордер, паспорт, якорь.

Например: возраст – возрасты.

Образуйте от данных слов формы множественного числа родительного падежа Чего?).

Ботинок, валенок, баклажан, мандарин, томат, макарон, басня, георгин, свеча, ясли.

Выберите правильный вариант ответа.

Секретарь (выдал, выдала) нам справки.

Смогли обеспечить всем необходимым (обоих, обеих) дочерей.

На выполнение задания не хватило (троих, трех) суток.

Не хватает (сто двадцати, ста двадцати) рублей.

Вместо точек употребите один из синонимов, приведенных в скобках.

довестись, посчастливиться, прийтись) … (побывать в, посетить) Праге.

Просклоняйте числительные в составе с существительными.

63 процента, 2346 страниц, 1915 год

Образец выполнения:

Именительный падеж (кто?что?) шестьдесят три процента

Родительный падеж (кого?чего?)

Дательный падеж (кому?чему?)

Винительный падеж (кого?что?)

Творительный падеж (кем?чем?)

чем?) без предлога не употребляется.

Определите род. Составьте предложения с выделенными словами.

МРОТ.

Норма:

РОАТе)

( СТС – сеть телевизионных станции, опорное слова СЕТЬ – женский род).

Во множественном числе род не определяется УКВ –короткие волны – множественное число.

Образуйте глагольные словосочетания с данными словами (в их терминологическом значении). Составьте предложения.

акт – составить, предъявить. Члены комиссии составили акт о списании оборудования.

Соглашение, приказ, отчет, письмо, повестка, подпись, порицание, постановление.

. См. словарь сокращений.

район, исполняющий обязанности главного бухгалтера, генеральный директор.

Определите род несклоняемых существительных, согласуя с ними определения. Вставьте пропущенные буквы. Составьте два предложения.

Широк.. банджо, ярк… индиго, красив.. какаду, знаменит.. пари.

Алгоритм определения рода несклоняемых имен существительных:

Неодушевленные – средний род ( серое пальто), одушевленные включая животных пол которых не известен, (веселый шимпанзе).

Исключения:

Слова мужского рода: кофе (напиток), пенальти.

Женского рода: авеню, салями, брокколи, иваси.

 

Дополнение к правилу:

, шампунь,

Слова женского рода: босоножка, мозоль, сандалия, туфля, тапка (тапочка).

(нет слов в русском языке типа: директорша, врачиха, докторша, профессорша, секретарша и т.д.) а также типа: коллега, неженка, наряха, протеже, сирота, ябеда, умница.

Задание 9. Определите смысл следующих фразеологизмов. Подберите к данным фразеологизмам противоположные по смыслу фразеологизмы. Составьте предложения с выделенными фразеологизмами.

Выполнять с помощью фразеологического словаря.

свалиться как снег на голову.

Задание 10. Исправьте предложения. Укажите тип речевой ошибки.

1. В своей работе руководители детских учреждений руководствуются методической литературой. 2.Это оказался искусный алмаз.3. Семье Ивановых представили квартиру в новом доме. 4. Сейчас набирают спортивную команду, лучшие спортсмены поедут в Москву. Правление клуба, в том числе председатель и его заместители, уделяют много внимания вопросам культуры. Горько страдает Тихон, ставший косным виновником гибели Катерины.

литературу

 

 

 

 

 

 

ОШИБКИ В РЕЧИ

 

с

амплуа героя-комика

Он изучает заморские языки

Он изучает иностранные языки

Он чувствовал нетерпимую боль

Он чувствовал нестерпимую боль

 

 

(невежа — невежда, узнать — признать, роспись — подпись);

 

 

Я поселилась жить в городе

Я поселилась в городе

 

 

{главная суть, глубокая бездна);

тавтология

 

 

 

 

 

 

 

 

Нельзя сопоставлять

от лесной лисы);

понятия

(Нужно заготовить корма для животноводства);

алогизм

много общего с «Божественной комедией»

ва

Не следует

состав фразеологизма

(Это вырвалось у него с языка);

контаминация

двусмысленность

адеже ед. числа

— для обозначения части целого;

для обозначения целого;

попить воду

попить воды

, килограмм,

, туфлей,

. падежа ед. числа

как ? когда?)’,

(в чём? на чём?):

беге\

— разговорности;

гулять в саду,

фамилий:

(Блок, Даль);

(Романенко, Громыко, Дурново, Живаго, Косых, Долгих);

(Гусь, Ремень)

, Дюма, Золя);

Александру Блок

книги Стендаль и

Санда

Шевченки

студенту Волку

Попески

Александру Блоку книги Стендаля и Жорж: Санд

картины Шевченко

студенту Волк

Попеску

точного выбора предлога

иметь преимущество над противником;

­тельных, не являющихся однородными членами, в одной падежной форме

Необходимо учитывать разное управление словами, являющимися в предложении

однородными членами

{Закон обсуждался на фабриках, заводах, в организациях.

Мы побывали в театрах, музеях, концертах

­цертах

Однородные члены предложения не могут быть выражены существительными, обозначающими родовые и видовые понятия

­ным оборотом

Определение, выраженное обособленным причастным оборотом, не должно быть

отдалено от определяемого слова

, падеже

Открылось новое кафе-столовая

Сказуемое всегда согласуется с подлежащим, а не с относящимися к последнему уточняющими словами, присоединительными оборотами и пр.

Никто, даже лучшие специалисты, не мог \ поставить правильный диагноз

 

 

 

Отредактируйте текст. Замените слово «говорить» на синонимы, при этом стилистика текста должна сохраниться.

После доклада начались прения. Первым начал говорить слесарь Шутов. Он говорил о графике ремонта. Механик Овсов и диспетчер Петров говорили о плохом использовании производственных мощностей. Другие работники говорили о конкретных мерах по устранению недостатков. В заключении начальник цеха говорил об итогах прений. В принятом постановлении говорилось о мероприятиях по улучшению дисциплины и повышении производительности труда.

Задание 12. Напишите сочинение-рассуждение на тему: « Просторечие или литературный язык. Что сильнее?»

Образец написания:

Напишите сочинение-рассуждение на тему: «Что угрожает современному русскому языку?». (Объем 1,5 страницы)

Введение. Это ответ на поставленный проблемный вопрос.

Русский язык – это почти что живой организм. Он развивается, меняется. Появляются новые слова, а что-то, наоборот, уходит в прошлое.

Как любой живой организм, язык тоже может «болеть» и страдать. Он даже способен погибнуть, исчезнуть с лица земли. Русскому языку такое не грозит, потому что на нем говорят миллионы людей. Но и у него есть свои «болезни».

Основная часть. Привести факты из своего опыта и из опыта классиков литературы.

Ответ. На мой взгляд, основными угрозами русскому языку являются:

вытеснение русского слова фотографиями и рисунками, кадрами телевизионных и рекламных сюжетов;

«вестернизацию» русского языка, засорение его терминами и словесными оборотами иностранного, прежде всего западного, происхождения;

широкое внедрение в русскую речь слов и оборотов жаргонного характера.

Сегодня наиболее популярные среди молодежи журналы максимально заполнены красочными фотографиями и рисунками. Слово на разукрашенных страницах уступило место картинке. Как отмечают многие ученые, занимающиеся данной проблематикой, человек невольно опускается в своем развитии на более раннюю стадию. Когда-то именно речь обеспечила выделение человека из животного мира.

Иллюстрированные журналы и реклама неуклонно ведут к снижению интеллекта и нравственного начала у молодых людей, подавляют в них нечто подлинно человеческое и делают ее удобным объектом для последующего зомбирования.

Например, все больше понятий в русском языке обозначают иностранными словами, обычно английскими. Это новые понятия из сфер бизнеса, компьютеров, современной культуры, развлечений.

Никто не пытается придумать русское обозначение для новых предметов, например, техники. Все, как попугаи, копируют английские названия. А еще заменяют иностранными уже имеющиеся русские слова. Например, не говорят «продлить договор», а «пролонгировать», хотя это одно и то же.

». Все это показывает к нему неуважение.

Еще проблема: сейчас люди употребляют много сленговых и бранных слов. Конечно, они тоже часть языка, но их место «на задах» словаря. А когда все подряд их выкрикивают, язык становится примитивным и грубым.

При этом люди забывают хорошие, добрые, изящные слова и выражения, они забываются и выходят из употребления. Так можно вообще разучиться говорить красиво! Язык теряет свой словарный запас и беднеет.

Вывод. Обобщить весь материал и проанализировать.

Вот такие угрозы я вижу современному русскому языку. Хочется верить, что вместе мы изменим ситуацию к лучшему и предотвратим эти угрозы, а не просто будем говорить о том, что русский язык нужно беречь.

 

Ответить на вопрос письменно.

 

 

 

On Writing — A Memoir of the Craft

 

ON WRITING: A MEMOIR OF THE CRAFT

 

Author’s Note

 

Unless otherwise attributed, all prose examples, both good and evil, were composed by the author.

 

Honesty’s the best policy.

-Miguel de Cervantes

 

Liars prosper.

-Anonymous.First Foreword

 

of Kathi, Tad Bartimus, and Amy Tan.

The group was intended as a one-shot deal-we would play two shows at the American Booksellers Convention, get a few laughs, recapture our misspent youth for three or four hours, then go our separate ways.

riting a little book about writing for a year or more at that time, but had held back because I didn’t trust my own motivations-why did I want to write about writing? What made me think I had anything worth saying?

bout it now, and how it’s done. It’s about the day job; it’s about the language. This book is dedicated to Amy Tan, who told me in a very simple and direct way that it was okay to write it.

Second Foreword

ting are filled with bullshit. Fiction writers, present company included, don’t understand very much about what they do-not why it works when it’s good, not why it doesn’t when it’s bad. I figured the shorter the book, the less the bullshit.

11.Third Foreword

has so many of my novels. And as usual, Chuck, you were divine.

-Steve

o remembers everything about her early years.

she never succeeded in finding him. My mom, Nellie Ruth Pillsbury King, was one of America’s early liberated women, but not by choice.

ories appear like isolated trees . . . the kind that look as if they might like to grab and eat you.

for a through-line. There are no lines-only snapshots, most out of focus.

— 1 —

— 2 —

ut daddy who was proud of driving his convertible with the top up, God knows why).

n I see those hidden-camera sequences where real-life babysitters and nannies just all of a sudden wind up and clout the kids, it’s my days with Eula-Beulah I always think of.

er fart on your face and yell Pow!, The Village Voice holds few terrors.

s the number that sticks in my mind, and quite clearly. Maybe we ran out of eggs. Maybe I cried off. Or maybe Eula-Beulah got scared. I don’t know, but probably it was good that the game ended at seven. Seven eggs is quite a few for a four-year-old.

ulah. When my mother came home from work that day, the babysitter was fast asleep on the couch and little Stevie was locked in the closet, fast asleep with half-digested fried eggs drying in his hair.

— 3 —

s, either. I only know that I was in the bathroom, standing with my bare feet on the heater, watching to see if my brother would fall off the roof or make it back into the bathroom okay. He made it back. He is now fifty-five and living in New Hampshire.

4 —

t.

That makes two of us, Mom.

— 5 —

ating stripes of red and white (this was probably not so far wrong).

n I got the idea that this sort of doctor was called an otiologist.) I didn’t care whether he specialized in ears or assholes. I had a fever of a hundred and four degrees, and each time I swallowed, pain lit up the sides of my face like a jukebox.

rested on it when I lay back down. I should have guessed that something was rotten in Denmark. Who knows, maybe I did.

e ruler in my school pencil-box-and tensed. The ear doctor smiled reassuringly and spoke the lie for which doctors should be immediately jailed (time of incarceration to be doubled when the lie is told to a child):

ved him.

were fine tendrils of yellow pus on it as well.

e assured me that it wouldn’t hurt, and I once more believed him. Not completely, but enough to be quiet while the needle slid into my ear.

I believed that for about five days, and then another taxi came. We went back to the ear doctor’s. I remember the cab driver telling my mother that he was going to pull over and let us out if she couldn’t shut that kid up.

ooked as long as my school ruler. Once more the smile, the approach, the assurance that this time it wouldn’t hurt.

ing.

— 6 —

moned my mother.

head of the table I was lying on (1953 and 1954 were my years for lying on tables), and to me he looked upside down.

I said I could.

u must, but God save me from the otiologist.

— 7 —

fall of the year, if my health was good.

t details were dentals and that a bitch was an extremely tall woman. A son of a bitch was apt to be a basketball player. When you’re six, most of your Bingo balls are still floating around in the drawtank.

d I absolutely loved it.

— 8 —

een ushered into a vast building filled with closed doors and had been given leave to open any I liked. There were more doors than one person could ever open in a life-time, I thought (and still think).

they were there. Ruth, on the other hand, had been left holding the baby when Don ran out. She wanted them to see that he was a talented baby, at least. Four stories. A quarter apiece. That was the first buck I made in this business.

— 9 —

e first time not long after we had moved into our new place. It was summer. It was hot. It was great. We were deep into the green mysteries of this cool new playground when I was struck by an urgent need to move my bowels.

personal moment. I did my business, and took care of the cleanup as my older brother had suggested, carefully wiping my ass with big handfuls of shiny green leaves. These turned out to be poison ivy.

g through the open door as my mother and brother laughed and listened to Peter Tripp’s countdown on the radio and played Crazy Eights.

— 10 —

g the blame was also the reason we both ran the risk of getting killed while implementing his potentially lethal school science project.

This was probably 1958. I was at Center Grammar School;

e magnetism, and you could pick up a lot more iron filings.

he world in its orbit.

Pow! Super!

We each had our part to play in creating the Super Duper Electromagnet. Dave’s part was to build it. My part would be to test it. Little Stevie King, Stratford’s answer to Chuck Yeager.

t in.

Electromagnet for his science project. I, he told me, would get to take the first ride. Wouldn’t that be great?

— 11 —

m in which a guy dressed in an apesuit with a goldfish bowl on his head-Ro-Man, he was called-ran around trying to kill the last survivors of a nuclear war. I felt this was art of quite a high nature.

nd like poetry to me. I loved it all.

nto the wall. See what blows, and how far.

Just an idea.

— 12 —

can remember, the first story I ever submitted for publication. I don’t recall the title, but I was still in the Ro-Man phase of my development, and this particular tale undoubtedly owed a great deal to the killer ape with the goldfish bowl on his head.

lk about your ghosts. Man oh man.

— 13 —

— 14 —

m could take care of her parents in their declining years. Mama was about eighty at that time, obese and hypertensive and mostly blind;

en soared to a hundred and ten in the summer and the foreman gave out salt pills at one and three every afternoon from July to the end of September.

ks died, but she lived in that house until the cancer got her. When she left Durham for the last time-David and his wife Linda cared for her during the final weeks of her final illness I have an idea she was probably more than ready to go.

— 15 —

ogether and make something new under the sun. Your job isn’t to find these ideas but to recognize them when they show up.

concept of counterfeiting Green Stamps and the sight of my mother’s green tongue created it in an instant.

ading stamps.

et a nice Tudor home in Weston for only eleven million, six hundred thousand books of Happy Stamps.

can have her Tudor.

l correct way to submit

   its way. I have never stapled a manuscript since.

— 16 —

young to shave, optimism is a perfectly legitimate response to failure.

By the time I was fourteen (and shaving twice a week

whether I needed to or not) the nail in my wall would no

By the

— 17 —

I didn’t understand about how Dave’s Rag was a little late this month or how we shouldn’t bother Dave, because he was down in the basement, on the Rag.

containing my first published story, was taken by Dave with an old Kodak and developed in his closet darkroom).

aft horror tale by the weekend.

Rag entered its brief golden age.

— 18 —

or seeing if a certain formula would send a plastic rocket into the stratosphere (usually they didn’t even make it over the house). What I cared about most between 1958 and 1966 was movies.

t thirteen I wanted monsters that ate whole cities, radioactive corpses that came out of the ocean and ate surfers, and girls in black bras who looked like trailer trash.

e attention, and did not blink at the wrong moment.

Poepictures.

ed filter and a distorting lens which elongated the face into a huge silent scream.

ized I had forgotten to identify the publishing house. After a half-hour or so of pleasant mulling, I typed the words A V.I.B. BOOK in the upper right corner of my title page. V.I.B. stood for Very Important Book.

e my sudden ascension to previously unsuspected realms of wealth. It all seemed too good to be true.

hose days we called someone who did an idiotic thing a dubber (pronounced dubba if you were from Maine). I had just dubbed up bigtime.

u the facts as I see them.

t in my heart I stayed ashamed. I kept hearing Miss Hisler asking why I wanted to waste my talent, why I wanted to waste my time, why I wanted to write junk.

— 19 —

dike.

y high school career. It also led me to the most useful writing lesson I ever got.

school and show all my friends! They would bust a collective gut!

article, Cow Man’s prize Jersey won a livestock farting contest at Topsham Fair; in another, Old Raw Diehl was fired for sticking the eyeballs of specimen fetal pigs up his nostrils. Humor in the grand Swiftian manner, you see. Pretty sophisticated, eh?

r third class reunion that we start realizing how absurd the whole thing was.

obably doesn’t belong in a smart people’s club. I haven’t trucked much with satire since then.

— 20 —

ing what new shit I’d stepped in.

Do it or die, the G.C.’s eyes suggested. Maybe that was just paranoia, but even now, almost forty years later, I don’t think so.

being haunted by waters, like Norman Maclean in A River Runs Through It, I was as a teenager haunted by newspapers. Still, what could I do? I rechecked the look in the guidance counsellor’s eyes and said I would be delighted to interview for the job.

strative offices of Lisbon High, I felt able to muster a little honesty. I told Mr.

56

Stephen King

He gave me a huge roll of yellow paper on which to type my copy-I think I still have it somewhere-and promised me a wage of half a cent a word. It was the first time someone had promised me wages for writing.

m for Friday, which was when the paper came out. He read the game piece, made two minor corrections, and spiked it. Then he started in on the feature piece with a large black pen.

emember pretty well how it went and how it looked after Gould had combed through it with that black pen of his. Here’s an example:

o personal fouls in his knight-like quest for a record which has eluded Lisbon thinclads since the years of Korea . . .

dn’t English teachers ever do this? It was like the Visible Man Old Raw Diehl had on his desk in the biology room.

I believe he would have subscribed to the notion), more will want to do the former than the latter.

— 21 —

mesurely there would be a book in it, I said.

Rats as big as dogs! Yow!

at a single stroke. It took my breath away, it did. I was rich.

— 22 —

one change of sheets included). Men had landed on the moon, and I had landed on the Dean’s List. Miracles and wonders abounded.

on her afternoon off.

— 23 —

e the words, the language, and the work of our lives.

nderstood what she was doing with her work. I fell because she understood what she was doing with it. I also fell because she was wearing a sexy black dress and silk stockings, the kind that hook with garters.

ation. I don’t want to embarrass any of my old mates from that period, so here is a fictionalized version of what I’m talking about, created from bits of many actual poems:

i close my eyes

in th dark i see

Rodan Rimbaud

in th dark

i swallow th cloth

neliness

crow i am here

raven i am here

ped up and mimeographed in the English Department office on the day of each workshop. Poets read while the rest of us followed along on our copies. Here is one of Tabby’s poems from that fall:

A GRADUAL CANTICLE FOR AUGUSTINE

in the winter

by the sleep-laughter of locusts,

by the dream-blustering of bees,

by the honeyed scent of desert sands

that the wind carries in her womb

into the distant hills, into the houses of Cedar.

The bear has heard a sure promise.

dible; they nourish

more than snow heaped upon silver plates

or ice overflowing golden bowls. Chips of ice

from the mouth of a lover are not always better, Nor a desert dreaming always a mirage.

The rising bear sings a gradual canticle

onquers cities

by a slow cycle. His praise seduces

a passing wind, traveling to the sea

wherein a fish, caught in a careful net,

hears a bear’s song in the cool-scented snow.

e. Such dreams are difficult because they’re inappropriate, but also wonderful in their promise. The poem also suggests that dreams are powerful-the bear’s is strong enough to seduce the wind into bringing his song to a fish caught in a net.

st sure of it.

— 24 —

ke in with an announcement. There were still pole-speakers in those days; when you parked your car you lifted one off and hung it over your window. The manager’s announcement thus rang across the entire parking lot:

S IN LABOR! STEVE KING,

s housekeeping) and Joe was shitting in the wicker seat of the rocker we kept on the porch of our apartment on Sanford Street, they were a treat.

— 25 —

the Seine but some of Bangor’s less appetizing streets, the ones where the police cruisers always seemed to show up at two o’clock on Saturday morning.

ike a complete set of human teeth. It crossed my mind that they would make an interesting necklace, then I scooped them out and tossed them in the trash. My wife has put up with a lot from me over the years, but her sense of humor stretches only so far.

26 —

he floor-man.

. She was dragging a sack of dirty diapers behind her. We both knew Naomi needed THE PINK STUFF, which was what we called liquid amoxicillin. THE PINK STUFF was expensive, and we were broke. I mean stony.

STUFF, but also a nice Sunday-night meal. And I imagine that once the kids were asleep, Tabby and I got friendly.

ashed motel sheets and kept writing one-reel horror movies.

— 27 —

xtra hour or two in every day, but she was stuck with the usual twenty-four. Besides, any amusement value the lion, Ruin, and Redemption) might have had for her at the start wore off in a hurry.

fifty, hell, even sixty. Probably plenty of them.

lot of difference. They don’t have to make speeches. Just believing is usually enough.

— 28 —

men behind them stoned out of their gourds and smelling of burned poppies. Quite a raconteur was my pal Harry.

. . but how?

pants-they were what guys really bought the magazines for. ating a novella I didn’t like and wouldn’t be able to sell. So I threw it away.

— 29 —

shit from a sitting position.

bering what I knew about the two loneliest, most reviled girls in my class-how they looked, how they acted, how they were treated. Very rarely in my career have I explored more distasteful territory.

ling through the halls of Lisbon High like a frightened mouse.

ore Christmas vacation-a dough-faced and freckle-cheeked wraith, scurrying through the halls with her eyes down and her books clasped to her chest.

s and Dylan Klebold, but through Sondra and Dodie I came at last to understand her a little. I pitied her and I pitied her class-mates as well, because I had been one of them once upon a time.

— 30 —

intercom came on and Colleen Sites in the office asked if I was there. I said I was, and she asked me to come to the office. I had a phone call. My wife.

e or Naomi had fallen off the stoop and broken a leg, or I had sold Carrie.

dition to a robust frontlist including books by heavy hitters like Leon Uris and Allen Drury. I was only one small fish in a very busy river.

spaper-but I didn’t believe Carrie would fetch anything near that, assum-ing it sold to paperback at all.

ere pretty good, maybe seven or eight in ten. She asked how much it might bring. I said my best guess would be somewhere between ten and sixty thousand dollars.

Thirty thousand dollars was what I could expect to make in four years of teaching, even with annual salary increases thrown in. It was a lot of money. Probably just pie in the sky, but it was a night for dreaming.

— 31 —

ton Place and Dracula which I called Second Coming. We had moved to a ground-floor apartment back in Bangor, a real pit, but we were in town again, we had a car covered by an actual warranty, and we had a telephone.

he organ on some of the NBC radio soaps and Sunday church shows during the war, she claimed).

apart-ment;

Tabby had packed the kids off to her mother’s for a visit, and I was working on the new book, which I thought of as Vampires in Our Town.

ways, but I couldn’t talk. Bill asked if I was still there, kind of laughing as he said it. He knew I was.

sitting position there in the doorway.

He said he was. I asked him to say the number again, very slowly and very clearly, so I could be sure I hadn’t misunder-stood. He said the number was a four followed by five zeros.

est I could. I got her a hair-dryer.

her by the shoulders. I told her about the paperback sale. She didn’t appear to understand. I told her again. Tabby looked over my shoulder at our shitty little four-room apart-ment, just as I had, and began to cry.

— 32 —

le thing. There’s just enough of me left inside to know that I am globally, perhaps even galacti-cally, fucked up.

indle, and pretty soon the spindle is going to start tossing its platters.

k. I crawl back to bed with my sweaty hair hanging in my eyes. I’ll feel better tomorrow, I think, and then I go away again.

nfected teeth. My eyes have turned into magnifying glasses; the hideously bright morning light com-ing in through the hotel windows is being concentrated by them and will soon set my brains on fire.

or me when the class trip is over.

I say that’s right, I’d been sick.

Yes, I was feeling better. Probably stomach flu, one of those twenty-four-hour bugs.

other.

lunatic-would make booze a regular part of his life.

— 33 —

re for the last of it, staying in the back bedroom of Dave and Linda’s place. I’d been drunk the night before but was only moderately hungover, which was good. One wouldn’t want to be too hungover at the deathbed of one’s mother.

y bound galley of Carrie. Aunt Ethelyn had read it to her aloud a month or so before she died.

ched that she looked like one of those mummies they parade through the streets of Mexico on the Day of the Dead. We took turns hold-ing the cigarette for her, and when it was down to the filter, I put it out.

ew growing longer and longer. Finally there were no more breaths and it was all pause.

— 34 —

ed because of the cold. I gave the eulogy. I think I did a pretty good job, considering how drunk I was.

— 35 —

rator down the sink. If I didn’t, they’d talk to me as I lay in bed until I got up and had another. And another. And one more.

— 36 —

yourself to yourself.

86 I wrote The Tommyknockers, often working until midnight with my heart running at a hundred and thirty beats a minute and cotton swabs stuck up my nose to stem the coke-induced bleeding.

tressed mind could come up with.

of Listerine were disappearing from the bathroom, Tabby asked me if I drank the stuff. I responded with self-righteous hauteur that I most certainly did not. Nor did I. I drank the Scope instead. It was tastier, had that hint of mint.

two weeks to think about it.

grow up. If it came to that.

n a greater risk of alcoholism and addiction than those in some other jobs, but so what? We all look pretty much the same when we’re puking in the gutter.

— 37 —

‘s one novel, Cujo, that I barely remember writing at all. I don’t say that with pride or shame, only with a vague sense of sorrow and loss. I like that book. I wish I could remember enjoying the good parts as I put them down on the page.

n. Nothing had been. It was still all there, still all whole. Once the pipes were thawed out and the electricity was turned back on, everything worked fine.

— 38 —

nverted stable loft at the rear of the house). For six years I sat behind that desk either drunk or wrecked out of my mind, like a ship’s captain in charge of a voyage to nowhere.

o tell you as much as I can about the job. As promised, it won’t take long.

r art. It’s the other way around.

.What Writing Is

valid testing process to isolate it, and all the time it’s been right there, lying out in the open like Mr. Poe’s Purloined Letter. All the arts depend upon telepathy to some degree, but I believe that writing offers the purest dis-tillation.

prejudiced, but even if I am we may as

well stick with writing, since it’s what we came here to think

I’m writing the first draft of this

e Grand Canyon. That’s your little red wagon, as Robert McCammon says in one of his novels.

aven, assuming you can get just the right amount of light on the page and aren’t prone to spilling your coffee or cognac on the sheets.

ask me. I never opened my mouth and you never opened yours. We’re not even in the same year together, let alone the same room . . . except we are together. We’re close.

We’re having a meeting of the minds.

and that I’m not trying to be cute; there is a point to be made.

must not come lightly to the blank page.

I’m not asking you to come reverently or unquestioningly;

al Olympics, and it’s not church. But it’s writing, damn it, not washing the car or putting on eyeliner. If you can take it seriously, we can do business. If you can’t or won’t, it’s time for you to close the book and do something else.

e.

TOOLBOX.Grandpa was a carpenter,

he built houses, stores and banks,

he chain-smoked Camel cigarettes

and hammered nails in planks.

He was level-on-the-level,

shaved even every door,

and voted for Eisenhower

’cause Lincoln won the war.

but there was no mystery about the origins of the toolbox-he made it himself.

able; there was a level with that mystic yellow window in the middle, a drill (the various bits were neatly drawered farther down in the depths), and two screwdrivers. Uncle Oren asked me for a screwdriver.

way you spin a tire iron once you’ve got the lugnuts loose.

ugged Fazza’s toolbox all the way around the house, if all he’d needed was that one screwdriver. He could have carried a screwdriver in the back pocket of his khakis.

e new, remind yourself of its function, and if some are rusty (as they may be if you haven’t done this seriously in awhile), clean them off.

is such a thing as an insalubrious dithyramb or a cozening raconteur, people who haven’t missed a multiple-choice answer in Wilfred Funk’s It Pays to Increase Your Word Power in oh, thirty years or so. For example:

indestruc-tible quality was an inherent attribute of the thing’s form of organization, and pertained to some paleogean cycle of invertebrate evolution utterly beyond our pow-ers of speculation.

another:

In some [of the cups] there was no evidence whatever that anything had been planted; in others, wilted brown stalks gave testimony to some inscrutable depredation.

l like it:

ht among their strange chattels and watched how the ragged flames fled down the wind as if sucked by some maelstrom out there in the void, some vortex in that waste apposite to which man’s transit and his reckonings alike lay abrogate.

ood Meridian

Other writers use smaller, simpler vocabularies. Examples of this hardly seem necessary, but I’ll offer a couple of my favorites, just the same:

He came to the river. The river was there.

the kid doing something nasty under the bleachers.

-Theodore Sturgeon, Some of Your Blood

This is what happened.

-Douglas Fairbairn, Shoot

d to be cruel, and some of them were cold because they had long ago found that one could not be an owner unless one were cold.

-John Steinbeck, The Grapes of Wrath

s, thirty-nine have but one syllable. That leaves eleven, but even that number is decep-tive;

r the words to many of the popular songs I love, either. There’s also stuff you’ll never find in the dictionary, but it’s still vocabulary. Check out the following:

-Tom Wolfe, Bonfire of the Vanities

do it.) Some street-rap gets into the dictionary eventually, but not until it’s safely dead. And I don’t think you’ll ever find Yeggghhh in Webster’s Unabridged.

o use?

And do feel free to take appropriateness into account; as George Carlin once observed, in some company it’s perfectly all right to prick your finger, but very bad form to finger your prick.

— 2 —

rts.

its and sharpening the blade of your saw.

ish advertising man with a proper education can make magazine copy for ribbed condoms sound like the Magna goddam Carta), but it has its own scruffy charm.

ike this, anyway. In that sense I am preaching to the converted. Yet allow me to go on just a little bit further-will you indulge me?

s to the reader’s.

, the words that name, and verbs, the words that act.

need is sum-marized on the front and back endpapers of the book.

— 3 —

hould be sent to bed without supper (or writing-paper, for that matter). Two of my other pet peeves have to do with this most basic level of writing, and I want to get them off my chest before we move along.

perhaps even a quality of majesty. If you find instruction manuals and lawyers’ torts majestic, I guess it does.

udit!

I’m not in love with this because it uses with twice in four words, but at least we’re out of that awful passive voice.

The other piece of advice I want to give you before moving on to the next level of the toolbox is this: The adverb is not your friend.

he/she isn’t expressing himself/herself clearly, that he or she is not getting the point or the picture across.

it’s-GASP!!-too late.

you can avoid it. Just to make sure we all know what we’re talking about, examine these three sentences:

d, and said are verbs of dialogue attribution. Now look at these dubious revisions:

On Writing

rt of prose that might wind up in a party-game. Some writers try to evade the no-adverb rule by shooting the attribution verb full of steroids. The result is familiar to any reader of pulp fiction or paperback originals:

ll grated.

Don’t do these things. Please oh please.

n’t understand me if I don’t.

now how he said it-fast or slowly, happily or sadly. Your man may be floundering in a swamp, and by all means throw him a rope if he is . . . but there’s no need to knock him unconscious with ninety feet of steel cable.

All I ask is that you do as well as you can, and remember that, while to write adverbs is human, to write he said or she said is divine.

— 4 —

titled to his/her opinion, but I don’t believe With a hammer he killed Frank will ever replace He killed Frank with a hammer.)

gers in my hair.

Stephen King

What held me back was the sure and terrible knowl-edge that most of them would take to the task with enthusiasm. Some might actually weep while in the throes of composition.

When composing it’s best not to think too much about where paragraphs begin and end; the trick is to let nature take its course. If you don’t like it later on, fix it then. That’s what rewrite is all about. Now check out the following:

ne shiny black shoe stuck out from under the bed.

ge because I want you to hear it coming out all in one breath, without a pause), the decision not to use the apostrophe where the speaker has dropped a g . . . and all that stuff is just from the top level of the toolbox.

ver consist of a single sentence. It’s not even a very good sen-tence, technically speaking; to make it perfect in the Warriner’s sense, there should be a conjunction (and). Also, what exactly is the purpose of this paragraph?

st, he writes: The boat was thirty feet of sleek white fiberglass with gray trim. Tall masts, the sails tied. Satori painted on the hull in black script edged with gold.

in-ner wind up in bed?

ecause he hears a lot of frags), but it’s also the result of the thousands of hours that writer has spent composing, and the tens of thousands of hours he/she may have spent reading the compositions of others.

to write well. What this means is lots of practice; you have to learn the beat.

— 5 —

ng, you realize. Maybe it’s even thinking. What in hell’s name do I do next?

they still love and pine for; they are trying to bring Frodo and Sam back from the Grey Havens because Tolkien is no longer around to do it for them.

newspaper, on the racks at your local bookstore, and at 141.poetry readings on Open Mike Night. These are folks who somehow understand that although a lesbian may be angry, her breasts will remain breasts.

s and with breasts which fit the image of an age.

hack! they cry indig-nantly. A hack with pretensions! The worst kind! The kind who thinks he can pass for one of us!

se suspicions are used as an excuse not to think. No one can be as intellectually slothful as a really smart person; give smart people half a chance and they will ship their oars and drift . . . dozing to Byzantium, you might say.

can live with that. But before we go on, let me repeat my basic premise: if you’re a bad writer, no one can help you become a good one, or even a competent one. If you’re good and want to be great . . . fuhgeddaboudit.

there you have to furnish an apartment for him to live in. You have to do all the grunt labor, in other words, while the muse sits and smokes cigars and admires his bowling trophies and pretends to ignore you.

He may not be

much to look at, that muse-guy, and he may not be much of

a conversationalist (what I get out of mine is mostly surly

144

Stephen King

ts, unless he’s on duty), but he’s got the inspiration. It’s right that you should do all the work and burn all the mid-night oil, because the guy with the cigar and the little wings has got a bag of magic. There’s stuff in there that can change your life.

Believe me, I know.

— 1 —

If you want to be a writer, you must do two things above all others: read a lot and write a lot. There’s no way around these two things that I’m aware of, no shortcut.

id Miners (which wasn’t the title, but that’s close enough) was an important book in my life as a reader. Almost everyone can remember losing his or her virginity, and most writers can remember the first book he/she put down think-ing:

y reading bad prose-one novel like Asteroid Miners (or Valley of the Dolls, Flowers in the Attic, and The Bridges of Madison County, to name just a few) is worth a semester at a good writing school, even with the superstar guest lecturers thrown in.

riting-of being flattened, in fact-is part of every writer’s necessary formation. You can-not hope to sweep someone else away by the force of your writing until it has been done to you.

experience different styles.

erns. The least of all should be polite society and what it expects. If you intend to write as truthfully as you can, your days as a member of polite society are numbered, anyway.

the glass teat takes too much of it.

n CNN? Oh man, don’t get me started. Jerry-Springer-Dr.-Dre-Judge-Judy-Jerry-Falwell-Donny-and-Marie, I rest my case.

We got Owen a tenor saxophone for Christmas and lessons with Gordon Bowie, one of the local music men. Then we crossed our fin-gers and hoped for the best.

e saxo-phone was simply not for him-God had not given him that particular talent.

to be rehearsal. That’s no good. If there’s no joy in it, it’s just no good. It’s best to go on to some other area, where the deposits of talent may be richer and the fun quotient higher.

ver, consider it hereby granted by yours truly.

t works and what just lies there dying (or dead) on the page. The more you read, the less apt you are to make a fool of yourself with your pen or word processor.

— 2 —

Joyce (still in despair, still sprawled facedown on his desk):

At the other end of the spectrum, there are writers like

Anthony Trollope. He wrote humongous novels (Can You For-give

Her? is a fair enough example; for modern audiences it

d

them out with amazing regularity. His day job was as a clerk

in the British Postal Department (the red public mailboxes all

151

On Writing

ave written a good deal more.

, but I am also, believe me, hon-estly curious. If God gives you something you can do, why in God’s name wouldn’t you do it?

s. Evenings are for reading, family, Red Sox games on TV, and any revisions that just cannot wait. Basi-cally, mornings are my prime writing time.

have to, but I like it best when it’s fresh and almost too hot to handle.

leeping. For me, not working is the real work. When I’m writing, it’s all the playground, and the worst three hours I ever spent there were still pretty damned good.

ake on an odd foreign feel, like a dispatch from the Romanian Department of Public Affairs, or something broad-cast on high-band shortwave during a period of severe sunspot activity.

o the stability of my health and my home life.

— 3 —

willing to shut. The closed door is your way of telling the world and yourself that you mean business; you have made a serious commitment to write and intend to walk the walk as well as talk the talk.

s to close you in and keep you focused on the job at hand.

e knows where you’re going to be every day from nine ’til noon or seven ’til three. If he does know, I assure you that sooner or later he’ll start showing up, chomping his cigar and making his magic.

— 4 —

big answer: Anything you damn well want.

Anything at all . . . as long as you tell the truth.

on would be a pretty seedy place. It might not even exist at all.

lt with a love of the night and the unquiet coffin, that’s all. If you disapprove, I can only shrug my shoulders. It’s what I have.

Grisham, Clancy, Crichton, and myself-among others-

are paid these large sums of money because we are selling

uncommonly large numbers of books to uncommonly large

59

On Writing

t. This idea is ridiculous, a product of vanity and insecurity.

to become more invested in the story. I’d argue that it’s impossible to make this sort of connection in a premeditated way, gauging the market like a racetrack tout with a hot tip.

ng) imitations.

terrific read. What you need to remember is that there’s a difference between lecturing about what you know and using it to enrich the story. The latter is good. The former is not.

ral dilemma in which the young lawyer finds himself: working for the mob is bad, no argument there, but the frocking pay is great! You can drive a Beemer, and that’s just for openers!

ives?

rt. He told the truth of what he knew, and for that if nothing else, he deserves every buck The Firm made.

ness and inability to do anything other than get right to the point.

in space is not such a bad setup for a story.

— 5 —

alogue, which brings characters to life through their speech.

grow (and to transcribe them, of course). If you can see things this way (or at least try to), we can work together comfortably. If, on the other hand, you decide I’m crazy, that’s fine. You won’t be the first.

The New

small; a seashell. Sometimes it’s enormous, a Tyrannosaurus Rex with all those gigantic ribs and grinning teeth. Either way, short story or thousand-page whopper of a novel, the techniques of excavation remain basically the same.

msy, mechanical, anticreative. Plot is, I think, the good writer’s last resort and the dullard’s first choice. The story which results from it is apt to feel artificial and labored.

ewhere, but can remember most of what I wrote down:

e a really excellent story, one that might turn out funny and satiric as well as scary. I thought it was just too rich not to write.

lly; the only problem is that, once I get jazzed, I can’t keep up with the lines forming in my head and I get frazzled.

ften we are given information we really could have done without.

t, it will turn your mind to something more interesting than Developing the Plot.

or Heroine declares her love. These gadgets apparently sold like hotcakes.)

nded to sacrifice her beloved pig, Misery, to this project. Misery’s Return would, she’d say, consist of but one copy: a holo-graphic manuscript bound in pigskin!

nths later for the sur-prise ending.

eaten the tasty parts.

were organic, each arising naturally from the initial situation, each an uncovered part of the fossil. And I’m writing all this with a smile. As sick with drugs and alcohol as I was much of the time, I had such fun with that one.

s were pre-meditated. The history of TR-90 and the story of what wid-owed writer Mike Noonan’s wife was really up to during the last summer of her life arose spontaneously-all those details were parts of the fossil, in other words.

on renders the whole question of plot moot, which is fine with me. The most interesting situ-ations can usually be expressed as a What-if question:

What if vampires invaded a small New England village?

(‘Salem’s Lot)

other and her son became trapped in their stalled car by a rabid dog? (Cujo)

erence between story and plot. Story is honorable and trustworthy; plot is shifty, and best kept under house arrest.

w, won’t we?

in-is up to you. In any case, it’s not the situation. What follows is the situation.

this house and why she has the afternoon off are things the story will tell you and which will look neatly plotted if you come up with good reasons (perhaps the house belongs to her parents; perhaps she’s house-sitting; perhaps another thing entirely).

, even in jail. She must get up, must run, but she can’t move . . .

nd sweep of things, never down in the jungles of actual composition, where you must take your objective one bloody word at a time. If you begin to lie about what you know and feel while you’re down there, everything falls down.

of it you are able to retrieve from the ground intact.

— 6 —

t. It’s not just a question of how-to, you see; it’s also a question of how much to. Reading will help you answer how much, and only reams of writing will help you with the how. You can learn only by doing.

collect a lot of rejection slips and perhaps explore a career in the fascinating world of telemarketing.

out of ten, the zipper running up the monster’s back.

esome adverbs.

t easier to accomplish the more you attempt it.

b) the sawdust on the floor; (c) the funky cartoon caricatures on the walls; (d) the smells of cooking steak and fish.

ry. It will not behoove me (or you) to wander off into thickets of description just because it would be easy to do. We have other fish (and steak) to fry.

Bearing that in mind, here’s a sample bit of narration which takes a character into Palm Too:

pulled up in front of Palm Too at quarter to four on a bright summer afternoon. Billy paid the driver, stepped out onto the sidewalk, and took a quick look around for Martin. Not in sight. Satisfied, Billy went inside.

ities you couldn’t quite recognize-still gambolled all the way to the ceiling. The air was redolent of steak and fried onions. All of it the same as it ever was.

. It’s like a photo-graph. The smell of fish is the only thing not here, and that’s because the smell of the onions was stronger.

ot being paid to do is be self-indulgent.

about Palm Too. Both

are okay, but I like the figurative stuff. The use of simile and

other figurative language is one of the chief delights of fic-tion-

reading it and writing it, as well. When it’s on target,

eting an old

friend in a crowd of strangers does. By comparing two seem-ingly

unrelated objects-a restaurant bar and a cave, a mir-ror

and a mirage-we are sometimes able to see an old thing

in a new and vivid way.* Even if the result is mere clarity

178

ephen King

r in a kind of miracle. Maybe that’s drawing it a little strong, but yeah-it’s what I believe.

ther. If a writer knows what he or she is doing, I’ll go along for the ride. If he or she doesn’t . . . well, I’m in my fifties now, and there are a lot of books out there. I don’t have time to waste with the poorly written ones.

y was a hot ticket, Bob fought like a tiger . . . don’t waste my time (or anyone’s) with such chestnuts. It makes you look either lazy or ignorant. Neither description will do your rep-utation as a writer much good.

te chickens, red wheelbarrow, the plums that were in the ice box, so sweet and so cold).

nd then to get on with your story.

— 7 —

hat they’re like, and talk is sneaky: what people say often conveys their character to oth-ers in ways of which they-the speakers-are completely unaware.

ol, never even went much to school, but you can convey the same thing, and much more vividly, by his speech . . . and one of the cardinal rules of good fiction is never tell us a thing if you can show us, instead:

Stephen King

eir deathbeds:

are of someone who is composing in a language other than his or her native tongue.

aim, but probably to be shot in the woods.

ailure here tends to reinforce my idea that writing good dialogue is art as well as craft.

ge from Elmore Leonard’s novel Be Cool. You might compare it to the Lovecraft and Katzenbach passages above, noting first of all that here we’ve got an honest-to-God exchange going on, and not a stilted soliloquy:

ell that’s what happened before I got a

ractice; the art comes from a creative imagination which is working hard and having fun.

is mother and said that his little sister just defecated in the tub. I suppose he might say pushed or went woowoo, but took a shit is, I fear, very much in the ballpark (little pitchers have big ears, after all).

k-ing about the Legion of Decency, you are breaking the unspoken contract that exists between writer and reader-your promise to express the truth of how people act and talk through the medium of a made-up story.

ey see . . . or to at least shut up about what you do see that’s different. They are agents of the status quo. Not necessarily bad guys, but dangerous guys if you happen to believe in intellectual freedom.

garity becomes poetry:

On Writing

e it speaks to the converse: that one can be quite admirably graphic without resorting to vulgarity or profanity at all:

er/slave. Just a couple of high-end biological machines preparing to hot-dock with cable modems and access each other’s front-end processors.

they say shit more often than sugar when they bang their thumbs, but I’ve made my peace with that. Was never much at war with it in the first place, as a matter of fact.

he page and in the ear. If you expect it to ring true, then you must talk yourself. Even more important, you must shut up and listen to others talk.

— 8 —

u no good as a writer unless you’re willing to dump it into a story at some point.

arac-ter study; I think that in the end, the story should always be the boss. Hey, if you want a character study, buy a biography or get season tickets to your local college’s theater-lab pro-ductions. You’ll get all the character you can stand.

can bring this attitude into your fiction, you may not find it easier to create brilliant characters, but it will be harder for you to create the sort of one-dimensional dopes that populate so much pop fiction.

at all. In fact, it was sort of fun. I think being Paul was harder. He was sane, I’m sane, no four days at Disneyland there.

e only way he can save the world, in other words-is by putting a bullet in Stillson’s head. Johnny is different from other violent, paranoid mystics in only one way: he really can see the future. Only don’t they all say that?

does see through him would, I thought, put the reader even more firmly in Johnny’s corner.

reader’s friend.

and smiling-Mr. Jes’ Folks-until he’s positive no one’s home at the farm. Then he sprays teargas into the dog’s eyes and kicks it to death.

racters will come to life and start doing stuff on their own. I know that sounds a little creepy if you haven’t actually experienced it, but it’s terrific fun when it happens. And it will solve a lot of your problems, believe me.

— 9 —

t all boil down to seeing or hearing clearly and then transcribing what you see or hear with equal clarity (and without using a lot of tiresome, unnecessary adverbs).

(we’ll touch on these last two), and a dozen other topics, all of which are covered-sometimes at exhausting length-in writing courses and standard writing texts.

away from those classes feeling like a stupidnik, you may even now be backing off with your hands raised protectively in front of you, shaking your head and saying gee, no thanks, I gave at the office.

197

On Writing

in your new discovery. That’s if it’s there. If it isn’t, so what? You’ve still got the story itself, don’t you?

ay a jeweler would cut a precious or semi-precious stone.

was blood at all three crucial points of the story:

s our stock-in-trade, you might say. Still, the blood in Car-rie seemed more than just splatter to me. It seemed to mean something. That meaning wasn’t consciously created, how-ever.

While writing Carrie I never once stopped to think:

at those things are really in our genes and DNA patterns, but we use the one to summarize the other.

just another kind of figurative language.

l profundity. None of the bells and whistles are about story, all right? Only story is about story. (Are you tired of hearing that yet? I hope not, ’cause I’m not even close to getting tired of saying it.)

it over), you’ll see if symbolism, or the potential for it, exists. If it doesn’t, leave well enough alone. If it does, however-if it’s clearly a part of the fossil you’re working to unearth-go for it. Enhance it. You’re a monkey if you don’t.

— 10 —

‘s it all about, Alfie?

e of them, anyway-is to make that something even more clear. This may necessitate some big changes and revisions. The benefits to you and your reader will be clearer focus and a more unified story. It hardly ever fails.

ished the first draft about sixteen months after I started it. The Stand took an especially long time because it nearly died going into the third turn and heading for home.

rst concerned itself with Fran Goldsmith, a pregnant college girl from Maine, and wood, a rock-and-roll singer in New York, before going back first to Fran, then to Stu Redman again.

race and utterly destroying our technology-based culture.

cre-ative jam. I spent those walks being bored and thinking about my gigantic boondoggle of a manuscript.

ld say-in a single bright flash. I ran home and jotted it down on paper, the only time I’ve done such a thing, because I was ter-rified of forgetting.

too-good-to-be-true unbelief. Too good or not, I knew it was true at the moment of revelation: that bomb in Nick Andros’s closet was going to solve all my narrative problems. It did, too. The rest of the book ran itself off in nine weeks.

tand. I suppose I thought such things were for Better Minds and Bigger Thinkers. I’m not sure I would have gotten to it as soon as I did, had I not been des-perate to save my story.

g like a magnifying glass.

usually not too hard to find, either.

gain and again about the fundamental differences between children and adults, and about the healing power of the human imagination.

a writer, and a lover. They are questions that occupy my mind when I turn out the lights for the night and I’m alone with myself, looking up into the darkness with one hand tucked beneath the pillow.

Ani-mal Farm the story idea may indeed have come first; if I see Orwell in the afterlife, I mean to ask him).

to rob your work (and eventu-ally your readers) of the vision that makes each tale you write uniquely your own.

— 11 —

polish (with the advent of word-processing technology, my polishes have become closer to a third draft).

th it open.

can keep up with my original enthusiasm and at the same time outrun the self-doubt that’s always waiting to settle in.

things do mean something (or will, when you get a chance to look at the forest instead of the trees). Either way, the first draft is the wrong place to think about it.

s while you chase your dream-then this is the time to give up the goods . . . if, that is, your first reader or readers will promise not to talk to you about the book until you are ready to talk to them about it.

d a dozen times or more to take it out, if only to re-read some passage that seems par-ticularly fine in your memory, something you’d like to go back to so you can re-experience what a really excellent writer you are.

he whole book over right then? Get back to work on it! Hell, you’re ready! You’re fuckin Shakespeare!

You’re not, though, and you’re not ready to go back to the

old project until you’ve gotten so involved in a new one (or

fe) that you’ve almost for-gotten

the unreal estate that took up three hours of your every morning or afternoon for a period of three or five or seven months.

and, and a legal pad by your side. Then read your manu-script over.

ing cere-mony, that he had neglected to put any men’s rooms in his prototypical skyscraper. Probably not true, but remember this: someone really did design the Titanic and then label it unsinkable.

ils if I don’t remember them.

g all my little anal-retentive revisions, it’s time to open the door and show what I’ve written to four or five close friends who have indi-cated a willingness to look.

n she catches me in a goof, I know it, and thank God I’ve got someone around who’ll tell me my fly’s unzipped before I go out in public that way.

e entire edition consists of a half-dozen Xerox copies?

it, same deal-it’s a wash, and tie goes to the writer.

spared me that embarrassment.

istic given what we know about him, the novel’s conclusion seems abrupt and arbitrary), you’ve got a problem and you better do some-thing about it.

y feel that way, why bother to publish at all? Just finish your books and then pop them in a safe-deposit box, as J. D. Salinger is reputed to have been doing in his later years.

ead fifteen years, but the majority of us aren’t in that position). And if what you hear makes sense, then make the changes. You can’t let the whole world into your story, but you can let in the ones that matter the most. And you should.

ress as an audience would while you’re still working. This is perhaps the best way of all to make sure you stick to story, a way of playing to the audience even while there’s no audience there and you’re totally in charge.

hands up, waving in the air.

nd the light of the world shines in.

— 12 —

Ideal Reader is also the best way for you to gauge whether or not your story is paced correctly and if you’ve handled the back story in satisfactory fashion.

f them ascribe these books’ unex-pected success to unpredictable and deplorable lapses into good taste on the part of the reading public.

n this place or that? That you’ve underexplained a certain situ-ation . . . or overexplained it, which is one of my chronic fail-ings? That you forgot to resolve some important plot point?

y read your manuscript-you should ask your questions out loud. Also, needy or not, you might want to watch and see when your I.R. puts your manuscript down to do something else. What scene was he or she reading? What was so easy to put down?

when it breaks your egocentric little scribbler’s heart, kill your darlings).

of my senior year at Lisbon High-1966, this would’ve been-I got a scribbled comment that changed the way I rewrote my fiction once and forever. Jotted below the machine-generated signature of the editor was this mot:

for length. Formula:

. That commu-niqu(c) almost stopped my heart. Playboy paid two thousand dollars and up for short stories, and two grand was a quarter of what my mother made each year in her housekeeping job at Pineland Training Center.

t of judicious cutting is immediate and often amazing-literary Viagra. You’ll feel it and your I.R. will, too.

d establish motivation. I think it’s important to get the back story in as quickly as possible, but it’s also important to do it with some grace. As an example of what’s not graceful, consider this line of dialogue:

On Writing

d to Doris as she entered the room.

Now, it may be important to the story that Tom and Doris are divorced, but there has to be a better way to do it than the above, which is about as graceful as an axe-murder. Here is one suggestion:

His voice sounded natural enough-to his own ears, at least-but the fingers of his right hand crept to the place where his wedding ring had been until six months ago.

out speed, as I’ve already tried to point out. And if you think it’s all about information, you ought to give up fiction and get a job writing instruction manuals-Dilbert’s cubicle awaits.

ce chief.

ne, dead even with the writer. I’m an A-to-Z man; serve me the appetizer first and give me dessert if I eat my veggies.

Harry Potter stories, is the current champ when it comes to back story. You could do worse than read these, noting how effortlessly each new book recaps what has gone before. (Also, the Harry Potter novels are just fun, pure story from beginning to end.)

carefully about the past events that cast a light on your characters’ present behavior.

Ouch. Game, set, and match. Like most good I.R.s, Tabby can be ruthless when she’s right.

life stories are best received in bars, and only then an hour or so before closing time, and if you are buying.

— 13 —

g bacteria, the sewer system of New York, or the I.Q. potential of collie pups, but your readers are probably going to care a lot more about your characters and your story.

ique places where a fellow still comes out, pumps your gas, and asks how you’re doing and who you like in the NCAA tournament. I told this one I was doing fine and liked Duke in the tour-nament.

mps. By the time I got back on the turnpike again, I had two things: a wet ass from my fall behind the Mobil station, and a great idea for a story.

ty.

re were a few minor problems-the fact that I knew absolutely zilch about the Pennsylvania State Police, for one thing-but I didn’t let any of that bother me. I simply made up all the stuff I didn’t know.

hat, I should be able to correct the worst of my howlers and add some really nice detail-work.

ber that you are writing a novel, not a research paper. The story always comes first. I think that even James Michener and Arthur Hailey would have agreed with that.

— 14 —

e stoop, so as not to disturb the creative trance of the cabin’s occupant. One room of each cabin is the writing room. In the other is a cot for that all-important afternoon nap . . . or, perhaps, for a revivifying bounce with one of the other attendees.

the colony attendees are read aloud and then critiqued.

ght just be, I don’t know, kind of like, my sense of it is, maybe in the wrong fucking class.

or its nar-rative sense; these comments are just wind, offering no factual input at all.

ear in your mind. Too many writing classes make Wait a minute, explain what you meant by that a kind of bylaw.

In all fairness, I must admit to a certain prejudice here:

She could not explain just why this had to be, but we all kind of felt it: th m’n, yeah, dig it, sister.

Malls, read John D. MacDonald paperbacks, and watch afternoon soap operas.

re one? God, I hope not.

interested in com-memorative ing-cards. And if you don’t like it, it’s a case of tough titty said the kitty, ’cause that’s just the way things are. Americans are a lot more interested in TV quiz shows than in the short fic-tion of Raymond Carver.

ories that killed him.

Faulkner learned

y go right ahead. You might not learn The Magic Secrets of Writing (there aren’t any-bummer, huh?), but it would certainly be a grand time, and grand times are something I’m always in favor of.

— 15 —

just one big, happy, incestuously closed family.

or newcomers like me.

l way, an agent would solve all my problems.

n audience, I had little to steal.

lso find the most sal-able lengths and the names of editorial staffs.

us face it, just a thumb-nail. Submitting stories without first reading the market is like playing darts in a dark room-you might hit the target every now and then, but you don’t deserve to.

e age of forty, I believe, all three will be pub-lishing regularly (and probably one will have a drinking problem).

them and becoming published writers are similar enough for me to feel comfortable about putting them together. I also feel that other beginning writers-you, for instance, dear Reader-could do worse than follow in Frank’s footsteps.

the rent, won’t even buy a week’s worth of groceries for Frank and his wife, but it’s a validation of his ambition, and that-any newly published writer would agree, I think-is price-less:

. It is a credit, a small snowball which Frank will now begin rolling downhill, hoping to turn it into a snow-boulder by the time it gets to the bottom.

Six months later, Frank sells another story to a magazine

rd; proposed pay-ment

   Still, it’s another credit. Frank signs the

   acceptance form (loving that line beneath the blank for his

   signature almost to death-PROPRIETOR OF THE WORK, by God!)

   and sends it back the following day.

   Tragedy strikes a month later. It comes in the form of a

   form letter, the salutation of which reads Dear Lodgepine

   Review Contributor. Frank reads it with a sinking heart. A

iew has gone to that

   great writer’s workshop in the sky. The forthcoming summer

   issue will be the last. Frank’s story, unfortunately, was slated

   for fall. The letter closes by wishing Frank good luck in plac-ing

nd corner, some-one

   has scribbled four words: AWFULLY SORRY about this.

   Frank is AWFULLY SORRY, too (after getting loaded on cheap

   wine and waking up with cheap wine hangovers, he and his

   wife are SORRIER STILL), but his disappointment doesn’t prevent

   him from getting his almost-published short story right back

   into circulation. At this point he has half a dozen of them

   making the rounds. He keeps a careful record of where they

   have been and what sort of response they got during their

stop. He also keeps track of magazines where he

   has established some sort of personal contact, even if that

   contact consists of nothing but two scribbled lines and a cof-fee-

   stain.

   A month after the bad news about Lodgepine Review,

ery good news; it arrives in a letter from a

   man he’s never heard of. This fellow is the editor of a brand-new

   little magazine called Jackdaw. He is now soliciting sto-ries

   for the first issue, and an old school friend of his-editor

unct Lodgepine Review, as a matter of

   fact-mentioned Frank’s cancelled story. If Frank hasn’t

   placed it, the Jackdaw editor would certainly like a look. No

   promises, but . . .

   Frank doesn’t need promises; like most beginning writers,

little encouragement and an unlimited sup-ply

   of take-out pizza. He mails the story off with a letter of

   thanks (and a letter of thanks to the ex-Lodgepine editor, of

w. The Old Boy Network, which

   plays as large a part in publishing as it does in many other

   white-collar/pink-collar businesses, has triumphed again.

   Frank’s pay for this story is fifteen dollars, ten contributor’s

it.

   In the next year, Frank lands a job teaching high school

   English. Although he finds it extremely difficult to teach lit-erature

   and correct student themes in the daytime and then

   work on his own stuff at night, he continues to do so, writing

hort stories and getting them into circulation, collect-ing

s also picked up a second job, writing book and film

   reviews for a newspaper in a nearby city. He’s a busy, busy

   boy. Nevertheless, in the back of his mind, he has begun to

   think about writing a novel.

young

   writer who’s just beginning to submit his or her fiction to

   remember, Frank pauses only a few seconds before replying,

Say what?

ief cover-letter on top of the script, telling the editor where you’ve published other stories and just a line or two on what this one’s about. And you should close by thanking him for the reading.

That’s especially important.

hing that was a little less nuts-and-bolts.

Something in his tone makes me think he believes

far his biggest paycheck for a story. He has begun work on his novel, and when it’s finished-in the early spring of 2001, he esti-mates-a reputable young agent named Richard Chams (also a pseudonym) has agreed to handle it for him.

f agents in Writer’s Market, Frank wrote an even dozen letters, each exactly the same except for the salutation. Here is the template:

June 19, 1999

Dear :

mmer 1997 ($15 plus copies)

Review,Winter 1998-1999 ($70 plus copies)

arjorie, and I teach school).

s or so are in pretty good shape, and I’d also be delighted to show you these.

Please be in touch and tell me if you’d like to see some of my material. In the meantime, thank you for taking the time to read my letter.

Sincerely yours,

ly nobody in the publishing business-has not a single per-sonal contact.

of published short stories, and a fairly substantial one. No big money, but the magazines were reputable. Third, there was the prize-winner. Frank thinks that may have been key. I don’t know if it was or not, but it certainly didn’t hurt.

t, calling himself or herself a literary agent-it isn’t as if you have to pass a bar exam, or anything.

least get a sem-blance of your money’s worth.

— 16 —

ting life which I can discuss with at least some confidence. I must tell you, though, that confidence dur-ing the actual writing of this book was a commodity in remarkably short supply. What I was long on was physical pain and self-doubt.

hanger, as they say. I’ll tell you about it presently. For now, just please know that I did the best I could.

you can do it for joy, you can do it forever.

en we were kids. Writing is not life, but I think that sometimes it can be a way back to life. That was something I found out in the summer of 1999, when a man driving a blue van almost killed me.

ON LIVING:

A POSTSCRIPT.- 1 —

onths that we’d all been under the same roof. As an extra bonus, our first grandchild was in the house, three months old and happily jerking at a helium balloon tied to his foot.

time to get my walk in before packing everybody up for the trip.

iddle of it is a main road), I stepped into the woods and urinated. It was two months before I was able to take another leak standing up.

late and the back windows are dirty. I register these things with no thought that I have been in an accident, or of anything else. It’s a snapshot, that’s all. I’m not thinking; my head has been swopped clean.

ge, the man who hit me with his van. Smith has got quite the driving record; he has racked up nearly a dozen vehicle-related offenses.

now, as I write this.

— 2 —

Smith sees I’m awake and tells me help is on the way. He speaks calmly, even cheerily. His look, as he sits on his rock with his cane drawn across his lap, is one of pleasant commis-eration:

I have nearly been killed by a character right out of one of my own novels. It’s almost funny.

they’re moving but really aren’t.

daughter sometimes stays. Hell, I could give him my Social Security number, if he asked. I’ve got all my numbers. It’s just everything else that’s gone.

dding ring is still on the third finger of my left-the original two-ring set cost me $15.95 at Day’s Jewelers in Bangor. That first ring only cost eight bucks, in other words, but it seems to have worked.

aved my life by administering the correct on-scene medical aid and then getting me to the hospital at a speed of roughly one hundred and ten miles an hour, over patched and bumpy back roads.

I can’t. All at once it’s very tough to breathe.

while, it’s getting even harder to breathe. I gesture at someone, or try to, and a face bends upside down into my field of vision.

hin, leaky breathing: shloop-shloop-shloop.

ified and echoey, like the clapping of giant hands.

s you by your first name, everyone is your pal.

guy. That was a long time ago.

ough, there is darkness.

— 3 —

ibs were broken. My right collarbone held, but the flesh above it was stripped raw. The laceration in my scalp took twenty or thirty stitches.

Yeah, on the whole I’d say Bryan Smith was a tad conser-vative.

— 4 —

ut on probation for a year with restrictions on other motor vehicles, such as snowmobiles and ATVs. It is conceivable that Bryan Smith could be legally back on the road in the fall or winter of 2001.

— 5 —

in-care.

urself that you’ve been lucky, most incredibly lucky, and usually that works because it’s true. Sometimes it doesn’t work, that’s all. Then you cry.

breath to do so. On our third day in the down-stairs hall, I told Alice that her slip was showing.

ll this, something else happened. On July twenty-fourth, five weeks after Bryan Smith hit me with his Dodge van, I began to write again.

— 6 —

fun as it had ever been, but every word of the nonfiction book was a kind of torture. It was the first book I had put aside uncompleted since The Stand, and On Writing spent a lot longer in the desk drawer.

et?

others, Time Has Come Today. It’s possible for me to disobey that voice, but very difficult to disbelieve it.

r from time to time, because it ing the tiebreaking vote when you just can’t decide what you should do next.

ttle while, Steve, give it a rest. When I told her on that July morning that I thought I’d bet-ter go back to work, I expected a lecture. Instead, she asked me where I wanted to set up. I told her I didn’t know, hadn’t even thought about it.

nt back to work, the tempera-ture outside was ninety-five. It wasn’t much cooler in the back hall.

er of the desk was a framed picture of our younger son, which she had taken earlier that summer.

So is she.

her intuitive understanding that yes, it was time, I’m not sure either of us would ever have found that out for sure.

a kind of stubborn determination and the hope that things would get better if I kept at it.

undry room of a rented trailer. The back hall of our house in Bangor resembled it enough to make me feel almost as if I’d come full circle.

hem. There was no sense of exhilaration, no buzz-not that day-but there was a sense of accomplish-ment that was almost as good. I’d gotten going, there was that much. The scariest moment is always just before you start.

er.

— 7 —

Dr. David Brown’s skill and my wife’s loving care did that-but it has continued to do what it always has done: it makes my life a brighter and more pleasant place.

fe as any other creative art. The water is free. So drink. Drink and be filled up.

And Furthermore, Part I:

Door Shut, Door Open

I feel free to do with the door shut-it’s the story undressed, standing up in nothing but its socks and under-shorts. I suggest that you look at it closely before going on to the edited version.

The Hotel Story

had decided to throw up another road-block or two between Mike and room 1408, that wasn’t 271.all bad; it would simply add to the story when he finally told it.

mmary.

r evening wear. It was business as usual at the Hotel Dol-phin. There was help for everyone except poor Mr.

offer the proper ominous tone the read-ers of his books seemed to crave-it was to be One Final Warning-but that wasn’t all. Mike Enslin hadn’t been sure until now, in spite of all the backing and fill-ing; now he was. Ostermeyer wasn’t playing a part.

rmeyer was really afraid of room 1408, and what might happen to Mike there tonight.

he desk, next to a humidor. And next to the humidor were Mike Enslin’s last three books. Paperback editions, of course; there had been no hard-backs. Yet he did quite well. Mine host has been doing a little research of his own, Mike thought.

ossed his legs, then leaned forward over his tidy little belly to touch the humidor.

hat Ostermeyer was looking at. Then he remembered, laughed, took it down, looked at it him-self, then looked back at Ostermeyer.

consolate quality of his lobby-sigh. Yes, it was the room, Mike reckoned. His room.

Even this afternoon, when Mike had come accompa-nied

by Robertson, the lawyer, Ostermeyer had seemed

less flustered once they were in here. At the time Mike

was partly because they were no longer

drawing stares from the passing public, partly because

Ostermeyer had given up. Now he knew better. It was

the room. And why not? It was a room with good pic-tures

on the walls, a good rug on the floor, and good

rs-although not Cuban-in the humidor. A lot of

managers had no doubt conducted a lot of business in

here since October of 1910; in its own way it was as

New York as the blonde woman in her black off-the-shoulder

-lated

promise of sleek sex in the small hours of the

morning-New York sex. Mike himself was from

Omaha, although he hadn’t been back there in a lot of years.

On Writing

275.276

Stephen King

Once these changes are incorporated into my document, I’m ready to open the door and face the world.

The Hotel Story

By Stephen King

e overstuffed lobby chairs. Mike’s heart sank a little. Maybe should have brought the damned lawyer along again, after all, he thought.

Well, too late now. And even if Ostermeyer had

decided to throw up another roadblock or two

that wasn’t all bad; it would simply add to the story when he finally told it.

Ostermeyer saw him, got up, and was crossing

the room with one pudgy hand held out as Mike left

the revolving door. The Dolphin was on Sixty-first

Fifth Avenue; small

but smart. A man and woman dressed in evening

clothes passed Mike as he reached out and took

Ostermeyer’s hand, switching his small overnight.277

On Writing

case to his left hand in order to do it. The woman

k, of course, and the

light, flowery smell of her perfume seemed to sum-marize

New York. On the mezzanine level, someone

underline the summary.

Ostermeyer looked pained. For a moment he

glanced around the small, smart lobby, as if for

e was help for everyone except poor Mr.

Ostermeyer, who had fallen into the writer’s

clutches.

re tonight.

ke thought Ostermeyer was

The hotel manager had seemed tentative in the

ressed, almost beaten. In his oak-pan-eled

office, with the pictures of the hotel on the

walls (the Dolphin had opened in October of

1910-Mike might publish without the benefit of

termeyer seemed to gain assur-ance again. There was a Persian carpet on the floor.

last three books. Paperback editions, of course; there had been no hardbacks. Yet he did quite well. Mine host has been doing a lit-tle research of his own, Mike thought.

the humidor.

Ostermeyer’s eyes shifted to the cigarette behind

Mike’s right ear-parked there on a jaunty jut the

way an oldtime wisecracking New York reporter

ight have parked his next smoke just below his

fedora with the PRESS tag stuck in the band. The cigarette

had become so much a part of him that for a

moment Mike honestly didn’t know what Oster-meyer

was looking at. Then he remembered,

n, looked at it himself, then

looked back at Ostermeyer.

quit shortly after he died. The cigarette behind the

281

On Writing

affectation, part super-stition,

I guess. Kind of like the ones you some-times

see on people’s desks or walls, mounted in a

Mr. Ostermeyer sighed again, unamused, but

onsolate quality of his lobby-sigh. Yes, it was the room, Mike reckoned.

His room. Even this afternoon, when Mike had

come accompanied by Robertson, the lawyer,

Ostermeyer had seemed less flustered once they

s

partly because they were no longer drawing stares

from the passing public, partly because Oster-meyer

had given up. Now he knew better. It was

the room. And why not? It was a room with good

pictures on the walls, a good rug on the floor, and

although not Cuban-in the humi-.282

Stephen King

dor. A lot of managers had no doubt conducted a

lot of business in here since October of 1910; in its

own way it was as New York as the blonde woman

in her black off-the-shoulder dress, her smell of

and her unarticulated promise of sleek

sex in the small hours of the morning-New York

sex. Mike himself was from Omaha, although he

hadn’t been back there in a lot of years.

er asked.

satisfy the formula stated earlier: 2nd Draft = 1st Draft — 10%.

I have keyed a few changes for brief explanation:

t was probably going to be part of an audio collection. I would read the stories myself, and didn’t want to sit there in the little recording booth, saying Ostermeyer, Ostermeyer, Ostermeyer all day long. So I changed it.

thinking for him here. Since most readers can think for themselves, I felt free to cut this from five lines to just two.

7. The first- and second-draft ideas and basic information

‘t I? No mercy!

owed to stand because I want the reader to understand that Mike is making fun of poor Mr. Olin. Just a little, but yes, he’s mak-ing fun.

le in one’s own special place, however, seemed to clarify Olin’s character, and so I added it.

don’t need to fin-ish the story. This is about engine maintenance, not joyriding.

And Furthermore, Part II:

A Booklist

he period during which I wrote The Girl Who Loved Tom Gordon, Hearts in Atlantis, On Writing, and the as-yet-unpublished From a Buick Eight. In some way or other, I suspect each book in the list had an influence on the books I wrote.

tertain you. They cer-tainly entertained me.

Abrahams, Peter: A Perfect Crime

Abrahams, Peter: Lights Out

Abrahams, Peter: Pressure Drop

Abrahams, Peter: Revolution #9

Agee, James: A Death in the Family

Bakis, Kirsten: Lives of the Monster Dogs

: Regeneration

Barker, Pat: The Eye in the Door

Barker, Pat: The Ghost Road

Bausch, Richard: In the Night Season

Blauner, Peter: The Intruder

Bowles, Paul: The Sheltering Sky

Boyle, T. Coraghessan: The Tortilla Curtain

Bryson, Bill: A Walk in the Woods

kley, Christopher: Thank You for Smoking

Carver, Raymond: Where I’m Calling From

Chabon, Michael: Werewolves in Their Youth

Chorlton, Windsor: Latitude Zero

Connelly, Michael: The Poet

Conrad, Joseph: Heart of Darkness

Constantine, K. C.: Family Values

rge, Elizabeth: Deception on His Mind

Gerritsen, Tess: Gravity

Golding, William: Lord of the Flies

Gray, Muriel: Furnace

Greene, Graham: A Gun for Sale (aka This Gun for Hire)

Greene, Graham: Our Man in Havana

Halberstam, David: The Fifties

hy Sinatra Matters

McEwan, Ian: The Cement Garden

McMurtry, Larry: Dead Man’s Walk

McMurtry, Larry, and Diana Ossana: Zeke and Ned

Miller, Walter M.: A Canticle for Leibowitz

Oates, Joyce Carol: Zombie

O’Brien, Tim: In the Lake of the Woods

The Speed Queen

Ondaatje, Michael: The English Patient

Patterson, Richard North: No Safe Place

Price, Richard: Freedomland

Proulx, Annie: Close Range: Wyoming Stories

Proulx, Annie: The Shipping News

Quindlen, Anna: One True Thing

or Sore Eyes

Robinson, Frank M.: Waiting

Rowling, J. K.: Harry Potter and the Chamber of Secrets

Rowling, J. K.: Harry Potter and the Prisoner of Azakaban

Rowling, J. K.: Harry Potter and the Sorcerer’s Stone

Russo, Richard: Mohawk

Reservation Road

Seth, Vikram: A Suitable Boy

Shaw, Irwin: The Young Lions

Slotkin, Richard: The Crater

Smith, Dinitia: The Illusionist

Spencer, Scott: Men in Black

Stegner, Wallace: Joe Hill

Tartt, Donna: The Secret History

Tyler, Anne: A Patchwork Planet

Vonnegut, Kurt: Hocus Pocus

Waugh, Evelyn: Brideshead Revisited

Westlake, Donald E.: The Ax

 

http://el-poison.narod.ru

К каким последствиям ведет процесс глобализации?

К каким последствиям ведет процесс глобализации?

  • Глобализация сама является последствием развития технологий, улучшающих как перемещение людей и ресурсов в масштабах планеты, так и средств коммуникации. Она является прямым порождением капитализма, ищущего рынки сбыта и источники дешвого сырья. Поскольку это процесс целиком оплачиваемый ожидающими от него конкретной выгоды, то зелный свет в любую точку мира достатся не знанию таблицы умножения и правил гигиены или пониманию творчества импрессионистов, не равномерному распределению жизненных ресурсов на планете, но куриным окорочкам, фастфуду, голливудским фильмам и прочей продукции массовой культуры и ширпотреба.

    Плодами глобализации можно пользоваться по-всякому, но чаще всего о ней говорят в отрицательном ключе как о явлении, способствующем утрате самобытности и приводящем к дистанционному промыванию мозгов. Но когда мы говорим о борьбе за всеобщую грамотность или всеобщую диспансеризацию населения, то упоминаем элементы глобализации, используемые правительствами обширных государств или на международном уровне.

    Как и у всякой палки, у этой тоже два конца.

  • Постепенно стираются различия между народами, мир становится более унифицированным. С одной стороны хорошо — мы взаимодействуем друг с другом, можем узнать как другие страны, народы, с другой стороны все становится каким-то однообразным.

    Это если смотреть с точки зрения культуры.

  • Я пессимист в этом вопросе.

    Глобализация по моему мнению может привести к мировой войне.

    Захват рынков крупными корпорациями многих не устраивает. В результате возможет национальный конфликт с расширением до межрегионального и т.д.

  • Глобализация — это неизбежный процесс и на сегодняшний день его можно считать завершнным. quot;Белых пятенquot; на нашей планете не осталось. К чему приводит глобализация — вопрос неоднозначный. С одной стороны его можно было бы задать аборигенам Северной Америки или коренным народам ряда африканских стран. С другой стороны Вы лично имеете возможность оценить результаты глобализации, например, приобретая в магазине марокканские апельсины или общаясь в социальных сетях с друзьями, скажем, из Суринама…

  • Глобализация может вести как к благоприятным, так и неблагоприятным последствиям, это уже будет зависеть от ситуации и от действий управления. Но на мой взгляд, в целом — это процесс не очень хороший, но дает поверхностность восприятия и культуры, а культура на экономику влияет, так же как и в обратном случае. Если отмечать положительные стороны этого явления, то оно способствует международным отношениям и пониманию народов друг другом, дает возможность взаимодействия. Но за счет чего? За счет упрощения, когда теряется индивидуальность и ценность каждого, нет проработки культуры и восприятия граждан и в дальнейшем это может дать только негативные последствия обесценивая все и вся. Вообщем-то ни к чему хорошему в итоге скорей всего не приведет, мое мнение.

  • Глобализация -достаточно широкое, многозначное понятие. Нужно рассматривать отдельные е фазы и последствия влияния на ту или иную сферу жизни.

    Например, если примитивно рассматривать, то интеграция новых популярных брендов на отечественный рынок — это глобализация. Это приводит к уравниванию возможностей использования этих брендов жителями разных регионов. Вроде бы это — хорошо. Но с другой стороны — эти бренды могут вытеснить тех производителей, которые исторически производят аналогичный товар в родном регионе. А это уже — ставит под угрозу экономическое развитие отечественных предприятий, что плохо.

    Последствия глобализации в культурном отношении — тоже неоднозначны. Переплетаясь, делясь своими культурными традициями и достижениями — мы получаем также взамен информацию о культуре других государств. Неизбежно, начиная подражать или восхищаться чужими культурами, мы теряем самобытность, становимся похожими на других.